ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Hygge. Секрет датского счастья
Непрожитая жизнь
Чужое тело
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Бунтарка
Рожденная быть ведьмой
О, мой босс!
Таинственная история Билли Миллигана
Мечтатель Стрэндж

Никто не шевельнулся, никто даже не поднял взгляда.

Контрин никогда не решались на что-либо подобное. Они панически боялись убийства, охраняли свое бессмертие, отличающее их касту так же безошибочно, как хитиновые импланты. Это была еще одна причина, по которой людям было трудно смириться с присутствием Контрин: продолжительностью жизни они превосходили их гораздо больше, чем сами они превосходили ази, которых создавали. Люди были созданы для смерти, Контрин – нет. И не хотели ни с кем делиться этим даром. Только владыки были в Районе вечными, а люди были для Контрин легко воссоздаваемым резервом.

Кто-то предложил выпить. Потом они слушали громкую музыку и разговаривали шепотом, только с теми, кого хорошо знали. В конце концов и этот прием закончился рано.

Потом они собирались еще, по двое или трое. Некоторые не выходили из кают, опасаясь смутной угрозы коридоров, обеспокоенные событиями на всех мирах Района. Если на корабле действительно находился маджат, никто не хотел наткнуться на него.

В салоне продолжалась игра. Джиму везло больше, и он вел в счете – тридцать семь к тридцати одному.

Остальные ази следили за бросками палочек и кубиков, словно от этого зависела их собственная судьба. На следующий вечер счастье вновь отвернулось от него: сорок-сорок.

3

«Сокровище Андры» совершил прыжок и медленно направился к орбитальной станции планеты. Десять благодарных судьбе пассажиров первого класса сошли с корабля, но Контрин осталась. Сошло большинство пассажиров с нижней палубы, но еще больше село. Джим называл их спринтерами. В первом классе тоже появилась тройка новичков, летящих на Мерон. Результат игры в салоне был восемьдесят четыре на восемьдесят шесть.

Корабль отошел от планеты, как говорил Джим, в сторону Ситина и безжизненных лун Ортана, совершил прыжок и появился вблизи мерцающего Мерона. Пассажиры, которые остались на борту, выказывали горькое разочарование тем, что Контрин не вышла на Мероне; заключались даже пари на эту тему. Салон оставался занятым.

Результат игры составлял двести сорок два на двести сорок восемь.

– Может, выйдешь из игры? – спросила Конт Раен, когда результат вновь стал ничейным. – Даю тебе шанс.

Джим покачал головой. Он по-прежнему надеялся, больше чем когда-либо в жизни.

Раен рассмеялась и выиграла следующую партию.

– Соглашайся, – сказал ночью один из ази. – Контрин не продают своих ази, когда те становятся им не нужны, а убивают их, независимо от возраста. Таков у них закон.

Джим пожал плечами – он слышал это уже много раз. Казалось, каждый считает своей обязанностью сообщить ему об этом. Он сидел на подстилке в помещении ази, тряс в стиснутом кулаке кубики и бросал их, пробуя различные варианты. Теперь ему не приходилось работать – Контрин заметила его усталость и заплатила за освобождение от обязанностей. В еде его тоже не ограничивали; если он был голоден, ему не приходилось надеяться на чаевые, чтобы что-то себе купить. Вообще-то он не пользовался этой привилегией, только один или два раза, когда заметно вел в счете и у него разыгрался аппетит. Джин бросал кубики вопреки туманным предчувствиям, мучившим его в эти дни. Он играл сам с собой, чтобы проверить свое счастье.

Выйти из игры он не мог, не мог вернуться к другим и жить дальше, зная, от чего отказался. Он не сумел бы забыть, что мог стать свободным и богатым. Контрин почувствовала это и рассмеялась. Даже он понимал иронию ее предложения.

4

«Сокровище Андры» добрался до Силака и причалил к станции.

КОРАБЛЬ ПРОДОЛЖАЕТ ПОЛЕТ НА ИСТРУ, – появилось на экранах сообщение для троих пассажиров, собиравшихся здесь выйти с остальными и ждать оказии. Такой великолепный корабль, как «Сокровище Андры», не мог отправляться в рейс с пустыми каютами. Однако пассажиров, которые упаковали багаж, чтобы теперь вновь его распаковать, мучили опасения, верно ли они поступают, летя дальше, вместо того, чтобы выйти и ждать другой корабль, неважно, как долго. На борт поднялось несколько новых пассажиров, и корабль двинулся в путь, пугая своими пустыми коридорами.

– Это из-за Контрин, – шепнул своей жене чиновник ИТАК. – Она летит на Истру.

Женщина, бывшая партнершей и в работе, молчала, беспокойно глядя на мертвый экран интеркома, словно боясь, что кто-нибудь может их подслушать.

– Ты думаешь иначе? – спросил он беззвучно, одними губами.

Женщина испуганно смотрела на него. Их миссия на Мероне, закончившаяся фатальным поражением, была достаточным несчастьем. Им не повезло, что они выбрали «Сокровище Андры», соблазненные его экстравагантностью, как компенсацией за унижение, испытанное на Мероне. Они работали в планетарной корпорации и хотели совершить это путешествие подобно своим коллегам из внутренних систем, хоть раз попробовать роскоши перед разорением, ждущим их на Истре.

– Нужно было сойти на Силаке, – сказала женщина. – Теперь осталась только Педра, а оттуда нет никаких регулярных рейсов. Нужно было выйти. Теперь она наверняка заметит, что мы с Истры.

– Не понимаю, – ответил он, – каким образом она может быть связана с нами. Она села до Мерона. Разве что… пока мы мучились на Мероне, сообщение ушло на Цердин. Я спрашивал ази, где она села на корабль, и он сказал – на Калинде, а это всего один прыжок от Цердина.

– Незачем было спрашивать.

– Но в этом нет ничего необычного.

– Это опасно.

– Но…

– Тише! Не так громко.

Оба посмотрели на интерком, обеспокоенные его постоянным присутствием.

– Он не живой, – сказал мужчина.

– По-моему, она хозяйка корабля, – заявила женщина. – Потому и не видно никакой охраны. Вся команда, ази…

– Это безумие.

– А если нет, сможешь ты все это объяснить? – Он покачал головой – действительно не мог.

5

Они достигли Педры и приняли на борт толпу пассажиров второго класса, ошеломленно таращившихся на роскошь кают. Таких огромных кораблей здесь еще не видали. В первом классе пассажиров убыло: один остался на Педре, никто не сел.

Результат игры составлял четыреста восемнадцать на четыреста двенадцать. Команда заключала пари. Кое-кто даже появился в салоне, чтобы посмотреть, как ази увеличивает разрыв до тринадцати очков. До сих пор такой большой разницы еще не было.

– Тебе невероятно везет, – заметила Контрин. – Хочешь выйти?

– Не могу, – ответил Джим.

Контрин медленно кивнула и заказала напитки для них обоих.

«Сокровище Андры» отошел от лишенной солнца Педры и совершил прыжок, чтобы оказаться уже в пространстве Истры, Беты Гидры II, в хвосте Змеи, месте контакта Района с Внешними Мирами. До окончания рейса оставалось всего несколько дней.

В игре к тому времени результат составлял четыреста пятьдесят девять на четыреста пятьдесят один. Вечером было уже четыреста шестьдесят два на четыреста пятьдесят три, и со лба Конт'Раен не исчезала глубокая морщина.

Она бросила палочки, определяющие способ броска кубиков, – выпали звезда, звезда и черное, не самый удачный результат. Имея черное, она могла отказаться от первого хода и передать палочки Джиму – так она и сделала. Ази выбросил шесть, она двенадцать и выиграла звезду; вторую звезду взяла без броска: двадцать четыре. Ази отказался от первого хода за зловещую черноту. Раен выбросила четыре, он двенадцать, выиграл черное и потерял все очки, полученные в этой игре.

– Сдаешься? – спросила Конт'Раен.

Джим покачал головой. Он устал, а ситуация в этой игре стала почти безнадежной: у нее девяносто очков, у него – ноль. Однако никогда еще он не бросал игры, насколько бы долгой и утомительной она ни била. Раен тоже не сдавалась. Склонив голову в знак признания его выдержки, подала палочки. Если бы выпало черное, он мог бы выбирать ходы, и это давало ему минимальный шанс на выигрыш.

Внезапно у дверей возникло какое-то движение. У входа стояли двое пассажиров, мужчина и женщина, бета. Ази из салона, давно не видевшие посетителей, которых могли бы обслуживать, на мгновение замерли, потом бросились готовить стулья и столик на двоих и принимать заказ.

16
{"b":"6163","o":1}