ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вздохнул поглубже и успокоился, как обычно это делают ази. Машина легонько вздрогнула, выбравшись ка нужную трассу, и увеличила скорость.

Через заднее стекло Раен заметила группу маджат на тротуаре. Те же или другие, точно сказать было невозможно.

Сев поудобнее, она вытерла губы, заметив при этом, что вспотела и дрожит. Машина мчалась слишком быстро, чтобы им могло что-либо угрожать: на такой скорости никто не смог бы их опознать, огни снаружи превратились в размытые полосы.

На съезде А4 они не встретили никаких маджат, вокруг дома тоже не было следов их присутствия. Раен успокоилась, впервые за время пребывания здесь довольная видом полицейского у ворот. Перед соседним домом стоял грузовик, на который грузили мебель. Раен равнодушно смотрела на него, ожидая, пока откроются ворота.

Мерри медленно подъехал ко входу и высадил их, после чего отправился ставить машину в гараж, по другую сторону аллеи, под землей.

Из-за угла здания появился Воин. Раен внимательно посмотрела на него, щурясь от яркого солнца. В этот момент любой маджат вызывал у нее беспокойство.

Макс открыл дверь, впуская их обоих в тень и прохладу холла.

– С тобой все в порядке, леди?

– Да. Можешь не беспокоиться. Мерри расскажет тебе, как было дело.

Воин скользнул внутрь, антенны его дрожали.

– Ты чувствуешь зеленых? – спросила Раен. – Зеленые атаковали нас. Мы убили нескольких. Они убили людей.

– Зеленые, – Воин коснулся ее нервным движением и тут же успокоился, когда она положила ладонь на его обонятельные пятна, передавая информацию. – Они перешли на другую сторону. Сейчас они красно-золотисто-зеленые. Зеленые самые слабые. Легче всего убить. Слушают красный Разум.

– Кто слушает, Воин?

– Всегда слушают. Красные – Разум Воинов. Я отделен. Я голубой Воин. Хорошо, что убила зеленых, Они убежали? Доложат?

– Да.

– Хорошо?

– Они уже знают, что я здесь. Пусть расскажут об этом в своем кургане.

– Хорошо, – подвел итог Воин. – Хорошо, что взяли вкус, королева Кетиуй. Да.

Он коснулся ее и выбежал наружу.

Джим стоял под стеной, лицо его было напряжено. Раен сжала его руку.

– Иди, отдохни, – сказала она, а когда он ушел, глубоко вздохнула.

Через боковую дверь вошел Мерри.

– Никаких проблем, пока нас не было? – спросила Раен у Макса.

Тот покачал головой.

– Принеси чего-нибудь холодного, хорошо?

Она отправилась в заднюю часть дома, к компьютеру.

Память сообщений была полна. Экран сиял как при срочных передачах.

Раен запустила считывание. Полдюжины сообщений появились одно за другим, почти каждое начиналось словами – СРОЧНО. СВЯЗАТЬСЯ С ДЕЙНОМ.

Но одно было иным.

Я ЗДЕСЬ, – просто сообщало оно. – П. Р. Х. ПОЛ.

Раен опустилась на стул.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

1

Донесения все поступали – хаос ширился даже на Цердине.

Мот вздрогнула, взглянула на груды распечаток, потом устало улыбнулась и посмотрела на Танда.

– Есть какие-то результаты по статистическим данным с Истры?

– Они здесь, Старейшая. В третьем ряду.

Она вытянула руку, но пальцы дрожали, и бумаги рассыпались по столу. В последнее время она слишком мало спала, слишком редко могла позволить себе отдохнуть. Несколько раз глубоко вздохнув, Мот вновь потянулась за бумагами.

Танд собрал документы подровнял и положил перед ней.

– Уже, наверное, ходят слухи, что старуха разваливается, – буркнула она.

Танд продолжал молчать.

Мот просмотрела бумаги, не торопясь, чтобы продемонстрировать верность руки, подняла кубок, сумев не разлить ни капли. Сделав глоток, отставила его. Сердце бешено колотилось.

– Выйди, – распорядилась, довольная своей небольшой победой.

Танд направился было к двери, но заколебался.

– Старейшая… – начал он, возвращаясь и остановившись перед ней.

Очень близко.

– Старейшая…

– Мне ничего не нужно.

– Ходят слухи, Старейшая. – Танд присел у подлокотника, и сердце ее замерло от ощущения его близости.

Он заглянул ей в глаза с удивительной у него искренностью – превосходный актер.

– Послушай, Старейшая. Со временем приходит момент, когда нужно уйти, скинуть с себя тяжесть, позволить произойти замене. Здесь всегда был Лиан или его родственники, а теперь – ты. Неужели твоя смерть обязательное условие замены?

Ее поразил этот необычайный маневр Танда. В левой руке, укрытой под плащом, она держала излучатель, удаленный от его груди всего на несколько сантиметров, возможно, он догадывался об этом, однако лицо его сохраняло выражение невинности и глубокою убеждения.

– Мне всегда удавалось пережить очередные чистки, – прошептала она. – Разве пришло время следующей, Танд? Ты пришел меня предупредить?

Последний вопрос она задала с явной иронией. Еще немного и нажала бы на спуск, но Танд не выказывал и следов страха.

– Уйди из Совета, – убеждал он. – Уйди, Старейшая. Сейчас. Передай свои полномочия. Ты начинаешь испытывать тяжесть лет, ты устала. Я вижу это: очень устала. Ты можешь уйти сейчас и в тишине и покое наслаждаться жизнью, сколько тебе еще осталась. Разве ты не заслужила этого?

Она тихо засмеялась, поскольку подобные слова были необычны для Холда.

– Но ведь мы бессмертные, – прошептала она. – Танд, может, мне удастся их обмануть, и я не умру… никогда?

– Только если уйдешь.

Напряжение в его голосе было предостережением.

Может быть, – подумала она, – молодой Холд действительно испытывал к ней какие-то человеческие чувства, может, все эти совместные годы что-то значили для него. Уйти из Совета и позволить, чтобы все данные попали в руки кого-нибудь с более критическим взглядом? Отказаться и позволить решать тому, кого они выберут?

Нет.

Мот тихо вздохнула, глядя в темные блестящие глаза Танда.

– Много времени прошло с тех пор, когда Совет действовал без вожака. Кто займет место Старейшего? Линд? Он не подходит для нынешних времен. Все погубит, не продержится даже месяца. А кто придет после него? Брин? Она нисколько не лучше.

– Но ты же не можешь руководить бесконечно.

Она закусила высохшую губу, но излучатель в ее руке был неподвижен.

– Может быть… – прошептала Мот, позволив голосу задрожать, – может быть, мне действительно нужно подумать об этом. Я так много лет была рядом с Лианом, пока он не умер. Мне кажется, я справлялась с делом совсем неплохо. Не так ли, Танд?

– Да, Старейшая. Очень хорошо.

– После смерти Лиана власть перешла ко мне именно потому, что я так долго стояла рядом с ним. Я была у руля почти так же часто как он. Даже убийство не нарушило заведенного порядка, потому что я была на месте. Потому что я знала систему и знала, где собраны важные данные. Отказаться? Нет. Это приведет к неразберихе, а есть вещи, о которых мне известно… – голос ее упал до едва слышного шепота, -… и которые являются для Семьи вопросом жизни и смерти. Моя смерть – будь то убийство или простая случайность – станет катастрофой. Но, может, пришло время сложить часть ответственности. Может, ты и прав. Мне нужно найти себе партнера, соправителя.

В глазах Танда мелькнуло удивление.

– Таком, каким была я для Лиана… в самом конце. Я выберу самого сильного в Совете, того, кто пользуется максимальной поддержкой. Позволю Совету выбрать.

Мот видела, как растет его замешательство, и с трудом удерживалась от улыбки.

– Да, молодой Танд, – прошептала она. – Именно так я и сделаю.

Она махнула правой рукой, позволяя ему уйти. Казалось, он так и не знал до самого конца, где она держала левую, а если знал, то имел стальные нервы. Танд встал, угрюмый и серьезный, вся его заботливость исчезла.

– Я разошлю извещение, – добавила Мот. – Созову Совет на завтра. Ты их уведомишь, будешь моим курьером.

– Нужно ли сообщать старшим о причинах?

– Нет, – ответила она, зная, что он ее не послушает. – Я сама предложу им этот проект, а потом они смогут подумать над выбором. Передача власти всегда была серьезной проблемой для империй, – она посмотрела Танду в глаза. – Те, кто сумели сделать это спокойно, выжили. Кто знает, кому из нас суждено погибнуть в общем замешательстве?

43
{"b":"6163","o":1}