ЛитМир - Электронная Библиотека

Холд вытер ладонь и пошел по другой тропе, к дальним помещениям поместья Элвиллон, в восточное крыло, откуда имел доступ к иным источникам информации.

Картина начинала складываться.

Дела на Истре были давно защищены от инспекции Совета. Сообщения пересылали через Мерон и подвергали жесткой цензуре, прежде чем отправить дальше.

Холд миновал каменные коридоры и добрался до охраняемой сферы домашнего компьютера. Включив его, он отправил сообщение, состоявшее из самых банальных фраз. Подтверждения приема не было, однако через три часа, хоть уже и было поздновато для визитов, на территории Холдов приземлился геликоптер, покрыв волнами поверхность небольшого пруда.

Холд вышел навстречу прибывшему. Они шли рука к руке и остановились у пруда, где Холд покормил старую сонную болотную змею, которая жила в нем. Всеядное животное глотало кусочки хлеба, открывая и закрывая челюсти с двойными суставами.

– Она почти так же стара, как дом, – заметил Холд.

Эрл Рен-барант стоял неподвижно, сложив руки на груди. Холд выпрямился, болотная змея щелкнула челюстями, сползла с берега и почти беззвучно исчезла в черной воде.

– Всплыли кое-какие старые дела, – начал Холд. – Я даже подозреваю, что они никогда не переставали быть актуальными, просто мы были слишком невнимательны, позволяя Старейшей решать. Я все больше убеждаюсь, что дело не просто в капризе.

– Мет-марен? – Рен-барант нахмурил брови, потом покачал головой. – Устроить это теперь будет нелегко. Она действует наугад – ничего конкретного. Не знаю, стоит ли рисковать.

Холд внимательно посмотрел на него.

– Наугад? А что произошло на Мероне?

– Личные счеты, забытые после первого покушения. Джин и Хол начали ссору с Филлитами. Несчастный случай.

– А на Калинде?

– Дело курганов, но она не была туда замешана. – Голубые вновь успокоились, да и красные кажутся удовлетворенными.

– Верно. Мет-марен улетела, оставив разрушения на Мероне и Калинде. Внимание заинтересованных привлекается туда, где это нам совсем невыгодно. Талант прежних владык курганов… Эрл, у нас есть враг. И очень опасный.

– Но она же не скрывала своего полета на Истру. Зачем устраивать такой шум, если она не безумна, как мы предполагали? Личный корабль мог добраться до цели одним прыжком. У нее было достаточно времени…

– Об этом узнал весь Совет, правда? Все было настолько необычно, что привлекло их внимание… привлекло туда, где это внимание нам совсем не нужно.

Рен-барант задумался.

– Ты думаешь, она нормальна и все хладнокровно рассчитывает?

– Не хуже, чем ты и я. Или Мот. Я получил информацию, Эрл. Когда лайнер покидал Калинд, на его борту находился маджат. Мы еще не знаем, далеко ли он летел – то ли с нею до конца, то ли вышел где-то по дороге.

– Голубой посланец?

– Еще не знаю. Можно предположить, что голубой или зеленый.

Рен-барант выругался.

– Тоны должны были заблокировать эти действия.

– Маджат заплатил за перелет, а бета не умеют их различать, Мет-марен поднялась на борт в последний момент, специальный паром, много шума. Мы узнали о ней очень быстро. Она демонстративно пользовалась кредитом, мы нашли ее платежи, по крайней мере одному кредитору, которым являлась транспортная компания «Андра Лайнз» через своего агента. Но маджат платил драгоценностями, без чеков, его погрузили на корабль спящим, не вызывая подозрений, несомненно, кто-то получил за это большие деньги. Наличными, без участия банка. Не осталось никаких следов. Мы не знаем, сколько они на самом деле заплатили. Вероятно, большая часть этого пошла на взятку. О маджат мы узнали, только начав расспрашивать выходящих пассажиров; бета неохотно повторяют сплетни подобного рода. Но вся эта операция, факт, что курган сумел обойти наш досмотр так хорошо и надолго…

– Тоны ничего не делают. Может, стоит подумать, действительно ли они нам помогают?

– Она Мет-марен. Владыки курганов из Тонов не имеют никакого влияния среди голубых. Совет смог отдать Тонам эту должность, но не может помочь им справиться с ней. Вопрос в том, смогут ли Тоны контролировать голубых? По-моему, это превосходит уровень их компетенции, даже если они утверждают противоположное. Мет-марен была эскортом маджат. Она перехитрила Тонов и сделала так, что Совет начнет теперь присматриваться к Истре. Старуха коллекционирует статистические сводки, в последнее время начала ими интересоваться. Есть вероятность, что она интересуется ими дольше, чем мы предполагаем.

Рен-барант тихо прошипел что-то.

– И еще одно, – добавил Холд. – Старуха говорила, что Мет-марен полезна. Полезна. И этот ее внезапный интерес к статистике Истры. Близится расчет за Педру. Лучше подготовиться, прежде чем старуха атакует нас публично. Истра – наше слабое место.

– Может, кому-то нужно туда отправиться?

– Я начал действовать два дня назад, – заметил Холд, а когда Рен-барант удивленно взглянул на него, добавил: – ЭТОТ вопрос скоро будет решен. Но я имею в виду не Мет-марен.

– Да, – ответил, помолчав, Рен-барант. – Понимаю.

– Танд рядом с ней и останется там. Организация должна усилиться и подготовиться к действиям. Ты знаешь программу и связи, и я доверяю все дело тебе.

– Сам я не могу, и так зашел слишком далеко.

Рен-барант угрюмо кивнул, и они разошлись в разные стороны, но гость еще раз остановился и оглянулся.

– Мот может использовать Мет-марен разными способами. Например, чтобы пустить противника по ложному следу.

Рос Холд взглянул на него и кивнул. Мот уже давно доказала что способна на такие интриги.

– Мы рассчитывали, что время разрешит наши проблемы, и это была серьезная ошибка. Нужно будет заняться ими обеими… одновременно.

Болотная змея еще раз выплыла на поверхность, и Холд бросил ей последний кусок. Змея схватила его, ожидая еще, но напрасно. Скользнув под воду, она уплыла.

2

Истранский паром оказался древним реликтом. Станция предлагала довольно скромные удобства, но в небольшом пространстве корабля, который должен был доставить пассажиров на поверхность, их было еще меньше. Только обивка была новой – свидетельство скорее символического ремонта. Раен с интересом оглядела системы парома и заглянула в кабину, где двое пилотов спорили над чертежами.

Истране заняли места, все девять: Мерек Элн и Парн Кест, несколько мужчин, выглядевших как чиновники, и охранники ази. Воин втиснулся в угол между креслами. Только там он мог поместиться, не беспокоя при этом пассажиров бета. Обе пары клешней он сомкнул на кронштейнах задних сидений и замер, словно статуя терпения.

Джим поднялся по трапу, после чего с некоторым смущением разместил тележку в грузовом отделении, за скромным багажом Элн-Кестов и с трудом закрыл дверь.

Раен позволила ему первому занять место возле закрытого визира, потом сама села напротив Мерека Элна и застегнула ремни. Сердце ее учащенно колотилось, когда она вспомнила об обществе, в котором оказалась, и музейном экспонате, который должен был через минуту войти в атмосферу.

– Просто удивительно, – заметила она, обращаясь к Джиму. Мерон со своими декадентскими, рискованными развлечениями никогда не располагал ничем похожим на истранский паром.

Джима не очень-то взволновало происшедшее, но глаза его блестели от любопытства и… нет, не страха, а лихорадочного внимания, словно он желал охватить все подробности одновременно. Руки его дрожали так, что он не сразу застегнул пряжку ремня. Пилоты прервали разговор ровно настолько, чтобы проверить герметичность люка, после чего вернулись в кабину. Через минуту захваты раскрылись, последовало мгновение невесомости и смена направления силы тяжести после включения двигателей. Док станции постепенно удалялся; шум в кабине был оглушительным.

– Контрин, – крикнул Мерек Элн, наклонившись в кресле.

– Хочешь объясниться? – спросила Раен.

– Мы благодарны…

– Неважно. Можешь говорить дальше.

Мерек Элн громко проглотил слюну. В кабине установилась полная невесомость и тишина, если не считать вентиляторов, обеспечивающих циркуляцию воздуха. Полумесяц Истры полностью заполнил передний экран, на заднем медленно уменьшалась конструкция станции. Раен решила, что они падают на ночную сторону планеты.

26
{"b":"6163","o":1}