ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отдел продаж по захвату рынка
Колодец пророков
Секретарь демона, или Брак заключается в аду
Революция. Как построить крупнейший онлайн-банк в мире
Новая ЖЖизнь без трусов
Время Березовского
Мир Карика. Доспехи бога
Инженер. Небесный хищник
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет

- А где гарантия, что вы не выдали новую карточку Джессаду?

- Нет причин беспокоиться. Большинство подозрительных лиц переселились в необорудованные помещения, где еще действуют их пропуска. Скоро все будет кончено. У нас есть словесный портрет Джессада и фотоснимки его сообщников. Через неделю, максимум через две я устрою последнюю облаву.

- А что вы скажете об административных зонах? Они надежно защищены?

- Контрольный центр охраняется из рук вон плохо. Необходимо установить специальное оборудование. Я подготовила рекомендации.

Мациан кивнул.

- Займемся, как только ремонтники устранят повреждения. А как насчет безопасности персонала?

- Единственная проблема - присутствие низовиков в четвертом номере первого яруса синей. Вдова Константина, сестра Лукаса, неизлечимо больна, и низовики изо всех сил стараются ее защитить.

- Упущение, - буркнул Мациан.

- Я связана с ней напрямую по кому. Она активно сотрудничает с нами, рассылая низовиков всюду, где они требуются. Сейчас она полезна, как и ее брат.

- Хорошо, оставляем ее в покое, - решил Мациан. - На тех же условиях, что и брата.

Наступил черед компа - посредника между флагманом и остальными рейдероносцами. Вопросы - рутинные, мелкие - поступали один за другим; взамен отправлялись решения. Сигни скучала, у нее болела голова и подскочило давление, вены на руках вздулись; время от времени она что-то записывала или высказывала предложения.

Пища, вода, запчасти... Каждому кораблю предстояло взять на борт полный груз - на случай, если снова придется бежать. Устранить крупные повреждения и наконец-то добраться до мелких, долго откладывавшихся "на потом". Полностью переоснаститься и при этом постараться, чтобы Флот ни на минуту не утратил мобильности.

Сложнее всего дело обстояло с доставкой грузов на станцию. Надежды на возвращение дальнерейсовиков рассеялись как дым. Семь рейдероносцев удерживали станцию и планету, но грузоперевозками в системе Пелла занимались только ближнерейсовики, а это означало, что запчасти к машинам Флоту добыть неоткуда и в конце концов придется "раздеть" эти самые ближнерейсовики.

Флот попал в осаду, и без вольных торговцев, которые даже в самые жестокие периоды войны ухитрялись возить грузы через Черту, не мог рассчитывать на возрождение Тыловых Звезд. Ни одна из этих станций не действовала, все были частично демонтированы, законсервированы; возможно, за многие годы запустения на них накопилась "критическая масса" поломок. У Флота остался только Пелл, а самой ближайшей обитаемой станцией была Солнечная.

В голову Сигни снова полезли непрошеные мысли, не дававшие ей покоя с тех пор, как Флот свернул операции и увяз на Пелле. Время от времени она поднимала глаза то на Мациана, то на худое, озабоченное лицо Тома Эджера, чья "Австралия" чаще всех остальных рейдероносцев действовала в паре с "Европой". Среди капитанов Эджер был вторым по старшинству, а она, Сигни, - третьим. Но между вторым и третьим лежала громадная пропасть. Эджер никогда не выступал на военном совете, он предпочитал разговаривать с Мацианом с глазу на глаз. "Власть у подножия трона - вот что это такое, угрюмо размышляла Сигни. - Если здесь, в этом зале, и есть человек, знающий, что у Мациана на уме, то это - Эджер. И еще - я".

Но вслух она не сказала ни слова. Слишком большой путь прошли они вместе, от стапелей Компании к докам Пелла... "Этих ублюдков, - подумала Сигни о Компании, - ожидает неприятный сюрприз. Скоро война постучится к ним в дверь. Скоро Земля и Солнечная будут захвачены, как Пелл, - семи рейдероносцев для этого вполне достаточно. Земляне отказались от межзвездных полетов, они согласились на позорный мир, они не побеспокоились о создании нового Флота - под началом у них только ближнерейсовики, как у Пелла, да несколько внутрисистемных истребителей. Земля - стеклянный замок... Ей не победить".

Сигни не мучилась бессонницей из-за подобных мыслей, не собиралась мучиться и впредь. Все больше она убеждалась, что операции Флота на Пелле - одна видимость, что Мациан делает именно то, на чем она настаивала. Пелл "укрепляется" на глазах у противника, десантные части, да и экипажи не разлагаются от безделья, однако не это главное, а то, что происходит с Нижней, шахтами и ближнерейсовиками. Реквизируются, как и предлагала Сигни, припасы, проверяется станционный персонал, изолируются подозрительные лица, устраняются все те, кто способен облегчить униатам захват Пелла. Вот только... здесь нет купцов, которые помогли бы - против своей воли, конечно, - при эвакуации, и ни один рейдероносец не возьмет на борт беженцев. Ни при каких обстоятельствах. На нем просто-напросто нет места. Не удивительно, что Мациан предпочитает действовать, держа язык за зубами. Сценарий ясен. Новые замки на дверях, настроенные на голоса военных - значит, станционный комп будет взорван. Нижнюю ввергнут в хаос для этого достаточно ликвидировать человека, на котором там все держится, и перестрелять людей и низовиков, опрометчиво собравшихся в одном месте. После этого низовики никогда не согласятся работать на людей. Затем, спихнув станцию на сужающуюся орбиту, Флот разгонится для прыжка, а прикроет его бегство стая ближнерейсовиков. Прыжок к Тыловым Звездам, а потом - к самой Солнечной... пока Уния будет решать, что спасать раньше: станцию, набитую людьми, или базу на Нижней, которая теперь едва ли сумеет прокормить станцию... Или бросить их на произвол судьбы и идти в далекий поход, не имея в тылу ни одной базы ближе Викинга...

"До чего хитер! - мысленно похвалила она Мациана, сверкнув в его сторону глазами из-под насупленных бровей. - Как это типично для тебя опережать противника на несколько ходов и замышлять немыслимое. Ты всегда был лучшим из лучших".

Внимая его сухим и четким распоряжениям насчет составления перечней всего необходимого, она вдруг улыбнулась ему и с удовлетворением увидела, как великий Мациан на секунду сбился с мысли. Но он тотчас сосредоточился и продолжал, то и дело поглядывая на Сигни - поначалу недоуменно, затем все дружелюбней. Теперь он тоже понимал: их трое.

- Буду откровенна с вами, - обратилась она к плотной толпе мужчин и женщин, сидевших на корточках и стоявших в экипировочном отсеке на нижней палубе - единственном помещении на рейдероносце, где могли собраться большинство десантников. - Нами недовольны. Самому Мациану не нравится, как я командую этим кораблем. Никого из вас нет в списке продажных военных. Никто из вас не связан со спекулянтами. Похоже, остальные экипажи разочарованы. Ходят слухи о фальсификации списка, о тщательно спланированной акции для устранения наших конкурентов на черном рынке... Спокойно! Так вот, по приказу командующего вы будете ходить в увольнения по тому же графику и на тех же условиях, что и десантники с других кораблей. Нести караульную службу вам тоже предстоит по общему графику. Я воздержусь от комментариев, хочу лишь поблагодарить вас за отлично выполненную работу и сказать вот еще что: я горжусь своим кораблем, который не обесчестил своего имени безобразиями в синей секции, и прошу вас избегать конфликтов с чужими подразделениями. Как бы вас ни провоцировали, какие бы слухи до вас ни доходили, сохраняйте спокойствие. Вероятно, кто-то из вас сейчас испытывает слишком сильные чувства, и в этом - моя вина. Вероятно... Ладно, оставим эту тему. Вопросы?

Наступила мертвая тишина. Никто не шевелился.

- Можете сообщить эти новости заступающей вахте - самой мне, наверное, будет некогда. Приношу извинения за то, что действия моих подчиненных были расценены как пристрастные. Все свободны.

По-прежнему никто не двигался. Сигни повернулась на каблуках и двинулась к лифту. Возле двери она застыла как вкопанная, услышав шепот за спиной:

- Шлюзовать их!

- "Норвегия"! - закричал другой десантник.

- Сигни! - воскликнул третий.

91
{"b":"6162","o":1}