ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты рискуешь большим, – сказала Конт'Раен. – Уступаю первый ход.

Он принял палочки, внезапно перестав ей доверять, перестав верить в ее великодушие. Он никому уже не верил. Теперь он знал, на кого ставили ази. Их взгляды, пока Контрин отбирала у него преимущество, ясно говорили, кто был за него, а кто против. А ведь когда-то он считал, что некоторые из этих людей его любят.

Джим бросил – ничего, только черное и белое. У Раен выпало то же самое. Игра шла медленно, осторожно. На двадцати четырех он выбросил одну черную, решил разыграть этот ход против ее тридцати шести и выиграл не только два корабля, но и черное, уничтожив свои очки. Потом стал играть более осмотрительно, постепенно возвращая очки. От следующего черного отказался, и до конца боялся черного с ее хода, которое так и не появилось. Постепенно дошел до восьмидесяти восьми, но Раен, имея шестьдесят два, забрала тройку звезд и выиграла девятую партию.

Четыреста шестьдесят девять на четыреста семьдесят.

– Что предлагаешь, если будет ничья? – спросила она.

– Одиннадцатую партию, – хрипло ответил он и только тут сообразил, что мог предложить нейтрализацию ставок. Однако она уже кивнула, и теперь он должен был выиграть десятую партию, чтобы получить право на одиннадцатую.

Раен собрала палочки, живой хитин на ее ладони сверкал как драгоценность. Палочки покатились по столу. Белое, белое, белое.

Партия для победителя.

Она подала ему кубики – вежливость, вытекающая из традиций игры. Вытерев влажные ладони о рубашку, Джим взял кубики и бросил. Шесть. Собрав кубики, Раен бросила сама.

Семь.

– Конец, – сказала она.

Мгновение было тихо, потом зрители зааплодировали, за исключением ази, которые отступили под стены. Они еще раз поняли, что выхода для них нет. Джим заморгал, дышал он с трудом и никак не мог справиться с дрожью.

Конт'Раен собрала палочки и сломала их, одну за другой. Потом медленно допила свой стакан. Шум в салоне стихал, офицеры и ази вспомнили, что их ждут обязанности. Осталась только пара истран.

– Выходите, – бросила Раен.

Оба заколебались, словно хотели запротестовать, затем молча вышли. Джим вглядывался в стол, ази никогда ни на кого не смотрели прямо.

– Допей до конца, – сказала она, и Джим повиновался; он нуждался в этом и никак не мог осмелиться.

– Спасибо, – продолжала Раен тихим голосом. – Ты помог мне справиться со скукой, а это удавалось немногим людям.

Он поднял голову, по-прежнему чувствуя то же отчаяние, которое не позволило ему отказаться от игры.

– Ты мог отказаться, – напомнила она ему.

– Я мог выиграть.

– Разумеется.

Он проглотил остаток жидкости, в основном растаявшего льда, и еще раз подумал, что Контрин совершенно безумна и по своему капризу может приказать убить его, как только они причалят. Она явно путешествовала одна, возможно, предпочитала одиночество. Он не понимал ее мотивов, его создали для службы на кораблях Андра Лайнз, и он не мог делать ничего иного. Раен подошла к столику истран, подняла стоявшую там бутылку и критически изучила этикетку. Потом налила в бокалы для него и для себя. Неуместность ее поведения еще раз убедила его, что она безумна. Ей следовало потребовать чистые бокалы, без остатков льда. Джим внутренне встряхнулся, вспомнил, что все это уже не имеет смысла. Оба выпили необычный тост.

– Никто из них… – пробормотала она, кивая на пустые столики и стулья, воспоминание об отсутствующих пассажирах, – никто из них не способен на игру с Контрин. – Никто. – Она улыбнулась и внезапно стала серьезной.

Потом подняла бокал в ироническом поздравлении.

– Твой контракт уже выкуплен. Ты умеешь стрелять?

Джим удивленно покачал головой. Он никогда не касался оружия, редко даже видел его.

Она засмеялась и отставила бокал.

– Идем, – сказала она и встала.

Потом, на верхней палубе, среди роскоши апартаментов Контрин произошло то, чего он, собственно, и ждал.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1

– Рейсовый корабль, – буркнула Мот, разглядывая свои морщинистые ладони и не обращая внимания на окружающих ее глав Кланов. Она тихо засмеялась, вспомнив рапорта о суматохе вдоль линии перелета.

– Я боюсь, – заявил Цен Моран, – в этом вопросе у меня нет твоего чувства юмора. Дело связано с Истрой, с курганами и теми Мет-маренами, которые уцелели. Не думаю, что мы можем позволить себе смеяться.

– Убьем ее, – предложил Рос Холд.

Мот холодно взглянула на него, и он умолк.

– За что? Не припоминаю, чтобы посещение Истры оправдывало такие действия.

– Истра – критическая точка.

– Согласна.

Холд отвел глаза. Мот запомнила это и перевела взгляд на Морана и остальных.

– Я считаю, что присутствие Контрин на Истре может иметь некоторое позитивное влияние на ситуацию, при условии, что действия будут осторожны и разумны. Мет-марен обычно не поддерживает связей вне Семьи.

– Мир курганов, – буркнул Моран. – Еще один мир курганов, к тому же критический.

– Единственный мир курганов, где нет постоянного резидента Контрин. Мы изолировались от этой… контактной точки. Да, Истра довольно угрюма, однако, подозреваю, мы просто не хотим ни в чем ограничивать себя. Но маджат это не мешает, правда? На моей долгой памяти только Лиан посетил это место после постройки Города бета. Это было очень давно. Возможно, следует подумать над этим. Может, мы сами создали мертвую зону в своей разведке? Сообщения с Истры приходят очень редко, и кто-то из Контрин должен там появиться. Это наверняка не повредит их экономике.

– Но эта Контрин, Старейшая? – запротестовал Кан а Белн. – Проблемы возникали по всему Району, а эта Мет-марен родом из владык кургана, из ТОГО Клана… простейший прогноз покажет, что…

– Оставим ее в покое, – потребовала Мот.

– Дойди дело до голосования, – вставил Моран, – и это решение провалилось бы. Самым логичным кандидатом был бы Тон, а вовсе не Мет-марен.

Мот спокойно смотрела на него. Предложение должно быть внесено официально, и значит, кому-то из них пришлось бы поставить под ним свою подпись, рискнуть своим личным влиянием и сетью своих агентов. Вряд ли Моран считал свое высказывание ультиматумом, просто он близко связан с этими неэффективными Тонами. Имелось множество горячих точек большого значения, которые могли бы расшевелить оппозицию. Когда придет вызов, если он вообще последует во время Совета, то не за такую мелочь, как поручение убийства. Эти действия не вызывали особых страстей. Убийства совершались Кланами или их посланцами всегда тихо и без суматохи.

– Оставим ее в покое, – повторила Мот. – Пока.

На мгновенье за столом стало тихо, потом постепенно начались разговоры на другие темы, извинения, уход небольших групп. Мот наблюдала за ними, запоминая, кто с кем вышел. Она пришла к выводу, что большая группа планирует ее устранение.

А ПОСЛЕ МЕНЯ, – подумала она, язвительно улыбаясь, – ПУСТЬ ЭТО ПРОИЗОЙДЕТ.

Она разложила сообщения, пришедшие в комитет относительно всех дел, которыми должен был заняться Совет: излишки ази, напряженность среди бета, не имеющих возможности найти работу, неразбериха в курганах, на Цердине стычки зеленых и набирающих силу голубых с красными и золотистыми. Деятельность Клана Тонов, поверенных курганов в городе Мет-маренов, оказалось неэффективной, рапорты скрывали это под лавиной слов.

Снова и снова повторялись сообщения, что красные искали контакта с Контрин, приносили дары, появлялись на территориях бета.

Мот наткнулась на предложение клана Иллит использовать излишек ази для строительства кораблей на Педре. Идея получила поддержку и, возможно, пройдет при голосовании. Это могло бы помочь ликвидировать кризис, вызывающий недовольство на многих планетах.

Мот, хмуря брови, изучила проект, потом нажала кнопку вызова и сидела, положив подбородок на ладони, вглядываясь в убедительную статистику. Вошел Холд; задумавшись, она заставила его ждать, пока закончит чтение.

18
{"b":"6163","o":1}