ЛитМир - Электронная Библиотека

Танд тихо вышел, Морн последовал за ним. Мот села поудобнее и вгляделась в разноцветные огоньки, плывущие по поверхности стола.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1

В салоне «Сокровища Андры» было необычайно тихо. Обычно в первый вечер путешествия здесь толпились богатые пассажиры-бета, элегантно одетые согласно моде внутренних миров. Алкоголь быстро развязывал им языки и гасил нервозность, С которой эти сливки нескольких планет приветствовали начало рейса и отлет со станции Калинда. Здесь можно было встретить высших чиновников различных корпораций, служащих администрации, порой несколько экспертов в разных областях, одетых соответственно обществу, или богатых и пресыщенных землевладельцев.

В ту ночь тоже подавали напитки, а официанты-ази деловито кружили между столами. Однако гости сидели неподвижно, неуверенно поглядывая в сторону столика у стены. Они были элитой, властью и духом сообщества бета и вдруг оказались рядом с аристократкой более высокого порядка. Она принадлежала к Контрин, ее узкое лицо было одной из бесконечных вариаций генетически установленного типа. Серый плащ и комбинезон, хоть и элегантные, годились скорее для улицы, чем для этого салона.

Возможно, она маскировала панцирь… и почти наверняка скрывала оружие. Хитиновый имплант на правой руке был идентификатором, не оставляющим ни малейших сомнений: узор свидетельствовал о неограниченном кредите в интеркомпе, в любой системе Района. Неограниченный кредит… деньги, за которые боролись богатые представители бета, были лишь тенью ее возможностей.

Она улыбалась им холодно и цинично, и тогда элита, собравшаяся в салоне «Сокровища Андры», старалась смотреть в другую сторону, приглушенными голосами продолжать свои необычайно важные разговоры и не обращать внимания на действительность, сидящую в углу среди пустых столиков. Внезапно они почувствовали себя неуверенно, даже с прислугой ази, разносящей напитки… клонированные люди, творения их собственных лабораторий, как и они сами, были результатом деятельности Контрин семисотлетней давности. Близость ази внезапно становилась… сравнением.

Прием закончился рано. Парами и большими группами гости уходили из салона, поначалу осторожно, потом все более открыто. Конт'Раен а'Сул наблюдала за ними с циничным весельем. Повернув голову, она встретила взгляд стоявшего поблизости официанта-ази. Движение в салоне постепенно замирало. Ази стоял неподвижно, прикованный к месту ее взглядом.

– Умеешь играть в сей? – спросила она.

Испуганный ази кивнул. Сей была развлечением в местах, как правило, менее элегантных, чем это, игрой лотерейной, хотя и с элементами стратегии.

– Принеси, что нужно.

Бледный ходил он среди коллег, пока не нашел комплект для игры. Нажав кнопку игры на поверхности стола, чтобы записывать результаты, он положил перед Раен три палочки и два кубика.

– Садись, – приказала Конт'Раен.

Весь в поту, он повиновался. Ази был молод и всего несколько лет занимался работой, для которой был создан. Для него запроектировали приятный внешний вид и интеллект, чтобы он мог служить пассажирам, но образования он не получил, за исключением сплетен, которые слышал, и того, что видел, находясь среди пассажиров-бета. Вежливость, которой его обучили, позволяла ему теперь работать. Другие ази смотрели на него с угрюмым любопытством, явно опечаленные его несчастьем.

– Как тебя зовут? – спросила Раен.

– Джим, – ответил он. Это был единственный выбор, который он совершил в жизни, единственное решение, принятое им самим: имя. Его знали только другие ази и кое-кто из команды. Потеря анонимности наполнила его беспокойством.

– Какая ставка? – спросила она, поднимая палочки.

Он удивленно уставился на нее. Кроме имени и своей жизни, ази не имел ничего – он был собственностью транспортной компании.

Раен ждала, вертя палочки ладонями, одна из которых мерцала хитином и неограниченной властью.

– Это долгое путешествие, и я буду скучать, Скажем, мы проведем не одну игру, а целую серию, – она отложила палочки, прикрыв их ладонью. – Если выиграешь, я выкуплю тебя у «Андра Лайнз», дам свободу и десять тысяч кредитов за каждую выигранную игру. Десять партий каждый вечер до конца путешествия. Но ты должен выиграть всю серию, чтобы получить деньги: ставка касается только целого.

Он заморгал, пот заливал ему глава. Свобода и богатство… он мог прожить жизнь безо всяких угроз, может, даже ничего не делая. Эта награда превосходила его понимание, ази никогда так не везло. Он проглотил слюну, гадая, что придется поставить со своей стороны.

– Но если проиграешь, – продолжала она, – я выкуплю твой контракт для себя, – ее губы раздвинулись в мертвой улыбке. – Играй, чтобы выиграть, Джим.

Раен предложила ему первый ход, и он поднял палочки. Ази в салоне молча следили за ними.

В первый вечер он проиграл: четыре-шесть.

2

Небольшая группа людей собралась в каюте высшего чиновника корпорации ИСПАК. Такие собрания или частные приемы проходили теперь часто, Прошли три дня, а салон по-прежнему был оккупирован – никто туда уже не ходил, разве что днем. Разумеется, в их распоряжении был зал на нижней палубе, где путешествовали пассажиры второго класса, однако они предпочитали не снисходить до их общества, во всяком случае, не в данных обстоятельствах. Гордость их и так уже достаточно пострадала.

– Может, она летит на Андру, – неуверенно предположил кто-то. – Короткая трасса… может, это только каприз…

Чиновника с Андры, похоже, не восхитило это предположение. Контрин никогда не путешествовали рейсовыми кораблями, всегда нанимали собственные, на которых роскошь превосходила все, что могли себе представить пассажиры «Сокровища Андры», Они летали в одиночестве. Возможно, нетерпение, близость цели путешествия… даже угроза жизни заставили ее покинуть планету первым кораблем. Гипотеза вполне могла оказаться верной. Однако дела на Андре были достаточно осложнены и без присутствия Контрин. А эта… эта Контрин вела себя так, как никогда не вел никто из них, ее решения были непредсказуемы. Хуже того, имя Раен а Сул вызывало какие-то смутные воспоминания, хотя имена редко использовались в отношениях между Контрин и людьми… Людьми… Они не любили называть себя бета.

Эта Контрин уже была когда-то на Андре и, возможно, возвращается на нее. Маджат были там, где им быть не положено, а теперь еще эта Раен. Раньше можно было совершенно не думать о Контрин, можно было прожить много лет и не увидеть никого из них. А теперь она вошла в их общество.

– Ходят слухи… – сказала одна из женщин и откашлялась. – Ходят слухи, что на борту есть маджат.

Кто-то выругался и на мгновенье установилась нервозная тишина. Это возможно. Маджат путешествовали, такое редко, но происходило. Если слух был верен, наверняка, этот маджат ждал где-то в одиночестве, погруженный в сон. Маджат, удаленные от кургана, теряли ориентацию и становились опасными. Этот проснется только для того, чтобы выполнить миссию и обеспечить себе возвращение домой – такое дело доверил ему курган.

Все это время, имея перед собой ясную цель, он будет сдержан и сознателен, но потом снова должен будет заснуть, чтобы проснуться только вблизи своего кургана.

Рассказывали ужасные истории о проснувшихся слишком рано маджат; особенно на Андре, Калинде и Мероне часто повторяли истории об их безумии, бессмысленных поступках, убийствах людей. Несмотря на это транспортная компания не могла отказать маджат, так же, как и Контрин.

Это был вопрос собственности, вопрос истоков власти в Районе. Некоторых вопросов лучше было не задавать.

Тишина угнетала собравшихся в каюте, не предназначенной для такой большой компании. Лед позвякивал в стаканах. Хозяин откашлялся.

– Контрин не путешествуют в одиночестве, – заметил он. – У них всегда есть охрана. Где же она?

– Может… может, это кто-то из нас? – неуверенно сказал житель Калинда. – Лучше быть внимательным к тому, что говорим.

15
{"b":"6163","o":1}