ЛитМир - Электронная Библиотека

Манди вырывался изо всех сил, Макс позвал на помощь, и тут же прибежало несколько ази. Возня быстро закончилась.

– Не причиняйте ему вреда, – крикнула Раен, видя, что может дойти до этого, потому что Манди боролся как безумный, и понадобилось несколько человек, чтобы наконец его утихомирить. Выстрел, подумала Раен, наблюдая за происходящим, был бы гораздо проще. Полиция, видя суматоху, хотела вмешаться – на дороге вспыхнули огни, но они не могли пройти через ворота и не решались перебраться через стену.

Наконец, Манди прижали к земле, но он продолжал ругаться и орать. Макс и еще один ази поставили его на ноги, а Раен отступила, когда он плюнул в ее сторону.

– Я сдержу слово, – сказала она. – Хотя и не сразу. Худшее что я могу сделать, Том Манди, это отправить тебя обратно.

Вот тут он перестал вырываться.

– Сколько лет продолжалась ваша деятельность? – спросила она.

– Не знаю. Зачем им говорить мне это?

– Следи за ним хорошенько, Макс, не своди с него глаз. В подвале ты найдешь для него подходящее помещение; он наверняка не хотел бы оказаться здесь на свободе, Проследи, чтобы все сделали как надо.

Они повели его к дому, Раен еще осталась, глядя на Воинов, щелкающих клешнями.

– Другой курган, – попыталась она объяснить ситуацию в понятных для них терминах. – Не враг, не друг, другой курган. Будем изолировать эту-особь. Передай информацию. Воин должен охранять эту-особь.

Некоторое время они анализировали эту концепцию, неизвестную Разуму кургана. Чужака нужно устранять, а не задерживать.

– Эта-особь отнесет сообщение, если убежит. Разрешим уйти, когда будет хорошо, чтобы она сообщила.

– Да, – хором ответили они и вошли в дом – фигуры из кошмарного сна в коридорах Элн-Кестов.

Раен пошла было следом, но тут заметила, что рядом нет Джима; он стоял возле машины с выражением тупого страха на лице. Вернувшись, Раен взяла его за руку. Из глубины дома донесся истерический крик. Она провела ладонью по руке Джима, решив идти вокруг, мимо входа, за угол и по дорожке в заднюю часть сада, где было спокойнее.

– Я ази, – повторил Джим.

Она крепче стиснула его руку.

– Я знаю это, Джим. Успокойся. Это был долгий, тяжелый день.

Она чувствовала, что он дрожит.

– Бросок кубика оказался для меня счастливым, – сказала Раен. – Но ты… ты попал в такое место…

– Я ази.

– И отлично справляешься с делом.

Они зашли за дом. Здесь царил хаос. Ази пытались рассортировать привезенные запасы, а беспокойные Воины бродили среди людей, поочередно касаясь их. Ази не пытались возражать, просто стояли спокойно, хотя наверняка очень боялись. Ни один бета не сумел бы этого вынести. Раен прошла между ними, отделила ази от маджат и кивнула Мерри, который тут же приказал всем своим людям укрыться в комнатах ази. Ни один ни на секунду не заколебался.

Дверь за ними закрылась, С этой минуты маджат безраздельно владели садом, а их ази вышли туда через задний ход, нагие, уже не нуждающиеся в защите от солнца.

Глядя по сторонам безумными глазами, они улыбались, готовые принимать прикосновения от Воинов и работниц.

Они пришли помочь и радостно направились к котлованам.

– Нужно их накормить, – заметила Раен. – Теперь мы за них отвечаем. Джим, попытайся найти домашних ази, пусть приготовят поесть на всех. Азии маджат предпочитают вареное зерно, их здесь около пятидесяти.

Джим кивнул и ушел, ослабевший после пережитого шока. Она смотрела, как он входит в комнаты ази, как возвращается с шестью домашними, как ведет их в дом, отгоняя назойливых ази маджат, Он справлялся с этим вполне прилично. Раен немного расслабилась, она стояла, глядя на темные фигуры маджат, на голубые огоньки ази, таинственно мерцавшие в туннеле.

– Работница, – спросила Раен, когда одна из них проходила мимо. – Куда ведет этот туннель?

– Голубой курган, – последовал ответ. Раен вздрогнула, представив туннели, как руки кургана, достигающие центра города.

Мать согласилась, Мать приказала, и курган пришел, чтобы защитить ее. Раен обхватила себя руками за плечи, огни мерцали на границе ее поля зрения.

Свежий воздух пах влагой и вечером. Капля воды упала ей на руку, и Раен подняла голову. Тучи закрыли небо, приближался дождь. Но он не помешает ни маджат, ни их ази. Раен вернулась в дом, когда вышли домашние ази, несущие запасы продуктов. Торопливо, из-за страха перед маджат, они переносили их на кухни из своих квартир.

Один из них остался в домашней кухне и под руководством Джима готовил другой ужин.

– Спасибо, – поблагодарила Раен. Она так устала, что без протестов съела бы овсянку ази, тем более с удовольствием приняла хороший ужин. Джим занял свое место по другую сторону стола.

Курган был вокруг нее. Началась песня, она слышала ее: иллюзорную и тихую, как дождь, как забытые сны.

Потом вспомнила о подвале, и рука с чашкой замерла у губ. Напившись, Раен начала размышлять о других вещах.

Об Итавви и обещаниях; о Поле Холде; о Таллене.

О Семье.

Сообщения громоздились в памяти машины, компьютер выплевывал их в бешеном темпе. Раен читала, а над домом гремел гром.

Одно из них пришло от сэра Дейна: ПРИНОШУ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ. ХУДОЖНИК – СЭР ТОЛ ЭРРИН, 1028 Д, ПОБЕРЕЖЬЕ. Большинство остальных содержали какой-то вздор. Протерев глаза, Раен отхлебнула кофе и вошла в сеть планетарного компьютера. Нашла номер личного учета и включила его в программу.

Сообщение от Пола Холда: НОВЫЙ ПОРТ НЕВЫНОСИМ. УЖАСНО СТРАДАЮ. МОЖЕШЬ РАДОВАТЬСЯ.

Она глотнула еще кофе, теряясь в ритме песни маджат, звучащей внутри дома, и подготовилась для входа в интеркомп. Данные шли непрерывным потоком: планета – станции, станция – станции, станция – планете. Однажды отправленные данные вернуть было невозможно.

Раен вызвала заранее подготовленную программу, касавшуюся контрактов, экспортных квот и отклоненных просьб о разрешениях.

УДОВЛЕТВОРИТЬ, – ввела она.

Через час Совет будет заблокирован запросами и начнется хаос. Блокада была прорвана, но на Цердине узнают об этом только через восемь дней.

Она соединилась с отелем в Городе и вытащила из кровати заспанного чужака.

– Попроси Таллена, – приказала она, используя свое изображение и прямую передачу голоса, чего не делала с момента прибытия на Истру.

Таллен появился быстро, не совсем одетый и раскрасневшийся от сна.

– Конт'Раен, – он узнал ее.

– У меня здесь есть ази, – сообщила она. – Он вас знает. Его зовут Том Манди.

Таллен начал было что-то говорить, но передумал.

Сонливость мгновенно покинула его.

– С ним ничего не случилось, – заверила Раен. – И не случится. Но я хочу знать, сколько времени это уже продолжается, сэр Таллен. Я требую ответа: сколько это продолжается и как далеко зашло?

– Нам нужно встретиться.

Она покачала головой.

– Прошу ответить, как широко раскинута сеть?

– Я бы не хотел говорить об этом на расстоянии.

– Может, мне спросить Манди?

Таллен замер.

– Ты и так сделаешь, как захочешь. Торговая миссия…

– Подчиняется законам Района. Законам Контрин. Я делаю, что хочу, это правда. Пока он в безопасности, и я отдам его тебе, так что незачем делать поспешные шаги. Я только хочу сказать, что ты поступил крайне неумно, сэр. Сообщи мне номера, и я постараюсь все устроить. Ты меня понял, не так ли? Я могу действовать там, куда для вас доступа нет. И охотно это сделаю… из чистой гуманности. Так что прошу номера.

Таллен прервал связь.

Этого она и боялась. Раен покачала головой, глотнула остывшего кофе, чтобы прополоскать горло, и наконец переключила компьютер на автоматический прием.

Кривясь, допила кофе, добавила к его вкусу рюмку ликера и села, вслушиваясь в звуки грозы.

– Леди, – голос Джима испугал ее. Она взглянула в сторону двери.

– Иди спать, – посоветовала ему. – Отдохни. Ты сделал все, что мог.

Он не хотел уходить, но все-таки повиновался, и она услышала, как стихают на лестнице его шаги. Посидев еще немного, слушая песню маджат, Раен встала и спустилась вниз, в темноту подвалов.

48
{"b":"6163","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мне сказали прийти одной
Линкольн в бардо
Шаман. Похищенные
Входя в дом, оглянись
Богиня по выбору
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Охота на Джека-потрошителя
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела