ЛитМир - Электронная Библиотека

Бета беспокойно крутились вокруг центра управления, пока просто ошеломленные темпом событий – бета, которые уже научились не становиться у него на пути.

Но каждый из них – КАЖДЫЙ – мог быть человеком Мет-марен. Его ази стояли между ними в полном боевом снаряжении.

Обнаружение Контрин на планете было нелегкой задачей. Во всяком случае не такой, что его устроила бы.

Он предпочитал действовать хитрее и более незаметно, Морн отправил второй вызов Полу и сейчас ждал, пока его передадут тому. Он сидел, прижимая к губам покрытую хитином ладонь и с ненавистью смотрел на мерцающий экран.

ПРИВЕТ, – пришел ответ.

Морн включил аппарат. Теперь Пол видел его лицо, вместо змеи Контрин, бывшей фоном предыдущих передач. На экране, как в зеркале, появилось лицо Пола, но Пол улыбался.

– Серьезнее, кузен, – начал Морн. – Где ты?

– В Новом Порте.

– Она была здесь, – сообщил Морн. – Была здесь, чтобы меня встретить, в отличие от тебя.

Пол посерьезнел. Подняв бровь, он посмотрел с обидой.

– Признаться, я удивлен, Так значит, встреча не очень удачная? Где она живет?

– В Новой Надежде. Я не совсем понял, что, собственно, произошло.

– Она улетела на пароме, и датчики станции ее потеряли.

– Ты был неосторожен, Морн.

Морн угрюмо смотрел в глаз камеры. Он мужественно перенес шутки Пола, как сносил их много лет.

Пока я держу станцию, кузен. Потом я объясню тебе детально, почему именно тебе нужно предпринять меры предосторожности. Это будет неприятно. А сейчас ищи ее. Я бы с тобой поменялся, но надеюсь, ты не терял здесь времени.

У Пола заметно испортилось настроение.

– Да, – ответил он. – Я найду ее тебе. Достаточно?

– Достаточно, – подтвердил Морн.

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

1

Приняв ванну, Джим старательно оделся и занялся обычными делами. Для начала он проследил за уборкой в комнатах, где не было маджат, но дом был полон звуков их присутствия, а дела, которыми он мог заняться, быстро кончились, оставив лишь пустоту. Испуганный домашний ази крутился на кухне, и они вместе готовили в положенное время еду – два ненужных существа, поскольку у Джима совершенно не было аппетита, да и у того ази, наверняка, тоже. Однако забота о здоровье входила в их обязанности.

Наконец подошло время ужина; лихорадочное движение в саду не прекращалось весь день, так же как и работа в подвале. Близилась ночь, о которой Джим предпочитал не думать.

– Мет-марен.

В дверях стоял Воин, и домашний ази отскочил от стола к стене, в панике уронив тарелку.

– Успокойся, – жестко бросил ему Джим, вставая. – Твой контракт здесь, и маджат не причинит тебе вреда.

Воин подошел ближе, ища прикосновения и вкуса. Джим дал их ему.

– Ази Мет-марен, – узнал его Воин. – Джим, эта особь ищет королеву Мет-марен.

– Ее здесь нет, – ответил он, стараясь подготовиться к следующему прикосновению клешней, к касанию губ антеннами. Помимо своей воли он задрожал, но уверенность, что маджат не причинит ему вреда, помогла перенести все спокойно. Даже больше: пока она отсутствовала, маджат были чем-то связанным с ней. Он коснулся Воина так, как это делала она, чтобы его успокоить.

– Нужна Мет-марен, – настаивал Воин. – Нужна. Нужна. Сейчас.

– Я не знаю, где она, – объяснил Джим. – Уехала.

– Сказала, что скоро вернется. Не знаю.

Воин выбежал из кухни, промчался через коридор в сад, в спешке повредив дверь. Джим последовал за ним, оставив перепуганного ази. Он выглянул в уничтоженный сад, где в земле виднелась большая яма там, где подкопали стену соседней резиденции. Ази-охранники стояли на постах, но как можно ближе к своим комнатам. Джим обошел яму и прошел мимо охраны. Он искал Макса, нашел его в комнате и рассказал о требовании Воина. Он сам не знал, что хотел бы услышать.

– Мы должны остаться здесь, как нам приказано, – заявил Макс. Его квадратное лицо ничего не выражало и лишь в глазах появилась тень неодобрения по отношению к ази, предлагающему нарушить полученное распоряжение. Джим заметил это, удержался от ответа и направился к выходу. У дверей он заколебался, неуверенность накинулась на него с такой силой, что он почувствовал резкую боль в животе. Курган настаивал; Раен не оставила бы без внимания срочное сообщение. Она должна была узнать.

Его задача заключалась только в поддержании порядка в доме. Но сейчас Раен требовалось что-то другое. Он помнил, как она смотрела на него перед отъездом обеспокоенная, потому что оставляла все дела ЕМУ, не понимающему даже половины того, что должен.

Он оглянулся и неуверенно окликнул:

– Макс!

Могучий охранник ждал.

– Приказ? – спросил он, ибо получил такое распоряжение.

– Я иду наверх, ты руководишь внизу.

– Она говорила, что это твоя задача.

– Она говорила, что я должен следить за всем, Я иду наверх, нужно кое-что для нее сделать. Ты займешься делами здесь, таков мой приказ. Я за это отвечаю.

Макс склонил голову, принимая распоряжение, Джим вернулся тем же путем, через разоренный сад, мимо домашнего ази, убиравшего осколки разбитой тарелки, мимо компьютера с экранами, высвечивающими сообщения для Раен. Стены дома дрожали от песни маджат; Воины неподвижно стояли в темных уголках холла.

Из двери в подвал выбежала ази маджат, нагая, неся голубой слабо сверкающий огонек. Она улыбнулась и, проходя, коснулась пальцами его руки, а он задрожал, видя безумие на ее улыбающемся лице. Появился мужчина, моложе тех, что покидали клетки для каких-либо других работ, в глазах его таилось то же безумие, за ним выбежала целая группа, а идущий сзади Воин подгонял их свистом.

Джим убежал, испугавшись, что по ошибке они потащат его с собой, втолкнут в темную яму в саду. Он помчался по лестнице, ворвался в спальню, проверил, пуста ли она и запер дверь.

Прошло несколько минут, прежде чем он сумел разжать стиснутые пальцы. Часть его разума не хотела идти дальше… предпочитая скорее найти какой-нибудь темный угол, сжаться там и замереть, как ази внизу, когда доходили до пределов своих возможностей.

Раен нуждалась в чем-то большем. Этот высокий худой Контрин разговаривал с ней, и потом она была беспокойна. Необычный рожденный человек ази обеспокоил ее еще больше. Джим знал, что имелись связи, которых он не понимал, догадывался, что сейчас она может быть где-то с тем, своим соплеменником. И что в таких рискованных делах ази, обученный как он сам, совершенно непригоден.

СЛЕДИТЬ ЗА ПОРЯДКОМ В ДОМЕ.

Наверняка ей требовалось нечто большее, но это был предел его возможностей. Он уже встречал бета, которые могли придумать, что следует делать. И Контрин, которые просто ЗНАЛИ, хоть он и не понимал, откуда. Кроме того, он видел камеры в Бюро и знал себя.

Джим понимал, что если она погибнет, он будет умерщвлен. Кто-то говорил ему, что Контрин никому не передают своих ази, но он не испытывал из-за этого страха. Когда это произойдет, он просто сядет и подождет смерти. Ничто уже не будет его интересовать, он утратит свою полезность.

Он испытывал странное, чужое давление в горле и за весь день не сумел от него избавиться – доказательство стресса, которого он не мог снять.

БУДЬ СПОКОЕН, – прозвучало в памяти эхо давнишних лент. – СПОКОЙСТВИЕ ВСЕГДА ХОРОШО. ЕСЛИ НЕ МОЖЕШЬ БЫТЬ СПОКОЕН, ЗНАЧИТ, ТЫ БЕСПОЛЕЗЕН. БЕСПОЛЕЗНЫЙ АЗИ – НИЧТО. ОТБРОСЬ ВСЯКОЕ БЕСПОКОЙСТВО, ИНСТРУКЦИИ ПРИДУТ. ТЫ НЕ ВИНОВАТ, ЕСЛИ ОСТАНЕШЬСЯ СПОКОЕН И ПОДОЖДЕШЬ ИНСТРУКЦИЙ.

Потом пришло наказание, когда эмоции достигли слишком высокого напряжения – встроенная в организм тошнота. Джим дрожал всем телом, разрываясь между перехваченным спазмами горлом и судорожно сжимающимся желудком. Он знал, что если справится с одним, другое тоже исчезнет, Ему удалось утихомирить усиливающуюся истерию простым переключением внимания: он думал о чем-то другом, а не о том, что подсказывали чувства.

ПОКОЙ, ПОКОЙ, ПОКОЙ. СПОКОЙСТВИЕ – ХОРОШО. СПОКОЙНЫЙ – СЧАСТЛИВ. СЧАСТЛИВЫЙ – ПОЛЕЗЕН. ХОРОШИЙ АЗИ ВСЕГДА ПОЛЕЗЕН.

56
{"b":"6163","o":1}