ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Не плачь
Сука
Тени сгущаются
Здоровое питание в большом городе
Подсознание может все!
Мой личный враг
Сетка. Инструмент для принятия решений
Практический курс трансерфинга за 78 дней

– Они организованы?

Бета покачал головой.

– Это крестьяне. Недальновидные, тупые крестьяне. Они держат ази, потому что это их рабочая сила и способ выживания, если бы ИСПАК выполнил свою угрозу. Фермы всегда были частью процесса: мы высылали туда ази в конце обучения, а потом забирали тех которых контрактовали для специальных заданий. Выгода и для ази, и для фермеров. А сейчас, леди, фермы хотят прекратить сотрудничество.

– Сомневаюсь, что они недальновидны, сэр Итавви. Если дойдет до драки, у них будут люди.

– Ази.

– Думаешь, они не захотят сражаться?

Уважительность бета не позволила ему дать искренний ответ, хотя ей показалось, что он не до конца убежден.

– Я не верю, что они не общаются между собой, – заметила Раен. – Ведь все ведут себя одинаково. Правда?

– Не знаю, леди.

– Только на Востоке или на Западе тоже?

Итавви облизал губы.

– Я думаю, везде.

– Без организации, без плана борьбы с голодом.

– Начаты новые ирригационные работы. Река, которая снабжает водой Новую Надежду, под угрозой. Они расширяют…

– Без лицензии?

– Без лицензии, леди. ИТАК протестует, но мы ничего не можем сделать. Они борются друг с другом, дерутся за землю и воду, – он вытер пот со лба. – Бывает, что двое или трое фермеров объединяются вместе. Они торгуют, эти фермеры.

– Торгуют?

– Между собой. Оборудованием, ази. Переводят их с места на место.

– Ты уверен?

– Так утверждает полиция. На некоторых фермах больше ази, чем мы туда посылали.

Раен взглянула на тянущиеся вдаль камеры.

– Оружие? – спросила она.

– У фермеров оно всегда было.

Она медленно пошла вперед, разглядывая маленькие каморки. Потолок словно придавливал к полу, все было серое и черное, а лампы горели белым светом. Никаких цветов, лишь одетые в серое люди.

– Почему они изолированы? – спросила вдруг она. – Для безопасности?

– Каждого обучают по-своему. Случайные контакты могли бы затруднить процесс специализации.

– Они попадают сюда в возрасте шести лет? Камеры самых молодых чем-то отличаются?

Бета молчал. Потом пожал плечами.

– Покажи мне, – распорядилась Раен.

Итавви повел ее по коридору, под ними появлялись все новые камеры. Весь комплекс, казалось, не имеет конца. Она не видела никаких стен, никаких границ, только центр, где собирались помосты – огромную бетонную темноту в свете прожекторов.

– Они когда-нибудь покидают это место? – спросила Раен, когда они шли над каморками, провожаемые редкими взглядами снизу. – Разве им не нужна зарядка?

– У них есть такая возможность, – ответил Бета. – Тренировки по очереди.

– А фабрики? Они работают на фабриках?

– Те, которые обучены этому, – возможно, Итавви почувствовал ее раздражение, потому что поспешно добавил: – Шесть часов на фабрике, два часа гимнастики, два гипнозанятий. Мы делаем все возможное в данных обстоятельствах, леди.

– А что с детьми?

– Ази опекают их.

– Попеременно? Шесть часов, потом два гимнастики?

– Да, леди.

Они продолжали шагать по помосту.

– Но вы уже не посылаете их на фермы? С каждой неделей у вас их все больше, и вы не можете их переместить.

– Мы делаем все возможное, леди.

Они дошли до середины, до лифта. Итавви открыл своей картой дверь, и они вошли внутрь. Там он нажал семерку, и кабина с резким рывком помчалась вверх. На седьмом уровне вышли, лязг замков и скрежет засовов эхом разносился в пустоте.

В остальном было тихо.

Все эти уровни, как начинала понимать Раен, были одинаковы: бесконечные ряды каморок, этаж за этажом. Семь над землей, пять под ней. И тишина. Огромное пространство, все эти люди в камерах – и ни одного голоса.

Итавви провел их по помосту наружу, и Раен взглянула вниз. Здесь находились дети, шести-семилетние дети. Обращенные вверх лица выражали легкий интерес, ничего больше. Никаких игр, никаких развлечений. Они сидели или лежали на матрацах – одинаковые серые комбинезоны, одинаково стриженные головы и серьезные лица. В этом возрасте невозможно было даже различить пол.

Никто не смеялся, никто не плакал.

– Боже, – прошептала она, сжимая поручень. Итавви остановился. Раен вдруг захотелось выйти; она оглянулась: Джим стоял у поручней и смотрел вниз. Нужно увести его из этого места. И побыстрее.

– На этом уровне есть выход? – спросила она идеально спокойным тоном. Итавви указал направление, и Раен медленно пошла за ним. Джим шел следом.

– Какова средняя цена контракта? – спросила она.

– Две тысячи.

– Но ведь нельзя же так снизить стоимость производства?

– Нельзя, – признал Итавви.

Идти пришлось долго, и Раен никак не могла придумать ничего, что бы нарушило тишину. Нельзя было торопиться, выдать свои чувства, обеспокоить и испугать бета. И оглянуться на Джима она тоже не могла. Даже не хотела.

Они добрались до двери, такой же как на третьем уровне, миновали ее и снова оказались в стерильно чистых коридорах, заполненных светом ламп и свежим воздухом без запаха. Раен раз за разом глубоко вздохнула.

– Я увидела то, что хотела, – заявила она. – Мы можем вернуться в ваш кабинет.

Он заколебался, словно хотел о чем-то спросить, но передумал. Спустившись лифтом на первый этаж, они прошли в кабинет. Итавви казался обеспокоенным, Раен не пыталась его успокаивать.

Заговорила она, только когда они вновь оказались в комнате.

– У меня есть имение, – сообщила она, – бессмысленно лишенное прислуги. Добавьте к этому проблемы охраны. Сколько контрактов можно здесь купить?

Лицо Итавви постепенно меняло выражение.

– Наверняка достаточно, чтобы удовлетворять твои потребности, Контрин.

– Корпорация платит людям в зависимости от прибыли, полученной в их отделе, верно? Все эти пустые кабинеты… это не какой-то местный праздник, не правда ли?

– Нет, леди.

Бета занял место за столом, а Раен уселась в кресло и кивнула Джиму, чтобы сел рядом.

– Итак, сколько можно приобрести контрактов на охранный персонал?

Бета проверил на компьютере.

– Достаточно, леди.

– Сколько точно?

– Две тысячи сорок восемь, леди. Девятьсот восемьдесят два мужчины, остальные женщины. Тысяча четыреста моложе тридцати лет, остальные старше.

– Включая конфискованных ази или только тех что в этом здании?

– В этом здании.

– Это очень много.

– Непропорционально много, леди.

– Куда они обычно попадали?

– В подразделения корпорации. На фермы… это трудный район.

– Так значит, большинство этих ази с запутанными контрактами, остающихся вне города, тоже будут переучивать на охранников?

– Некоторое количество наверняка, леди.

Глаза Итавви лихорадочно блестели, губы дрожали.

Он что-то неразборчиво бормотал. Раен исподлобья разглядывала его, потом кивнула.

– Покупаю, – сказала она. – Все две тысячи сорок восемь контрактов. Кроме того, солскафы и ручное оружие.

– Полагаю, фирма, поставляющая охранников, присылает их готовыми к работе.

Он облизал губы.

– Да, леди, хотя некоторые покупатели имеют собственные мундиры и снаряжение.

– Ничего, справитесь.

Она встала и прошлась по комнате. Итавви с растущим беспокойством следил, как она просматривает лежащие на терминале компьютера инструкции. Она взглянула на номер, запомнила его и равнодушно улыбнулась.

– Я покупаю также остальных, как только вы сможете их подготовить. Эти запутанные контракты… если ты проверишь завтра, сэр, то увидишь, что все выяснилось, и их можно продать. Я верю, что ты сможешь незаметно перевезти ази оттуда сюда, как только освободится место.

– Леди…

– А что с детьми, сэр Итавви? Как вы обеспечиваете их потребность в контакте с людьми? Гипноленты решают этот вопрос?

Итавви вытер губы ладонью.

– На каждом этапе развития… да, леди. Количество особей, экономия… практически невозможно, чтобы у кого-то нашлось время и доступ к тысяче программ, разработанных за века исключительно для этой цели.

39
{"b":"6163","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Темные воды
Искушение Тьюринга
Супруги по соседству
Пассажир
Штурм и буря
Деньги. Мастер игры
Популярная риторика