ЛитМир - Электронная Библиотека

Мгновенье Танд стоял неподвижно. Мот позволила ему обдумать ситуацию: потом снова махнула рукой, уже окончательно выпроваживая. Он ушел спокойно и с грацией, как обычно, но Мот знала, что он взволнован.

Когда Танд вышел, Мот подперла голову руками и затряслась от смеха. Немногие владыки могут при жизни развлекаться созерцанием борьбы за наследство. А удовольствие видеть Холдов и их помощников, ослепленных блеском, который сорвет с них маску, публично ПРИГЛАШЕННЫХ к власти, пока она еще жива… Давно она так не смеялась.

Покушение на нее было подготовлено – и близко. Танд вел себя загадочно… возможно, внезапный приступ сентиментальности… а может, просто передал чье-то предложение. И вдруг она с каменным лицом предлагает двойную ставку. Разумеется, ее убьют, как только их избранник наберет силу. Но время… главное сейчас было время.

Мот улыбнулась себе, но улыбка мгновенно исчезла, когда она взяла в руки пачку фальшивых сообщений с Истры и положила их вместе с другими.

Мет-марен понадобится время.

Покинуть это место, Цердин, Совет и их всех, уехать, туда, где жили древние Кланы, к дорогим, уже мертвым друзьям – только такого отдыха она хотела; снова найти то, что умерло много лет назад, тех, кто строил, а не просто потреблял.

В одной из папок находилось досье на Мет-марен. Мот открыла ее и печально посмотрела на женщину, в которую превратился бывший ребенок.

Данные были собраны хаотически, их связи трудно было проследить, а Мот под старость испытывала тягу к мистицизму, единственной возможности сохранить здоровую психику… она слишком много знала, слишком велик был объем информации.

Лиан тоже предвидел это. Под конец жизни он жаловался, что у него начались видения. Эта слабость подстегнула заговорщиков и ускорила его смерть.

Он погиб во время одного из этих видений, дрожащий, с пеной на губах. Воспоминание об этом испортило Мот настроение.

Она должна сделать это.

«Яйцеклетки», – стонал умирающий Лиан. – «Яйцеклетки… яйцеклетки… яйцеклетки…» – словно вспоминал детей-бета, несчастных сирот, поколение без родителей.

Тысячи их созревали слишком быстро, под массовой опекой, как по транспортеру, двигались они к зрелости, становились мужчинами и женщинами в возрасте десяти лет, чтобы могли заняться следующими и еще следующими… а затем, получив разрешение, рожать настоящих детей, так как всегда и все делали по разрешению.

НАУЧИТЕ ИХ РОСКОШИ, – сказал однажды Лиан. – РАЗВРАТИТЕ, И МЫ ВСЕГДА БУДЕМ ИХ КОНТРОЛИРОВАТЬ. ДАЙТЕ ИМ ПОЗНАТЬ РАБОТУ И ПЛАТУ, И ПЛАТИТЕ ИМ БЕЗДЕЙСТВИЕМ И ТЩЕСЛАВИЕМ. ТАКИМ СПОСОБОМ МЫ ВСЕГДА БУДЕМ ПРАВИТЬ ИМИ.

А потом бета от лени создали ази.

Яйцеклетки яйцеклеток.

Мот вздрогнула, вспоминая поколения, заселившие Район.

Семьсот лет. С одной планеты на множество. И темп роста населения, уже не поддающийся контролю.

Яйцеклетки. Потенциал.

Я ПОСЛЕДНЯЯ, – подумала Мот. – ПОСЛЕДНЯЯ, КОТОРАЯ КОГДА-ТО БЫЛА ЧЕЛОВЕКОМ, В КОМ ОСТАЛАСЬ ПРЕЖНЯЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ. ДАЖЕ МЕТ-МАРЕН НЕ ТАКАЯ. СОВЕРШЕННО НЕ ТАКАЯ. Яйцеклетки, откладывающие яйцеклетки.

СЕМЬЯ, – подумала она, вспомнив старую поговорку об абсолютной власти и абсолютной развращенности.

ТОЛЬКО У АЗИ НЕТ ПОДОБНОЙ ВЛАСТИ. ТОЛЬКО АЗИ ОСТАЛИСЬ НЕВИННЫМИ.

2

Пол Холд уселся поудобнее, положил ноги на стол, сложил руки на груди и осмотрелся, пожав плечами.

Раен приняла от Джима стакан и угрюмо следила, как Пол берет свой. При этом он смерил Джима взглядом с ног до головы, наверняка сделав выводы. Джим опустил голову – типичная реакция ази.

– Спасибо, Джим, – тихо сказала она. Еще немного, и она попросила бы его сесть с ними. Но Пол – это не Совет ИТАК, при желании он мог быть жестоким. И такое желание возникало у него часто.

Джим исчез за дверью, Воин остался. Маджат сидел в углу, возле небольшого столика, абсолютно неподвижный, словно часть меблировки.

– Все в стиле, – суммировал Пол свои впечатления и пренебрежительно махнул рукой. – У тебя странный вкус, Мет-марен. Хотя ази ты выбрала старательно.

– Что ты здесь делаешь?

Пол громко рассмеялся.

– Прошло уже восемнадцать лет со дня, когда мы вместе ужинали, Мет-марен, и мне безумно захотелось получить очередное приглашение.

– Большое путешествие ради малой прибыли. Неужели тебе не хватало стола Роса Холда?

Он хотел поддеть ее, но она сумела достойно ответить. За годы узкое лицо Пола не изменилось: он достиг возраста, когда перемены долгое время незаметны. Сложив годы, она решила, что ему не меньше семидесяти.

Он набрался опыта, разрыв между ними уменьшился, но остался отчетливо виден.

– Я давно слежу за тобой, Мет-марен, – заметил он. – Ты единственная, кто меня действительно интересует.

– Значит, ты делал это очень осторожно. Тебя послали Холды?

– У тебя удивительное чувство юмора, – он широко улыбнулся. – Об этом говорит твой способ путешествовать. Это дало мне достаточно времени, чтобы догнать тебя. – Пол хлебнул из стакана и поставил ем рядом. – Ты знаешь, что вызываешь беспокойство?

Она пожала плечами.

– Тебя убьют.

– Они?

– Ну не я же, Мет-марен.

– Тогда зачем ты здесь? – с иронией спросила она. – Чтобы встать у них на пути?

Он небрежно махнул рукой, глядя на нее прищуренными глазами.

– Я ревнив, Мет-марен, а ты обошла меня, – он снова рассмеялся. – Годами я учился дразнить Совет, но, честное слово, ты обогнала меня. И в таком юном возрасте. Знаешь, что здесь происходит?

Раен не ответила.

– Наверное, да, – решил он. – Но пора уже уходить.

– Убирайся обратно на Цердин, Пол Холд.

– Я прилетел не с Цердина. До меня дошли сплетни, и я решил сюда заглянуть. Ты – мое личное суеверие, и я не хочу смотреть, как ты проигрываешь. Уходи отсюда, немедленно. На другой конец Района. Они поймут этот жест.

– Воин, – бросила Раен, вставая.

Маджат ожил, шевельнул челюстями и выпрямился в полный рост. Пол замер.

– Скажи, Воин, из какого кургана этот Контрин?

– Зеленый курган, – ответил Воин и издал ноту языка маджат. – Контрин зеленого кургана.

Пол махнул рукой с хитиновым узором – небрежный жест, выражение насмешки над самим собой.

– Разве от меня зависел выбор кургана? Это лаборатория Мет-маренов выбирала узоры, оставив голубой для своих друзей… к которым мы не относились.

– Вот именно, не относились.

Пол встал, подошел к окну, после чего с сознательной бравадой встал перед клешнями Воина.

– Ты уже давно перешла границы здравого смысла. Понимаешь ли ты, на какую глубину выбралась? Над какой бездной оказалась?

– Что мой Клан погиб из-за тщеславия других? Что двадцать лет назад что-то привели в действие и до сих пор не могут остановить? Как вы сохраняете это в тайне от Мот? А может, не сохраняете?

Темные глаза Пола смотрели на нее.

– Я начинаю нервничать, когда ты лезешь в детали.

– Надеюсь, ты подумаешь, прежде чем сделать необратимые шаги.

– Я многому научилась, Пол Холд. Ты сам когда-то преподал мне урок, и потому я всегда испытывала к тебе некоторую симпатию. Никакой обиды как ты и сказал, мы интересовались друг другом. Ответишь ли ты сегодня на мои вопросы?

Он развел руками.

– Я не в чести у Холдов. Откуда мне знать ответы, которые тебе нужны?

– А того, что знаешь, ты не захочешь выдать.

– Мот не проживет долго – вот все, что я знаю. Что касается остального, то Холды твои враги, но ничего личного, сама понимаешь. Холды хотят того, к чему стремился Тел.

– И никто не остановил того, что начал Эрон Тел?

Пол пожал плечами.

– Не знаю, не знаю. Не спрашивай меня, у них нет ко мне доверия.

Это могло быть правдой. Раен следила за руками и глазами Пола, гадая, не вытащит ли он вдруг оружие.

– Спасибо за твою заботу, Пол.

– Послушай совета, и уходи отсюда на другой конец Района. Они поймут, Раен а Сул. Воспримут это как капитуляцию. Кому это важно? Ты переживешь их всех, если будешь осторожна. Бегство сейчас – твой единственный шанс. У меня здесь есть корабль, и я могу тебя забрать. Семья не причинит тебе вреда. Холды могут не верить мне, но не нападут.

44
{"b":"6163","o":1}