ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь узницы подземелья
Сумеречный Обелиск
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Веер (сборник)
Синяя кровь
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Волчья Луна
Оружейник. Приговор судьи

На Истре имелись две корпорации: ИТАК на поверхности и ИСПАК, опекающая станцию и энергетический комплекс. ИСПАК был представительством Контрин – как и на всех станциях, у них должен существовать прямой канал с Цердином. Они были слишком важны, с возложенной на них обязанностью защиты планеты. В случае конфликтной ситуации ИСПАК могла бы заблокировать Истру, оставив ее без энергии. Будь у Раен возможность выбора, она не связалась бы с ИТАК… разве что ставки стали бы действительно высокими.

Никакой лицензии, никаких ответов на запросы, никаких налоговых льгот. Другие миры получали их – планеты, на которых жили Контрин. Универсальный кредит брали прямо из налогов, для маджат были те же условия, что и для Контрин, если они пользовались кредитом. Однако они производили товары и в результате могли располагать наличными, тогда как для Контрин это было невозможно. Во всей системе, объединенной сетью станций и каналов интеркомпа, а также линиями рейсовых перевозок, существовали сложные формы разрешений и лицензий. Вся система поддерживалась в хрупком и точном равновесии. Мир не мог существовать без постоянного прокачивания информации через центральную станцию на Цердине.

Однако Истра шаталась под тяжестью, которой не могла выдержать, да и другие миры раздувались от избытка населения. Избытков же сельскохозяйственной продукции не существовало. Совет, поднявший разрешенную плотность населения на планете, где не хватало пахотной земли, оставался глух к любым протестам.

Цикл ази, от лаборатории до контракта, продолжался восемнадцать лет или чуть меньше, если покупателями были маджат. Прошло уже девятнадцать лет, а Совет закрыл глаза и не слушал жалоб, невразумительно обсуждая развитие новой отрасли. После семисот лет удерживания системы в состоянии равновесия разрешено было повысить плотность населения.

Раен смотрела на экран, прижав тыльную сторону правой ладони к губам и чувствуя ими жесткое прикосновение хитина.

Голубой курган, посланец голубого кургана… Курганы, торгующие непосредственно с бета… планета, захлестнутая волной ази, когда весь Район начинал испытывать растущее напряжение. Истра была картиной того, что ждет другие планеты, а тем временем Совет, казалось, не слышит мольбы о помощи.

Мот по-прежнему находилась у власти и управляла Советом. Уйди она, и затрясется весь Район.

ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? – подумала Раен, словно Мот могла ее услышать.

Надев на лицо улыбку, как надевают новую одежду, она посмотрела на сэра Элна и леди Кест, обеспокоенных внезапной переменой ее настроения.

– Кажется, вы приглашали меня к себе. Что, если я соглашусь?

– Это будет большая честь для нас, – хрипло ответила Кест.

– Я воспользуюсь вашим гостеприимством… но не задаром. Мой вкус бывает довольно экстравагантным, и я буду сама оплачивать расходы. Не могу требовать от других, чтобы они терпели мои капризы, Даже ИТАК. Согласны, господа?

– Ты необычайно вежлива, – с явным облегчением заметил сэр Элн.

Они начинали испытывать неудобства от прохождения атмосферы. Паром летел как раненая птица, двигатели работали резкими рывками, напрягая все силы, чтобы уменьшить скорость. Наконец, после достижения атмосферной скорости, раздвинулись бортовые экраны.

Снаружи видна была смолистая чернота, рассеченная вспышками молний – они появились слишком близко от земли.

Космопорт осветился голубизной огней, и внезапно корабль оказался на полосе. Еще один рывок, и паром замер на месте.

Они приземлились целые и невредимые; паром покатился в сторону далекого терминала. Раен взглянула на Джима, который с трудом разжимал стиснутые на подлокотниках кресла пальцы и глубоко дышал, и ободряюще улыбнулась ему. Паром легонько покачивался на неровной поверхности полосы.

– Багаж, – тихо сказала Раен. – Следи за ним. И помни, когда мы среди людей, не позволяй никому подходить к чемоданам.

Он кивнул и протиснулся мимо нее. Один из охранников-ази вынимал из грузового отделения сумки Элн-Кестов.

Паром наконец добрался до стоянки и коснулся рукава терминала. Пилоты, явно закончившие спор, отошли от приборов, чтобы открыть люк.

Раен встала, оглянулась на неподвижного Воина; остальные ждали ее. Из люка тянуло холодом, маджат почувствовал это и повернул голову.

– Идите первыми, – обратилась Раен к истранам и их ази, и те послушно выполнили распоряжение. Джим вышел за ними, таща тележку с багажом. Затем Раен кивнула Воину. Оба пилота скрылись в кабине и торопливо захлопнули дверь.

Вся группа стояла уже у входного коридора, чиновники ИТАК по-прежнему держались впереди. Раен шла вместе с Джимом и Воином, шаги которого в сравнении с людьми казались необычайно медлительными.

Таможенники ждали у выхода. С глупым выражением на лицах они таращились на приближающегося Воина и не пропускали людей ИТАК, блокируя всю группу. Воин забеспокоился. Элн-Кесты и остальные полезли за карточками, которые требовали таможенники, носившие знаки ИСПАК.

Раен удивилась. Мгновенье она смотрела на людей в форме, потом протолкалась к ним и кивнула Элн-Кестам, чтобы шли за ней. Таможенники были шокированы, даже разозлены, и тогда Раен сжала правую ладонь в кулак и подняла ее вверх.

В первое мгновенье никто не понял, что это значит.

Контрин в одежде цветов Клана и с Воином маджат а эти бета просто таращили глаза! Наконец сообразили и стали расступаться в стороны.

– Быстрее, – бросила Раен, одинаково резко обращаясь ко всем: ази, бета и маджат. Нервы ее были напряжены, она никогда не любила общественных мест, а глупость этих людей потрясала.

Они оказались в большом, битком набитом зале. «Аэропорт» – гласила надпись на информационном стенде. Плакат рекламировал еженедельные полеты в Новый Порт, рядом висело расписание полетов на Побережье.

Этим можно было объяснить скопление народа, хотя лишь немногие из людей имели багаж.

Видимо, это магазины, – решила Раен. – Вероятно, они попали в лучшее для покупок место во всем здешнем Городе бета.

Повсюду видны были подсвеченные, большие знаки ИТАК; субкорпорации, рекламирующие свои товары и продающие их в небольших фирменных магазинах, тоже имели в своих знаках эти буквы. Запахи из ресторана и занятые столики заставляли усомниться, что этот мир оказался на грани голода и рационирования продуктов.

Товары были не хуже, чем с Астры, и недостатка в них не было заметно.

Бета, целые толпы бета – и во всей этой массе вовсе не начиналась паника. Взрослые и немногочисленные дети смотрели на них и на Воина… смотрели долго, но его присутствие не вызывало страха. Было просто невероятно, но в этом мире Воина маджат совершенно игнорировали, так же как Контрин, легко узнаваемую в своих одеждах цвета Клана.

– Они не уверены, – поняла вдруг Раен. Никто из них в жизни не видел Контрин. Может, они что-то и подозревали, хотя из-за своей краткой жизни вряд ли имели шанс опознать цвета, уже двадцать лет запрещенные на внутренних мирах. Возможно даже, они не знали Кланов. Бета с Истры давно, а некоторые – никогда не встречались с Контрин.

Но маджат они должны были узнать. Бывало, что бета умирали от страха и топтали друг друга в паническом бегстве… пока маджат на улицах не стали обычным явлением. Она слышала, что такое случалось в местах, которые она покинула.

Волосы на затылке Раен зашевелились от странного ощущения, что весь мир переворачивается. Она разглядывала витрины и яркую рекламу, своим видом противоречащие близкой гибели, о которой ей говорили Элн-Кесты, однако прежде всего следила за толпой людей, прогуливавшихся и стоящих у прилавков, поворачивающих головы, когда они проходили. Их руки беспокоили ее больше всего. И то, что она не видела происходящего сзади.

– Я чувствую голубой курган, – пропел вдруг Воин. – Нужно установить контакт.

– Где? – спросила Раен. – Объясни. На что ты смотришь? Это тепловой знак?

Маджат замер неподвижно, челюсти его лихорадочно зашевелились, слуховые антенны отклонились назад. Он потерял способность слышать, как если бы человек заткнул уши пальцами. Раен обернулась, чтобы проверить, на что он смотрит. Послышался крик, который тут же подхватили другие люди.

28
{"b":"6163","o":1}