ЛитМир - Электронная Библиотека

Воины.

Они выскочили из бокового коридора вдесятером и уже были совсем рядом, а звук, который они издавали, переходя в слышимый людьми диапазон, становился пыткой для ушей. Голубой Воин отступил за прилавок, нападающие бросились за ним с ошеломляющей быстротой. Из соседнего зала выбежала еще группа, переворачивая стойки с одеждой. Люди кричали, падая перед бегущими маджат, старались выбраться из магазина.

Раен подняла излучатель – она даже не помнила, когда успела его вытащить – и выстрелила туда, где это имело смысл: в нервный узел первого из Воинов. Затем повернулась и подстрелила следующего. Она медленно отступала, запнулась, уткнулась в стену и остановилась, стреляя без перерыва.

Красные. Трое пели, остальные осаждали прилавок, за которым скрылись перепуганные бета и Воин. Раен выстрелила в нападавших и немедленно повернулась влево, видя крадущуюся к группе красных фигуру Воина. Она повалила одного, потом второго, Воин бросился на третьего, и они покатились по полу, в путанице ног и среди писка резонансных полостей. Уловив краем глаза какое-то движение, Раен немедленно выстрелила; теперь она сражалась не одна, охранники-ази пришли ей на помощь. Бета не поднимали рук против маджат, этого не допускала их психосхема; однако ка полу уже лежали мертвые люди.

Одно тело почти лишилось головы, оторванной могучими челюстями, кровь заливала пол, и ноги маджат скользили в красных лужах. Многие были покусаны.

Оставшиеся в живых красные попытались сгруппироваться, но выстрелы Раен не позволили им сделать это. Другие маджат собрались на повороте, сгруппировались и думали. Это были не красные, иначе они ввязались бы в схватку. Те из красных, что еще жили, были явно потеряны. Огонь ази в основном лишь ранил маджат, и сейчас Раен, пользуясь своим знанием их анатомии, закончила дело уничтожения. Голубой Воин возбужденно поглядывал по сторонам.

Среди группы стоявших вдали людей сверкнула вспышка выстрела, и Воин рухнул на пол. Конечности его задрожали, воздух со скрежетом выходил из резонансных полостей.

– Остановите их! – кликнула Раен ази. Маджат бросились вперед, падая под массированным огнем – пять, шесть, семь. Один поскользнулся и упал, его лапа безвольно повисла; двое других прикрывали его отход – эти были легкой добычей. Раен убила одного, второго повалили выстрелы ази.

Внезапно они остались одни, и Раен осмотрелась, глядя на маджат, все еще дергавшихся в агонии. Это продлится еще несколько минут, но сознание уже покинуло их. Мерек Эли и Парн Кест погибли, так же как их спутники из ИТАК. Пострадали случайные прохожие. Вдали завыла сирена, но для покусанных было слишком поздно, они уже давно перестали дышать.

Голубой Воин еще шевелился. Раен отошла от стены и двух оставшихся в живых охранников-азы, чтобы пробраться в центр залитого кровью пола, где в луже прозрачной органической жидкости маджат лежал Воин.

Она протянула руку, и он узнал ее.

Втянув воздух в камеры, он выдвинул дрожащие слуховые антенны.

– Вкус? – спросил Воин.

– Красные не получили его, – заверила Раен. – Мы убили их всех.

– Да.

Кто-то крикнул в глубине коридора и снова появились высокие фигуры, торопливо пробиравшиеся вперед. Раен подняла руку, приказывая ази не стрелять.

– Прибыли голубые, – объяснила она. Воин попытался встать, но уже не контролировал своих конечностей.

Раен отступила на шаг. Голубые растолкали медицинский персонал и силы безопасности, которые успели прибыть; последние метры прошли настороженно, недоверчиво поглядывая по сторонам, пока Раен не подняла правую руку. Тогда они сразу узнали в ней Контрин голубого кургана.

Теперь они задвигались быстрее. Кто-то сразу подошел к поваленному красному, чтобы забрать вкус. Он что-то крикнул остальным на языке маджат, и двое из них склонились над Воином.

Они забирали вкус, сплетая челюсти живых и умирающего. Первый из Воинов отступил, славно в растерянности, и тогда второй забрал вкус, словно целовал умирающего. Подходили все новые и новые; где-то громко зарыдал человек, медики старались незаметно растаскивать раненых. Третий, четвертый Воины склонялись над умирающим голубым с Калинда – сообщение копировалось, и это должно было продлиться до окончания органической жидкости у посланца.

Пятый прошептал что-то на языке маджат, и Воин в ответ вздохнул. Голубой с Истры стиснул челюсти, и голова Воина покатилась по полу.

– Контрин, – сказал еще один, останавливаясь перед Раен.

– Я Раен Мет-марен. Скажи это Матери, Воин.

– Эта-особь прибыла с Калинда. Мать поймет. Вы сможете добраться до кургана?

– Да, нужно идти. Быстро.

И он ушел. Двое Воинов забрали голову и тело убитого, чтобы другие курганы не узнали даже частицы сообщения. Сгруппировавшись, они повернулись и ушли.

Однако двое остались. Один выступил вперед – голубой с Истры, – вытянув слуховые антенны в знак мирных намерений. Наклонившись, он раздвинул челюсти.

Это был дар Истры, пятый Воин, тот самый, который принял вкус и убил. В некотором смысле он был ТЕМ Воином, очередным звеном цепи.

Раен коснулась его обонятельных пятен, приняла и отдала вкус в поцелуе маджат. Он беспокойно отпрянул, как ни беспокоен был Воин, однако, располагая его знаниями о ней, провел группировку легким прикосновением клешней.

– Мет-марен, – тихо сказал он. Его товарищ выдвинулся вперед, чтобы принять вкус. Раен видела его сомнения, нервные движения челюстей и дрожь усиков.

Наконец, маджат успокоился и коснулся ее.

Раен подошла к двум охранникам-ази, по-прежнему стоявшим у стены и неподвижно смотревшим на нее, словно в шоке. Никто не отдавал им приказов, они потеряли своих хозяев. Мерек Элн и Парн Кест погибли от укусов, одному из чиновников челюсти маджат оторвали голову, остальные были покусаны. Погиб также третий охранник-ази и несколько случайных прохожих.

Раен заметила тележку с багажом, втиснутую в нишу за прилавком, рядом сидел Джим, скорчившись, поджав колени к подбородку. Обеими руками он сжимал рукоять излучателя, был бледен и стучал зубами, но ствол излучателя был неподвижен.

Он охранял багаж, как она ему и приказала.

Раен на мгновение заколебалась, не зная, что хочет сделать Джим. Впрочем, он не выстрелил… пожалуй, даже не смог бы. Она спокойно подошла к нему и вынула излучатель из судорожно стиснутых пальцев. Почувствовав присутствие Воина за спиной, повернула голову и приказала ему отодвинуться, потом присела и положила ладонь на напряженную руку ази.

– Нужно отсюда выбираться. Пойдем, Джим.

Он кивнул. В его состоянии, на грани кататонии, это был поступок, граничащий с чудом. Раен похлопала его по плечу и ждала, пока он вытрет пот со лба и неуверенно попытается встать.

Потом вспомнила о двух ази, которые были с ними на пароме и слышали все, что там говорилось. Быстро поднявшись и обойдя Воина, она подошла к прилавку.

Ази не двигались с места. Тем временем появились полицейские и бета со знаками ИТАК.

– Вы, – Раен указала рукой на двух ази, – теперь принадлежите мне. Я забираю ваши контракты, формальности будут улажены в нужное время. Вам не разрешается ничего говорить. Ничего. Вы поняли? Я покупаю вас только потому, что не люблю умерщвлять без необходимости.

Казалось, они ей поверили. Раен повернулась к полицейским, ждущим на безопасном расстоянии. Они боялись подойти ближе к двум Воинам маджат.

– Хватит суматохи, – сказала Раен, показывая тыльную сторону правой ладони. Хитиновый имплант и ее плащ заменяли любые документы. – Это дело курганов, и пусть вам этого будет достаточно.

Она склонилась над телом Мерека Элна, чтобы вынуть из кармана идентификационную карточку, которую тот показал таможенникам. Как она и ожидала, на ней оказался адрес, кажется, в районе ИТАК.

– Мне нужен транспорт для меня, трех ази, нашего багажа и двух Воинов. А также вооруженный эскорт.

Мгновенье они стояли неподвижно, словно полагая, что ее просьба должна прийти официальным путем, однако затем начальник отдал распоряжения, и один из полицейских быстро удалился.

29
{"b":"6163","o":1}