ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы рады, что ты решила лететь с нами, – сказал Элн. – Нас беспокоила твоя безопасность на станции и на планете. Возникли некоторые трудности – возможно, ты о них слышала.

Раен пожала плечами. До нее доходили слухи о беспорядках тут или там, о кризисах… и о делах еще более серьезных. Она охотно узнала бы об этом побольше.

– Возможно, – заметил Элн, – именно поэтому ты и прибыла.

Она взглядом указала на неподвижную фигуру Воина.

– Можешь спросить о причинах у него, сэр.

Мерек некоторое время молчал.

– Контрин, – вступила в разговор леди Кест, выглянув из кресла за мужем. – Каковы бы ни были причины твоего появления здесь, ты должна понимать, что многим рискуешь. Станция слишком велика и слишком трудна для наблюдения. В Новой Надежде на Истре мы можем по крайней мере гарантировать тебе безопасность.

– Леди, может, мы похищены?

Все вокруг внезапно умолкли.

– Контрин, – сказал Эли, – ты наверняка шутишь. Мы хотели бы убедить тебя, что существующую здесь опасность нужно принимать всерьез.

– Сэр, леди, пока вы стараетесь говорить только о некоторых аспектах ситуации, я не вижу оснований относиться к этому разговору всерьез. Вы были на Мероне и возвращаетесь домой. Ваши внутренние проблемы наверняка серьезны, но ваше поведение говорит о том, что вы предпочли бы, чтобы меня здесь не было.

Тишина продолжалась.

– Были беспорядки, – произнес кто-то сзади. – Станция особенно подвержена саботажу и другим подобным действиям. Мы боимся и неоднократно посылали просьбы о помощи, но ни на одну не получили ответа.

– Семья проигнорировала их. Ты хотел сказать это, сэр?

– Да.

– Это удивительно, господа. А как вы думаете, кто стоит за вашими проблемами?

Никто не ответил.

– Верно ли, что вы подозреваете Семью в том, что она виновата в ваших неприятностях?

На лицах бета выступили капли пота. Все молчали.

– Или, может, курганы?

Никто не шевельнулся, даже не моргнул.

– Какие-либо действия против меня были бы неразумны, господа. Семья не монолит, совсем наоборот. Вы можете быть спокойны: я ничего не знаю. Можете попытаться меня обмануть. Зачем вы летали на Мерон?

– У нас там просроченные кредиты у ИСПАК. Мы рассчитывали на какую-нибудь материальную помощь…

– Мы надеялись, – резко прервала его Парн Кест, – установить контакты с Внешними Мирами… чтобы пробить эту стену молчания. Нам нужны дополнительные налоговые и торговые льготы, и мы надеялись на кратковременный договор с ИСПАК, на помощь. Зерно и продукты. Контрин, мы содержим фермы и имения, которые никоим образом не могут приносить прибыль. Мы в отчаянном положении. Получено согласие на увеличение численности – нашей и ази – в два раза, и мы ждали решения, которое закончит это дело. Однако, начался кризис, и нас никто не слушает. Маджат принимают часть избытка ази, и только этот рынок спасает нас от экономического краха. Но продукты… продукты для всех жителей Истры… Близок день, когда мы не сможем накормить курганы. Конт'Раен, мы живем сельским хозяйством и ази. Новая Надежда, Новый Порт и станция… да и маджат тоже, – все получают продукты с ферм. Но продукты нужны и для ази, которые на этих фермах работают, а их достаточно, чтобы четыре раза удовлетворить полную потребность Истры. Началась паника, поместья превратились в укрепленные лагеря.

– Когда мы прибыли, – слабым голосом продолжал Мерек Элн, – нам сказали, что ИТАК в состоянии конфисковать ази с меньших ферм, однако нет способа, чтобы силой забрать их с больших. С учетом законов мы не можем лишить их контрактов – ни через продажу, ни через умерщвление. Нам необходимо иметь…

–… лицензию Контрин на перевозки или изменение численности, – закончила Раен. – Или на умерщвление без медицинских причин. Я довольно хорошо знаю вашу политику, сэр Элн. Итак, вы не можете ни экспортировать, ни умерщвлять…

– Ни кормить их бесконечно, Контрин. Экономика ферм требует некоторого количества ази в зависимости от поверхности грунта. Кто-то… совершил ошибку.

Губы Элна дрожали, когда он говорил это. Для бета он решился на слишком многое.

– А случаи насилия на станции?

– Ничего подобного пока не произошло, – вставил один из чиновников.

– Но вы боитесь, что произойдет. Почему?

– Вину за ситуацию на фермах свалят на корпорацию. Владыкам трудно поверить, что виноват кто-то другой.

Снова стало тихо.

– Вас наверняка обрадует, господа, известие, что есть способы передать сообщение с этой планеты так, чтобы его услышали на Цердине. Я смогу это сделать. Однако возможны такие решения проблемы, которые этого не требуют. Может, даже более выгодные, – она вспомнила о Джиме и наклонилась к нему, положив руку на его колено. – Того, что ты слышишь, нельзя повторять никому.

– Я не повторю, – заверил он, и Раен поверила ему похоже, он искренне желал бы не слышать этого разговора.

– Какие действия предприняты корпорацией? – спросила она, снова обращаясь к Элну и Кест.

Эти двое и их спутники старательно избегали ее взгляда.

– Начался голод?

– Мы импортируем, – ответил тихий неуверенный голос.

Раен взглянула на него, постепенно понимая значение произнесенных слов.

– Через стандартные каналы?

– Все по лицензии. Пищевые продукты разрешены…

– Я знаю правила. Вы получаете зерно, торгуя с Внешними Мирами.

– Нам не пришлось вводить ограничение на продовольствие. Мы сохранили спокойствие и можем всех накормить.

– Мы пытались найти другие решения, – заверил Мерек Элн. – Нигде в районе нет избытков. Внутри не удалось достать ничего. Мы старались, Конт'Раен.

– Ваш визит на Мерон?

– Частично и это тоже, но без результата.

– Сэр Элн, напрашивается один вопрос. Если вы покупаете зерно у Внешних Миров, то чем за него платите? Возможно, не следовало спрашивать об этом здесь, на пароме бета, в их обществе, по пути на их планету.

– Маджат, – произнес кто-то из чиновников, нервно поглядывая на Воина. – Драгоценности маджат. Программы.

– Согласно указаниям Контрин?

– Мы… изучили то, что присылали лаборатории Цердина. И увеличили перевозки.

– Согласно указаниям Контрин?

– Это наша собственная продукция, Контрин. Никто не запрещает. Другие миры курганов тоже этим занимаются.

– Я знаю, что это легально, можете не цитировать мне правила.

– Мы просили о помощи. Мы соблюдаем закон и не сделали ничего запрещенного.

Все по закону… и нарушает равновесие всей торговли, если проделывается в крупных масштабах. Стоимость драгоценностей и других продуктов маджат росла благодаря запланированным трудностям при покупке.

– Вы отдаете продукты, произведенные маджат, людям Извне, чтобы накормить планету, – тихо скандала Раен. – А что получают маджат? Зерно? Ази? У вас с ними договор?

– Количество людей невелико, – слабо откликнулась леди Кест. – Велико оно лишь по отношению к нашим производственным способностям. Наша торговля опирается на ази. Мы надеемся на понимание Контрин и на экспортную лицензию.

– И курганы помогают вам в кризисной ситуации. Достаточно, чтобы прокормить избыток людей, избыток ази и самих себя. Цены, которые вы им навязываете, должно быть, чудовищны.

– Они… нуждаются в зерне и не протестуют.

– Знаешь, леди, – тихо сказала Раен, – я верю тебе.

Желудок подскочил к ее горлу, когда паром включил атмосферные двигатели. Маджат шевельнулся и гневно фыркнул, раздраженный новым для него ощущением, потом снова замер, а бета и охранники-ази облегченно

вздохнули.

– Довольно необычный вход, – заметила Раен. Она чувствовала, что они летят под слишком острым углом.

– Мы не можем пересечь Высокий Пояс – отвратительная погода.

Она смерила говорящего взглядом, и пульс ее на мгновенье участился. Па крайней мере пока приходилось считать их слова правдой. Больше она не говорила, следя за их лицами.

Корабль спускался вниз под углом более острым, чем того требовал здравый смысл, и следовало ожидать сильных сотрясений, Джим, не привыкший даже к хорошим посадкам, был уже серо-зеленый, Элн-Кесты тоже.

27
{"b":"6163","o":1}