ЛитМир - Электронная Библиотека

Закрыв входную дверь, Раен облегченно вздохнула.

Багаж исчез; сверху доносился голос Джима, отдающего приказы.

Температура была неприятно высока. Раен прошла через холл, нашла домашний компьютер и увидела, что он уже включен. Вероятно, работа полиции, но ее беспокоил потенциальный риск. Имей она подходящий персонал, обязательно потребовала бы проверки. Однако в данной ситуации она скинула плащ и сама взялась за дело, ища наиболее очевидные методы работы, сначала визуальные, потом все остальные. Наконец, включила климатизацию помещений.

Катастрофы не произошло, и Раен ощутила дуновение свежего ветерка. Сев поудобнее, она убедилась, что видит на экране отражение двери, и пробежала взглядом список стандартных домашних программ. Затем вызвала план дома – типичная система безопасности, пассивные сигналы тревоги, ничего опасного. Бета бы не решились на это. Соединившись с городским компьютером, она вынула карточку Мерека Элна, начала поиски. Смерти были уже зарегистрированы – удивительная скорость. После смерти хозяев их владение вернулось к ИТАК. Элн-Кесты не использовали лицензию на одного ребенка и, хотя Парн Кест имела живых родственников, это не давало им прав на здание, записанное на фамилию Элна. Раен распорядилась купить владение.

Чиновники-люди, – подумала она, – здорово удивятся, когда проверят утром городской компьютер и данные ИТАК. А предметы, бывшие в собственности Парн Кест и Мерека Элна, она отправит родственникам, как только убедится, что никто ничего по ним не определит. Это ее долг по отношению к ним.

Макс и Мерри спустились вниз, после чего долго осматривали первый этаж и гараж, в поисках прорех в системе безопасности. Наконец доложили, что все в порядке. Раен внимательно посмотрела на них: они казались усталыми и наверняка проголодались.

– Компьютер показывает наличие консервированных продуктов на кухонном складе. Комнаты ази по другую сторону сада, кухня там же. Это вас устраивает?

Они кивнули. Раен отослала обоих и занялась пересчетом времени. Они с Джимом потеряли обед, а ужин запоздал на несколько часов. Это объясняло дрожь в мышцах, которую она ощущала. Подумав, Раен отправилась за Максом и Мерри, чтобы вместе искать кухонный склад.

Воин может питаться сладкой водой, он будет даже доволен таким питанием. А благодаря своим особым способностям, проследит чтобы они не были отравлены.

4

Джим ел немного и молча, демонстрируя явное облегчение. С самого утра это был первый раз, когда он не вытошнил съеденное. Раен заметила тени у него под глазами и рассеянный взгляд, похожий на тот, который под конец путешествия видела у команды «Сокровища Андры». Пересиливая себя, он встал, чтобы вымыть посуду.

Раен никак не могла понять – это его собственная идея или привычка, с которой он не мог справиться.

– Оставь, – сказала она.

Джим не пошел бы с ней наверх, не остановись она, чтобы его окликнуть.

За второй дверью направо находилась спальня; Джим старательно убрал ее. Комната была прелестна даже для глаз Контрин, с легкой мебелью белого и бледно-зеленого цвета. В потолке имелось большое окно, залитое дождем, сквозь него видны были вспышки молний.

– Опасно, – заметила Раен, имея в виду совсем не молнии.

– Есть экраны, – объяснил он, показывая выключатель.

– Оставь. Они не защитят нас от убийцы-Контрин, но вряд ли что-то грозит нам со стороны тех, кого можно найти на Истре. Будем надеяться, что никто из Семьи не оказался настолько предусмотрительным, чтобы меня опередить. Где твой багаж?

– В холле, – неуверенно ответил он.

– Принеси его.

Он повиновался и начал выкладывать свои вещи.

Джим был явно обеспокоен, и Раен вспомнила, как он выглядел в терминале: одеревеневший, с излучателем в руке. Удивительно, что он вообще выхватил оружие.

Закончив, Джим спрятал сумку в шкаф и остановился около двери.

– С тобой все в порядке? – спросила Раен. – Снаружи ходит Воин, мимо него не проскользнет никто. Можешь не беспокоиться.

Он смущенно кивнул, словно не зная, как себя вести.

– Это окно тебе не мешает? – Ей пришло в голову, что он не привык к планетам и капризам погоды.

Джим снова покачал головой.

Раен успокаивающе положила руку ему на плечо, и он тоже коснулся ее. Она взглянула ему в лицо, на сей раз холодное и трезвое. В ярком свете ламп татуировка была отчетливо видна, а глаза оставались равнодушными и отсутствующими, без всякого выражения.

Джим опустил руку, когда она не ответила, но даже при этом лицо его не изменилось. Он переживал потрясения, но старался реагировать спокойно, как сейчас, тогда как бета или Контрин признались бы, что обеспокоены.

– Ты хорошо проявил себя, – заметила она, ожидая его реакции, хотя бы следа удовлетворения.

Ограниченная чувствительность… Нахлынули подозрения, которых не хотелось принимать. Он вел себя нормально, по-человечески реагируя на чувства. Некоторые ази этого не могли, скорее всего Макс и Мерри оказались бы слишком тупыми. Но даже Джим, подумала вдруг Раен, вел себя в минуту потрясения не так, как настоящий человек. Она коснулась его, и он коснулся ее, но это могло быть лишь родом тропизма, как отворачивание лица от солнца или протягивание замерзших рук к огню. Одобрение было лучше порицания.

Так же было и с Лией. Не любовь, а программа.

Психопрограммирование, только менее утонченное, чем в случае с бета.

МЕСТЬ БЕТА, – мелькнуло у нее в голове. – ОТЛИЧНАЯ ШУТКА, ЧТО ВСЕ МЫ ЕЩЕ ДЕТЬМИ УЧИМСЯ ИХ ЛЮБИТЬ.

Лежа в большой постели Мерека Элна и чувствуя рядом тепло Джима, она поняла, как хорошо иметь его рядом. Он был более уверен в себе, чем в первую ночь в кабине корабля, ночь, от которой их отделял всего лишь один невероятный день. Он настойчиво старался быть поближе к ней, даже во сне, и Раен нашла это трогательным. Может, она была для него символом безопасности, даже если сознательно он думал иначе. Что бы его ни ограничивало, он был рядом, живой и полный если не настоящей человечности, то по крайней мере милых тропизмов. Тот, с кем можно поговорить, разум, как зеркало отражающий ее мысли, твердыня среди тьмы. Раен отогнала эти мысли. Здесь, на Краю, рвались все и всяческие связи. Она лежала на спине, разглядывая свою руку, сплетенную с рукой Джима. Гроза кончилась и сквозь верхнее окно она видела звезды: пылающее око Ахерната и прочие маленькие огоньки. Бремя одиночества Района давило как никогда сильно. Всплыли воспоминания о корабле Извне, улетающем в пространство, о присутствии чужих в этом доме.

КАК ЖИВУТ ТАМ, ГДЕ ЛЮДИ НИКОГДА НЕ МЕНЯЛИСЬ? – подумала она. – МОЖЕТ, МЫ ВСЕ ПОДВЕРЖЕНЫ ПЕРЕМЕНАМ?

Внезапно перспектива изменилась, словно небо оказалось внизу. Раен вздрогнула, и Джим зашевелился наполовину разбуженный.

– Тс-с, – успокоила она его. – Спи.

Он снова заснул, положив голову на ее руку, ища тепла.

ТРОПИЗМ. ЭТО МЫ СОЗДАЛИ БЕТА, И ВСЕ ИХ ВЕРОВАНИЯ. А ОНИ НЕ ЗАХОТЕЛИ ЖИТЬ ТАК, КАК БЫЛО ЗАПРОЕКТИРОВАНО. ИМ НУЖНЫ БЫЛИ АЗИ. ОНИ СОЗДАЛИ ИХ И ИСКАЛЕЧИЛИ, ЧТОБЫ В СРАВНЕНИИ С НИМИ ВЫГЛЯДЕТЬ НАСТОЯЩИМИ ЛЮДЬМИ. ЧТО ЖЕ МЫ УКРАЛИ У БЕТА? И ЧТО ОНИ ЗАБИРАЮТ У АЗИ?

Раен тряхнула Джима за плечо, чтобы разбудить. Он неуверенно заморгал.

– Джим, может, на «Сокровище Андры» был другой ази которого ты хотел бы иметь здесь, рядом с собой?

Он удивленно смотрел на нее.

– Нет.

– Ты пытаешься защитить их передо мной?

– Нет.

– И нет никого: друга, товарища, мужчины, женщины?

– Нет.

На мгновенье она задумалась над его одиночеством, таким же большим, как ее собственное.

– Враги?

– Нет. – Это было – обычное «нет», спокойное и холодное. Может, чуточку удивления. Она решила, что он говорит правду, и погладила его по голове жестом, который запомнила от Лии в Кетиуй, когда была еще ребенком.

У нее, по крайней мере, были враги.

Джим не имел никого. Он и ази маджат, нагие создания, движущиеся с призрачными огоньками по туннелям кургана, были братьями. Никто из них не был более или менее человечным.

32
{"b":"6163","o":1}