ЛитМир - Электронная Библиотека

Он тут же принялся за дело: достал из шкафчика комплект для гипнообучения, открыл коробку с лентами.

ПОКОЙ, ПОКОЙ, ПОКОЙ, – непрерывно повторял он, потому что руки его дрожали, когда он сознательно выбирал запрещенные ленты в черных футлярах. Неповиновение усилило боль в желудке. ЭТО ДЛЯ НЕЕ, – убеждал он самого себя, – А ХОРОШИЙ АЗИ ВСЕГДА ПОЛЕЗЕН. Прослушав ее ленты, он будет знать столько же, сколько она. А если будет знать столько, сколько она, то поймет, что нужно делать.

Он вынул стенку коробки и подпер ею груду лент, которую установил у подавателя, поскольку их было гораздо больше, чем предусматривала конструкция комплекта. СОСРЕДОТОЧЬСЯ ТОЛЬКО НА ФИЗИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЯХ, – это был способ сохранения спокойствия в минуты кризиса. – НЕ ДУМАЙ, ЗАЧЕМ РАБОТАЕШЬ, ПРОСТО ДЕЙСТВУЙ, ПОКА НЕ ВЫПОЛНИШЬ ЗАДАНИЕ.

Он подготовил машину, подготовил кресло, бросив на него одеяло, чтобы было поудобнее. Наконец, разделся донага, разгладил одеяло, чтобы ни одна складка не раздражала кожу во время долгой потери сознания. Пузырек с таблетками нашел там, где оставил его в прошлый раз в ванной. Затем сел с таблеткой в зубах, закрепил контакты, накинул на себя края одеяла, проглотил таблетку и стал ждать, когда придет одеревенение. Я ИЗМЕНЮСЬ, – подумал он, чувствуя, как усиливается и волной поднимается в нем паника. Он всегда любил того, кем был, а то, что делал сейчас, было как самоубийство.

Чувствуя, что начинает терять сознание, Джим сказал себе ПРОЩАЙ и нажал выключатель. Потом опустил руки, сел поудобнее и стал ждать.

Машина заработала.

Джим не терял сознание, он воспринимал, но не то, что его окружало. Его захватила ошеломляющая чуждость получаемой информации.

Поведение. Данные. Противоречия. Разумы бессмертных, создателей Района. Он поглощал все это, пока его тело не начало кричать об опасности, продолжая при этом впитывать сведения.

Он не мог этого прекратить. Только в короткие паузы, когда прекращался поток инструкций, он пытался кричать о помощи, но тело не реагировало. Потом инструкции начинались вновь, и всякая воля покидала его.

2

– Мет-марен, – пропела Мать. – Найти, найти эту королеву.

Работницы пытались ее успокоить, Трутни пели песню о хаосе. Ощущение разделения продолжалось, объединенное на время сознание кургана исчезло.

Работницы лихорадочно работали, умирали от усилий, стирая челюсти и истощая тело, их трупы оттаскивали назад. Работа продолжалась. Ази падали под тяжестью, пили, отдыхали и, пошатываясь, возвращались на место, чтобы там умереть.

По кургану кружил испуганный вкус зеленого разведчика, перехваченного Воинами. Зеленый курган тоже был дезориентирован, тоже помнил Мет-маренов по минувшим временам, еще до того, как солнце взошло под этим углом и мир изменил свой цвет.

Зеленый курган в свою очередь познал вкус золотистого, который вкусил красного. В их стремительности появился теперь оттенок колебания, стало меньше напора и больше страха.

– Убить, – торопила часть голубого Разума, слагаемая Воинами. – Вылечить, убрать вредителей.

Трутни пели о памяти, а равновесие кургана склонялось в сторону мыслей Воинов. Потом оно вернулось к Матери, более воинственной, чем они, поскольку она заботилась о яичках и выживании.

СТРОИТЬ, – пошел приказ, и Работницы заработали еще быстрее.

3

Измученные, скорчились они в тени группы кустов.

Раен сунула пальцы под визир, вытерла пот с век, передвинула край стекол в другое место, а затем сморщила нос так, чтобы визир встал на свое место. Откинув капюшон солскафа, она сняла перчатки и расстегнула рукава до локтей. Близился вечер, но воздух по-прежнему был горяч, как недавно погасший костер. Комбинезоны защищали от ожогов благодаря вентиляции через вставки, сделанные из шелка маджат, но кожа была липкой от пота, и ткань прилипала при каждом движении. На коленях Раен держала карабин мертвого ази – дополнительная тяжесть для ноющих мускулов. У нее были продукты и фляги из аварийных запасов, но она не пила, пытая себя мыслью о воде. Запасы были рассчитаны на десятерых, а вокруг нее сидело более полусотни измученных жаждой людей. Никто из них не пил, они были ази и – ждали. Раненые молча переносили боль и насекомых. Ази иногда кричали от удивления, но здесь ничто не могло удивить их. Они знали ситуацию. Группа уменьшилась на двух самых тяжелораненых; несшие их радовались этому – Раен не питала по этому поводу иллюзий. В тот день она иначе оценивала жалость, заставившую ее забрать всех. Озабоченно смотрела она на двух других в не менее тяжелом состоянии и на окружающую со всех сторон бескрайнюю степь. Немногого не хватило, чтобы она застрелила обоих, но вместо этого дала им по глотку воды, переполнив чашу глупости. Точно так же поступила она с ази, тащившими носилки. Она сама и остальные смогли лишь смочить губы и выплюнуть жидкость, что послушно и сделали. Однако, Раен когда-то жила на Цердине, солнце которого палило так же жарко, и то, что они сейчас переживали, было не ново для нее, в отличие от остальных. Рядом с ней находился Мерри, бедняга Мерри с поцарапанным, покрытым синяками лицом. Она доверяла ему больше, чем остальным, этим желторотым, только что из камер Бюро. Мерри помогал и старался думать. Остальные только повиновались.

Возникло какое-то движение, послышался чей-то писк. Ази схватились за карабины, но это был лишь Воин, их собственный, с белой тряпкой, повязанной на переднюю ногу, чтобы легче было узнать. Он бежал пригнувшись, вытянув антенны, ища запах.

– Здесь, – окликнула Раен, протягивая к нему ладонь. Он подошел и дал ей вкус, сладкие жидкости своего тела. Раен приняла это с благодарностью и коснулась его обонятельных пятен, чтобы успокоить, потому что он бежал быстро, и воздух с шипением выходил из голосовых камер, мешая ему говорить на языке людей.

– Лю-ю-юди. Курган людей.

Она облегченно вздохнула. Все лица повернулись к ней и на каждом была надежда. Раен погладила антенны маджат.

– Хороший Воин. Очень хороший. Где остальные?

– Следят за людьми.

– Далеко?

Он слегка вздрогнул – значит, недалеко.

– Оставим здесь раненых и пятерых им в помощь, – решила Раен. – Вернемся за ними, как только найдем какой-нибудь транспорт. Я обещаю. Все поняли?

Ази склонили головы, все одновременно.

– Идем, – обратилась она к Мерри. – Назначь тех, кто останется, и выступаем.

Воин мчался перед ними – черный силуэт на фоне звезд. Вероятно, он что-то кричал своим, но уши людей этого не слышали. Все трое маджат подошли к изгороди, чмокая от возбуждения.

– Охранники, – сообщил Воин, кивком указывая их положение. В холодную ночь взгляд маджат без труда находил людей.

– Никаких маджат? – переспросила Раен.

– Люди. Курган людей.

Пятьдесят человек выстроились за спиной Раен. Они увидели огни, прожектора вокруг полей и фермы. Барак ази тоже ярко светился. Окна в доме и бараке были зарешечены – вероятно, защита от маджат.

– Двери – это ерунда, – сказала Раен Мерри. – Один выстрел разнесет их в щепки. Ази не будут сопротивляться, если сначала мы схватим бета.

– Снимите охрану, – распорядился Мерри. – По трое на каждого. И никаких ошибок. Одного я беру на себя.

Раен покачала головой.

– Ты подойдешь со мной к двери. Я разобью ее, десять человек войдет со мной внутрь, двадцать заблокируют боковой выход. Ты встанешь у крыльца и займешься ази, если они попытаются атаковать со стороны барака.

– Да, – ответил Мерри и распределил людей.

– Стрелять только для самообороны, – добавила Раен. Она схватила ближайшего маджат за ногу. – Воин, вы останетесь здесь. Охраняйте это место, пока я вас не позову.

– Дело Воина идти, – запротестовал он.

– Это приказ. Я Мет-марен, друг кургана. Необходимость.

– Да, – вздохнул он.

– Я иду первая, – сказала Раен, удивив Мерри и всех остальных. Однако никто не протестовал. Она встала, схватила карабин за ствол и, хромая, вышла на дорогу. Шла опустив голову, осторожно поглядывая в сторону изгороди, где – как она знала – скрывались охранники.

57
{"b":"6163","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чудо любви (сборник)
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Опыт «социального экстремиста»
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера
Витающие в облаках
Жена по почтовому каталогу
Ремейк кошмара
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Спасти лето