ЛитМир - Электронная Библиотека

- Понимаю, сэр, и сожалею. Второй страницы не существовало. И меня возмущают домыслы о личных мотивах солдат, доложивших мне о нарушении порядка в квартире станционеров. Я отказываюсь видеть в этом корыстный умысел, сэр.

- Личный состав "Норвегии" будет жить по общему распорядку.

Сигни вновь откинулась на спинку кресла.

- Сэр, мы обнаружили злостных нарушителей порядка, а вы приказываете, чтобы мы им подражали.

- Мэллори, самое опасное для нас - не черный рынок, который был, есть и будет и с которым мы сталкиваемся всякий раз, как отпускаем людей в увольнения. Опасно, когда отдельные капитаны и экипажи считают себя вправе действовать так, как им кажется правильным, и соперничать с другими капитанами и экипажами. Я не могу вам этого позволить, пока вы - под моим началом. На Флоте только один командующий. Или вы намерены создать оппозиционную партию?

- Я подчиняюсь командующему, - пробормотала Сигни. Гордость Мациана... ох уж эта сверхчувствительная гордость! Есть черта, через которую нельзя переступать. Когда его глаза полыхнули злобой, Сигни ощутила жгучее желание что-нибудь сломать.

- Итак, возникла проблема морали, - продолжал Мациан, заметно остыв и усевшись. Далее последовал один из его обычных театральных жестов, означающих, что продолжение спора он считает бессмысленным, - и несправедливо винить в этом одну "Норвегию". Простите меня, Мэллори, я признаю, что в немалой степени вы правы, но ситуация сложная. Уния готовит новый удар, и это известно не только нам, но и нашим людям. Однако они все же знают меньше нашего и поэтому находятся в состоянии крайнего нервного напряжения. Стоит ли упрекать их за то, что они стараются это напряжение снять? Обстановка на Пелле далеко не идеальная: дефицит, черный рынок, а хуже всего - враждебность гражданских и Уния, выжидающая удобного момента для нападения. На экранах маячит униатский разведчик, а мы ничего не можем с ним сделать. Станция не и состоянии обеспечить нам даже нормальной стоянки. Если так пойдет и дальше, мы вцепимся друг другу в глотки, а ведь именно на это рассчитывает враг... Продержать нас в осаде, пока мы не сгнием изнутри. Встречаться с нами в открытом бою он не желает - это слишком дорого обходится. Даже выбить нас отсюда - для Унии не выход, потому что мы можем рассеяться и возобновить партизанскую войну... Потому что существует столица - Сытин, - и она слишком уязвима. Они хорошо представляют, что произойдет, если мы выберемся из западни и кто-нибудь из нас решит любой ценой прорваться к Сытину. Поэтому они бездействуют и держат нас в напряжении. Рассчитывают, что мы так и проторчим здесь, надеясь на лучшее, а они тем временем соберутся с силами. Это рискованная игра, но они ведут ее грамотно, и у них больше шансов на победу, чем у нас. Они знают, как остро мы нуждаемся в отдыхе и убежище... Все это отвратительно действует на людей, но что мы можем поделать? Я предлагаю сделать так, чтобы наши грешники ощутили вкус опасности, поняли, что нельзя слишком расслабляться. Мы отправим их за припасами, которых так недостает Пеллу. Ближнерейсовики сторонятся нас, но далеко им не убежать... а на шахтах есть запасы продовольствия. Короче говоря, мы высылаем на патрулирование второй рейдероносец.

- После того, что случилось с "Северным полюсом"... - негромко начал Крешов.

- Мы сделали из этого выводы. Рейдероносец не отойдет слишком далеко от базы, а все остальные корабли будут следить за ним со станции и в случае чего выйдут на помощь. Можно рассчитать очень удобный курс корабль всегда будет у нас на виду. Крешов, у вас хорошо развито чувство опасности. Добудьте нам продовольствие, а если понадобится, преподайте колонистам несколько уроков. Небольшая взбучка гражданским очень благотворно повлияет на боевой дух солдат.

Сигни закусила губу и подалась вперед.

- Я готова взять это на себя. Пусть Крешов отдохнет.

- Нет! - Мациан поспешил вскинуть руку в жесте миротворца. - Мэллори, поймите меня правильно. Я далек от желания умалить ваши заслуги. Здесь, на станции, вы превосходно справляетесь с очень нужным делом, и я хочу, чтобы вы занимались им и впредь. На патрулирование выйдет "Атлантика". Она же восстановит снабжение станции. Мика, разрешаю мобилизовать несколько рейсовиков. Взорвите один, если потребуется, - короче говоря, действуйте по обстановке. А убытки запишите на счет Компании.

Капитаны рассмеялись, только Сигни сохранила на лице кислую мину.

- Капитан Мэллори, - произнес Мациан, - похоже, вы недовольны.

- Расстрелы плохо влияют на настроение, - цинично ответила она. Пиратство - тоже.

- Опять дебаты?

- Прежде чем начинать столь масштабную операцию, неплохо было бы подумать о мобилизации ближнерейсовиков без стрельбы. Ведь они стояли вместе с нами против Унии.

- Им ничего другого не оставалась, Мэллори. Ощущаете разницу?

- Да, но не следует забывать, что кое-кто из них давно с нами... К таким нужен иной подход.

Мациан был не в настроении выслушивать доводы Сигни, во всяком случае сегодня. Он снова густо покраснел, глаза потемнели.

- Мой старый товарищ, пока еще командую Флотом я. Ваши пожелания приняты во внимание, все лояльные торговцы получат привилегии - в первую очередь это касается стоянки в доках. Надеюсь, таковых торговцев не окажется среди тех, кто не подчинится нашим приказам.

Сигни кивнула и постаралась избавиться от недовольного выражения на лице. Перечить Мациану было рискованно, его самолюбие не знало границ. Обычно он ставил интересы дела выше эмоций, но порою его гнев долго не утихал.

- Я хотел бы заметить, - пробасил Порей, - что, вопреки расчетам Мэллори на помощь местных властей, у нас возникла проблема. На Нижней Эмилио Константин взялся за ум и добился подчинения от своих рабочих. Они дают нам все необходимое, и за это мы их не трогаем. Но он просто-напросто выжидает. Да-да, выжидает. Так вот, насчет ближнерейсовиков: если мы втянем их в станционную смуту, то получим других потенциальных Константинов. Только эти будут жить бок о бок с нами, возле наших кораблей.

- Вряд ли они осмелятся подвергнуть опасности Пелл, - возразил Кео.

- А вдруг среди них униат? Мы точно знаем, что униаты маскируются под торговцев.

- Это стоит обсудить, - кивнул Мациан. - Я подумаю... Мэллори, вот вам еще одна причина, по которой я не решаюсь мобилизовать ближнерейсовики силой. Это может создать затруднения. Однако продовольствие на исходе, и отнюдь не все колонии готовы поделиться с нами.

- Так давайте покажем, что их ждет, - сказал Крешов. - Расстреляем паршивца. Все равно, рано или поздно нам придется это сделать.

- Ну, сейчас-то, - неторопливо произнес Порей, - Константин и его команда вкалывают по восемнадцать часов в сутки, и перебоев с поставками не бывает. Своими методами мы бы этого не добились. Пускай он хорошенько поставит дело, а когда мы увидим, что можно справиться без него, тогда и разберемся.

- А он это понимает?

Порей пожал плечами.

- У господина Эмилио Константина нет выбора. Он устроил что-то вроде лагеря беженцев... Низовики, люди - все в одном месте. Прекрасная мишень. Он это понимает.

Мациан кивнул.

- Константин - проблема пустяковая. Есть более серьезные причины для беспокойства, и это - второй вопрос на повестке дня. Если вы способны воздержаться от набегов на собственных десантников, то я бы хотел, чтобы вы сосредоточились на поиске станционных мятежников и проверке подозрительных беженцев.

У Сигни запылали щеки, но голос остался бесстрастным.

- Мы очень скоро введем в действие новую пропускную систему и новые замки. Господин Лукас оказывает содействие. На сегодняшнее утро четырнадцать тысяч девятьсот сорок семь человек идентифицированы, им выданы новые документы. На некоторых дверях замки теперь реагируют только на голоса. К сожалению, мы не можем снабдить такими замками все двери, иначе проблема безопасности уже не стояла бы на первом месте.

90
{"b":"6162","o":1}