ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень ночи
Люди черного дракона
Шаман. Похищенные
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Брачная игра
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Заплыв домой
От ненависти до любви…
Земля лишних. Последний борт на Одессу

Таллен сохранял спокойствие, хотя после приглашения, переданного полицией, особого выбора у него не было.

– Это случай, которого мы не могли пропустить, – ответил он. – Известная компания Контрин…

– Семья, сэр. Компания наложила свою печать на многие дела, но дни ее уже миновали.

Невежество чужака потрясало. Раен вдруг почувствовала любопытство, но время и место не подходили для разговора, особенно при бета, стоящих за спиной. Она оглянулась, чтобы вежливо кивнуть чиновникам ИТАК.

– Очень мило, что вы приехали сюда все. Я верю, что небольшие трудности уже разрешены и больше не возникнут. Не могли бы вы освободить меня от всей этой суматохи, господа? Передайте мою благодарность полицейским. Я верю, что линии связи свободны от подслушивающих устройств и что именно это они проверяли здесь. Надеюсь, можно не говорить, насколько я огорчусь, если окажется, что какие-то детали ускользнули от их внимания. Тогда мне пришлось бы провести следствие в ОЧЕНЬ высоких кругах, господа. Впрочем, я уверена, что ничего подобного не произойдет.

Их лица отразили панический страх.

– Нет, – сразу же заверила Дейн.

– Нет, – эхом повторил ее муж.

– Разумеется, – очень тихо заметила она, положила ладони на их плечи и направила обоих к холлу. – Очень вам благодарна, что вы согласились сюда приехать в такую ночь. Передайте совету соболезнования по поводу Элн-Кестов и разрушений в порту. Если кто-то из вас свяжется со мной завтра, я буду счастлива выразить свою благодарность более материальным образом. Все вы очень помогли мне, а такая самоотверженность требует награды. Особенно ваша, господа. Вы уверены в охранниках у ворот? На них можно рассчитывать? Я всегда хочу знать, кто ответственен, а сейчас мне нужно поговорить с этими людьми. Это не продлится долго. Обычная вежливость. Спасибо.

Супруги позволили вывести себя в холл, и Раен услышала, как они отдают распоряжения полицейским.

Возникло какое-то замешательство и, оглянувшись, она увидела, что двое маджат вошли в дом и двинулись вдоль коридора. Они совершали собственный контрольный обход.

Взглянув на Эба Таллена, Раен пожала плечами.

– Я остаюсь здесь, сэр, и хочу, чтобы ваша миссия об этом знала. С удовольствием поговорю с вами в свободную минуту, как только дела здесь немного поправятся.

– Ты член правительства, Конт'Раен…

– Достаточно просто Конт'Раен. Контрин являются и правительством и населением. У вашей миссии есть постоянное местонахождение?

– Насколько мы поняли, наше присутствие на планете получило официальный…

– Ну, разумеется. ИТАК имеет право выдать подобное приглашение. Я не собираюсь вмешиваться, совсем наоборот, даже довольна этим. – Что, кстати, было правдой. Раен лучезарно улыбнулась. – Не попроси я о встрече, вы наверняка гадали бы, знаю ли я о вашем присутствии и что о нем думаю. Я объяснила это способом, исключающим недоразумения, и сейчас мы можем спать спокойно. Я очень устала – полет продолжался так долго. Вы окажете мне честь и свяжетесь со мной завтра?

Смутить этого человека оказалось не так просто, как Дейн-Проссерти. Спокойно кивнув, он улыбнулся.

– С удовольствием, Конт'Раен.

Она протянула руку.

– Сколько людей из Внешних Миров находится на Истре?

Чужак пожал руку, и Раен почувствовала, что он слегка обеспокоен ее вопросом.

– Количество постоянно меняется. Сегодня нас двадцать два. Четверо улетели на станцию в начале недели.

Мы прибываем и уезжаем довольно часто, от этого зависит наша деятельность, как торговых посредников.

– Меня это не удивляет, сэр Таллен. Поверьте, я не буду вам мешать. Свяжитесь со мной завтра.

– Несомненно.

– Сэр. – Она слегка наклонила голову. Таллен понял это как конец разговора, кивнул, собрал своих людей, и они вышли. Каждый из чужаков, проходя мимо, кланялся.

Итак, это были не обычные охранники; Раен с интересом следила за ними. Как эти чужаки поддерживают дисциплину, какие необычные миры их послали и что они на самом деле понимали?

Полиция ушла, снаружи взревели двигатели отъезжающих машин. Дейн-Проссерти тоже исчезли. Раен вышла в холл. С одной стороны сквозь открытую дверь виден был дождь, с другой Джим и двое охранников ази расставляли ее багаж, Маджат выскользнул из-за другой двери, остановился рядом с ней и присел ожидая.

Глубоко вздохнув, Раен огляделась. Это было удобное жилище, хотя мебель свидетельствовала об отвратительном вкусе. Она вдруг посочувствовала Элн-Кестам, поскольку место это обладало каким-то не характерным для бета теплом. Не красота, как у Контрин, но своего рода уют.

– Ты останешься, королева Контрин?

Она посмотрела на меньшего Воина.

– Да. Это место – мой курган.

Раен повернулась к Джиму и новым ази.

– У вас двоих есть какие-то имена?

– Макс, – ответил первый.

– Мерри.

Они отличались друг от друга. Макс был брюнет, Мерри – блондин; у Макса карие глаза, у Мерри – голубые. Однако крепкое телосложение было одинаково, лица с квадратными подбородками имели одно и то же выражение. Глаза говорили о них почти все: спокойные, холодные, уверенные в себе сейчас, когда их существование было вновь упорядоченно. Они могли опознать опасность, следить за замками и устройствами безопасности, они будут яростно сражаться, как только владелец их контрактов укажет неприятеля.

– Будете выполнять распоряжения Джима так же, как мои собственные, – заявила Раен. – И дайте маджат узнать вас. Джим, покажи им.

– Воин, будь осторожен с этими ази.

Оба маджат словно в замедленном темпе переместились вперед, остановились возле Джима и выдвинули слуховые антенны, ожидая его вкуса. Память голубого с Калинда.

Максу и Мерри требовалось показать, что нужно делать, но прикосновение челюстей они перенесли спокойнее, чем сделали бы это бета. Возможно, совместная поездка с маджат изгнала из них всякую тревогу.

– Хорошая работа, – похвалила Раен. – С этой минуты каждый маджат узнает вас. Мой багаж отнесите наверх, остальное суньте в какую-нибудь комнату сзади.

– Джим, проследишь за этим. Потом проверьте здание: убедитесь, что все двери закрыты, а системы оповещения действуют. – Она провела пальцем по столу, после чего стерла с него пыль. – Герметизация нарушена, так что будьте внимательны. И помните, ази Контрин имеют право стрелять в любого, кто представляет угрозу. В любого. Даже в Контрин. Ну, двигайте.

Они ушли, и с Раен остались только два Воина.

– Вы помните меня, – сказала она.

– Королева Кетиуй, – ответил больший, склонив голову. Это напомнил о себе разум убитого голубого Воина.

– Я друг кургана. Я привела к вам голубого с Калинда, сообщение от кургана Калинда. Вы можете его прочесть?

– МЕСТЬ.

– Я из голубого кургана, я Мет-марен с Цердина, из первого кургана. Что здесь происходит, Воин? Как красные узнали о нас?

– Красные, красные, много красных. Они ходят здесь, ходят там. Золотистые. Убиваю.

– Откуда красные узнали о нас?

– От людей. Красные напирают. Очень. Я защищаюсь, защищаюсь. Бета дают нам зерно, ази, много.

– Откуда ты знал, что должен идти в аэропорт, Воин?

– Мать посылает. Убил красного; вкус миссии, поисков голубого, поисков дороги в аэропорт. Доложил, и мать меня послала, быстро, быстро, слишком поздно.

– Но вы приняли сообщение голубого с Калинда?

– Да.

– Эта-особь, – вставил второй маджат, – посланец королевы Кетиуй. Пошли сейчас же. Пошли.

– Поблагодари Мать, – ответила она. – Иди.

С невероятной быстротой он помчался к двери, простучал ногами по плитам пола и исчез в темноте.

– Эта-особь, – пропел больший, – охраняет.

– Этот-курган благодарит. – Раен коснулась выдвинутой головы, погладила антенны. Воин довольно зажужжал, потом вышел под дождь, не представлявший для маджат неудобства, скорее, удовольствие. Раен знала, что он не нуждается во сне, что без устали будет патрулировать район, словно система оповещения исключительной чувствительности.

31
{"b":"6163","o":1}