ЛитМир - Электронная Библиотека

Они подъехали к главному входу, где стеклянная дверь и белая стена производила впечатление лишенной тепла функциональности. Над входом виднелась надпись: БЮРО РАБОТЫ 50-Д ИТАК.

Раен прикинула, не оставить ли обоих ази в машине, но решила, что это будет неразумно.

– Мерри, – сказала она. – Не думаю, чтобы кто-то побеспокоил нас здесь. Сожалею, что тебе будет жарко, но все же останься в машине, и заблокируй окна и двери. Соблюдай спокойствие, но если понадобится – стреляй. Я хочу, чтобы эта, машина была на месте, когда мы выйдем. Каждые десять минут связывайся с Максом и проверяй, все ли в порядке дома. Только никаких разговоров. Понимаешь? – Да.

Она вылезла из машины и кивнула Джиму. Тот пошел следом, демонстративно отставая на шаг. Раен замедлила шаги, он догнал ее, и они вместе вошли в холл здания.

Здесь царил неестественный покой, коридоры были пусты, никто не сидел за столами. Климатизация действовала слишком хорошо, а в воздухе висел легкий запах бумаги и антисептиков.

– Это место беспокоит тебя? – спросила она Джима.

Ее это волновало, но она знала, что даже оставить его у дверей и то рискованно.

Джим отрицательно покачал головой. Взглянув вглубь коридора, Раен заметила свет, горящий в одном из кабинетов. Они медленно направились в ту сторону, их шаги эхом разносились по пустому зданию.

Нахохлившийся в кабинете мужчина явно услышал, как они идут, и встал. Комната, хоть и оборудованная на современный лад, была слегка запущена, на столе лежали груды бумаг. На двери имелась табличка: «ДИРЕКТОР».

– Сэр, – сказала Раен.

Он внимательно оглядел их, заморгал и, похоже, внезапно оценил ситуацию, потому что лицо его из румяного вдруг стало мертвенно-бледным. Он нечасто встречал Контрин в цвете Клана и мужчину в безукоризненном костюме, какие носили на внутренних планетах, но со знаком ази на лице.

– Леди…

– Я так понимаю, – сказала Раен, – что здесь можно нанять различный персонал.

– Да, леди, у нас есть контракты.

– Большое количество контрактов, Прошу проводить меня, сэр…

– Итавви, – прошептал он.

–… Итавви… по всему предприятию.

Невысокий бета, седой и лысеющий, казалось, совсем растерялся.

– Мой кабинет… я не должен…

– Не заметно, чтобы ты страдал от потока посетителей, сэр. Все заведение, этаж за этажом, полный процесс, пока мне не надоест.

Итавви кивнул и вытянул руку к переключателю интеркома на столе. Раен сделала шаг вперед, положила ему на плечо свою покрытую хитином руку и медленно покачала головой.

– Нет. Я уверена, ты сможешь нас провести. Тихо, спокойно, чтобы не мешать никому работать. Ты не против, сэр?

6

Бюро работы оказалось лабиринтом извилистых коридоров с белыми стенами, совершенно одинаковых. Кнопки в лифтах указывали на подземелья, идущие вниз до пятого уровня. Раен помнила, что здание имеет не менее двадцати этажей, хотя лифты ходили только до седьмого, вероятно, из-за искривления купола. Они шли через залы, которые сэр Итавви показывал им, казалось, безо всякой цели. Прошли мимо двери с надписью:

БИБЛИОТЕКА

ОТДЕЛ 1. УРОВЕНЬ 1.

ВХОД ТОЛЬКО ПОСЛЕ

ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ КРАСНОЙ КАРТОЧКИ

Раен сама не знала, что ищет, понимала лишь, что здание это должно быть забито людьми, занимающимися делами, и вместе с тем видела пустые столы и молчащие залы.

Наконец, Итавви ввел их в лифт, которым они поднялись на третий уровень, в совершенно такие же залы.

Однако на этот раз здесь были люди. Техники в серых халатах удивленно останавливались, видя таких необычных гостей; одетые в белое ази уступали им дорогу, чтобы затем вернуться к уборке или своим тележкам.

Итавви вел дальше.

– С меня хватит этой бесцельной прогулки, – заявила Раен. – Что ты хочешь показать нам, сэр? Еще двери?

– Доступные контракты, леди.

Раен шла молча, разглядывая таблички на дверях, ища какой-нибудь источник информации. Время от времени от коридора отходило ответвление, всегда вправо, всегда одной длины, заканчивавшееся тяжелыми запертыми воротами с надписью: ВХОД ТОЛЬКО ДЛЯ ОБЛАДАТЕЛЕЙ КРАСНЫХ КАРТОЧЕК.

Остановившись, Раен указала на ворота.

Что там находится, сэр Итавви?

– Камеры хранения, – смущенно объяснил он. – Если позволишь, леди, мы пройдем в более приятные отделы…

– Открой эту дверь. Я хочу увидеть.

Итавви с несчастным выражением лица подошел к двери, вынул свою карточку и разблокировал замок.

За воротами оказались еще одни, точно такие же. Все трое остановились в узком пространстве между ними, наружные ворота закрылись с грохотом защелкивающихся замков. Итавви сунул карточку в отверстие вторых Ворот. Они почувствовали какой-то запах, и перед ними открылось пространство, заполненное светом ламп, серостью бетона и паутиной помостов.

Пахло антисептиками, смешанными еще с чем-то.

Итавви слишком явно показывал, что охотно закрыл бы ворота, позволив гостям только один короткий взгляд, но Раен упрямо двинулась вперед, подталкивая Итавви перед собой – она не позволит какому-то бета закрыть дверь за ее спиной.

Бетон, влажный от антисептиков; запах людей и отходов.

Клетки. Ярко освещенные бетонные клетки без дверей, в каждой кусок матраца и человек, словно личинка в ячейке сот. Пять шагов на пять, может, даже меньше, без дверей, без коридоров между клетками. Только сеть помостов вверху и лестницы, которые – если их опустить – позволяли этим людям выбраться, лишь по несколько человек одновременно.

Линия клеток исчезла, закрытая кривизной купола, далеко впереди, угрюмым эхом отражались звуки шагов по стальным помостам. Люди внизу поднимали головы и смотрели на них без особого интереса.

Раен осмотрелась, чувствуя тошноту, и втянула в легкие зловонный воздух.

– Их контракты продаются?

– Только для использования на планете.

– У вас нет экспортной лицензии?

– Нет, леди.

– Насколько я понимаю, большое количество ази было конфисковано на фермах. Но их контракты трудно перекупить. Где их разместили? Здесь?

– У нас есть камеры хранения в других местах.

– Оборудованные так же, как эта?

Итавви не ответил, и Раен представила себе, какие камеры хранения может построить припертая к стене правящая корпорация – торопливо, в малонаселенном районе.

То, что она видела перед собой, в сравнении с теми можно было, наверное, считать роскошными апартаментами.

– Однако все складированы, – заметила она. – Это подходящее слово?

– В сущности… – прошептал Итавви.

– Вы по-прежнему производите ази в том же темпе?

– Леди, лучше бы тебе спросить в Центре ИТАК… я не знаю причин…

– Твоих знаний достаточно, сэр Итавви. Ответь на мой вопрос. Уверяю, ты ничем не рискуешь.

– Я не знаю ни о каких изменениях. Я не связан с эмбрионикой, у них отдельная администрация, по другую сторону, номер 51. В бюро они приходят только после шести лет, и количество прибывающих не уменьшается. Сомневаюсь, чтобы произошла какая-то перемена. Мы получили распоряжение производить.

– Из какого источника?

– Лицензия Контрин, леди, – хриплым шепотом ответил чиновник. – Мы просили о скромном увеличении производства, а получили четырехкратно большую лицензию.

– Несмотря на то, что имели разрешение Контрин на их продажу по достижении восемнадцати лет. Нормы экспорта не изменились.

– Мы надеялись, леди, что получим лицензию, когда придет время. Мы просили об этом, даже о согласии на ликвидацию, Этого нам тоже нельзя делать. Имения заполнены сверх всякой меры. Они должны возвращать нам ази по истечении года, для обучения. Но теперь теперь они работают главным образом для того, чтобы прокормить собственных работников… боятся и не хотят их отдавать, ни постоянных, ни сезонных. – Итавви вытер лоб. – Задерживают поставки продовольствия, чтобы удержать рабочую силу. Ничто не попадает на склады: наше продовольствие, продовольствие для станции. ИСПАК грозила прекращением подачи энергии, если фермы не изменят поведения, но ИТАК… убедила их. Подобный шаг не остановил бы фермеров, у них есть собственные коллекторы, собственная энергия. И они не отдадут ази.

38
{"b":"6163","o":1}