ЛитМир - Электронная Библиотека

– В комнате, где компьютер, – ответила Берден. – Ящик под столом.

– Спасибо, – тихо поблагодарила Раен, встала и, волоча разболевшиеся ноги, прошла в небольшую комнатку.

Карта оказалась на месте. Она села и внимательно изучила ее, нашла ферму – километрах в двухстах от крупного притока реки и почти в тысяче от Новой Надежды.

Заколебавшись на мгновение, Раен закодировала распоряжение от имени одного из своих мужских воплощений. Речь шла о покупке права на перелет; программа на это имя уже находилась в памяти. Один перелет для созданном ею Мерека Седа с семейством – дело чести. Другой для реального человека – сэра Тола Эррина, 1028Д, Побережье, скульптор по стеклу с семьей, с предложением работы на Мероне сразу по прибытии. Перелет на грузовике.

Отчаянный жест. Каприз. Но кое-что стоило попытаться спасти.

Все это продолжалось не более минуты, Стиснув зубы, Раен еще раз попробовала резервный номер в Новой Надежде.

– Джим, – позвала она. Потом передала инструкцию на случай, если бы слушал какой-то другой ази, и велела ему ответить.

Снова тишина. Раен быстро прервала связь. Довольно долго она сидела, прижимая пальцы к губам, рассеянно глядя на клавиатуру и пытаясь сообразить, что делать дальше. Вокруг нее собирались ази, которым нечего было делать. Они садились на пол, на мебель, кто куда мог. Когда она подняла голову, все взволнованно смотрели на нее. И у всех на лицах было выражение, как у Мерри.

4

Его мучили кошмары и в одном из них высокая худая тень склонялась над ним, закрывая свет. Потом она схватила его за плечи и встряхнула; а Джим вырвал руку, пытаясь дотянуться до проводов, которых уже не было, освободиться от кошмара. У него совсем не осталось сил. Тень держала его крепко, и какое-то время единственной реальностью были удары сердца, шум в ушах и мутная краснота перед глазами.

– Подождите снаружи, – произнес над ним чей-то резкий голос.

– Он умирает. – Эти слова прозвучали песней, глубокой и печальной.

– Подождите снаружи, – снова сказал Жесткий. – Выйдите.

– Чужой, – ответила Песня, – чужой, чужой, зеленый курган.

Однако отступила к двери, послышался стук клешней. Чьи-то руки взяли его лицо.

– Ази, – произнес мужской голос. – Ази, вернись, вернись, проснись. Это было самоубийство? Она велела тебе сделать это?

С трудом понимал он значение слов, снова терял контакт с миром, тело было тяжелым и безвольным.

Почувствовав острую боль, он проснулся, чувствовал ее, но не мог понять, в чем ее причина.

– Он выкарабкается, – заявил голос. – Отойдите, оставьте его в покое.

– Зеленый курган, – ответил второй, но отошел, издавая низкую, беспокойную ноту.

Повернув голову, он открыл рот, чтобы позвать на помощь.

– Ну нет. – Ладонь накрыла его губы. Он попытался бороться, зрение постепенно возвращалось к нему. Он знал это склонившееся над ним лицо. Не узнавал, а ЗНАЛ.

Он знал Холдов и этого мужчину – Пола. У его Клана и септа было достаточно поводов, чтобы ненавидеть Мет-маренов. Джим хотел оттолкнуть ладонь, закрывающую ему рот, но руки были слишком слабы, он едва мог их поднять.

– Сиди спокойно. – Пол наклонился ниже, он чувствовал его дыхание на щеке. – Я убедил их впустить меня, но маджат смотрит на нас; по крайней мере на то, что может увидеть. Ты слышишь меня, ази?

Он попытался кивнуть, но ладонь мешала ему. Слова снова теряли смысл.

– Я велел тебе ждать внизу.

– Оставь его, – это был голос Макса. Джим напрягался изо всех сил, чтобы слышать и понимать. – Я не должен был тебя впускать.

– Но впустил. Убери отсюда Воина. Охраняй дверь, если хочешь, но оставь меня с ним одного.

МАКС, – хотел позвать Джим. Он что-то пробормотал, но Макс не ответил.

– Иди вниз, – повторил Пол Холд. – Слышишь?

Он привык отдавать приказы – Джим скривился.

Макс вышел, хлопнула дверь, Пол Холд отошел, чтобы закрыть ее на замок, а Джим повернулся на бок, ухватился за подлокотник и попытался подняться. Пол вернулся, схватил его за плечи и встряхнул. Голова Джима откинулась назад – он не управлял своими мышцами, не мог даже поднять голову.

– Паром приземлился, – сообщил Пол, – но ни в одном из аэропортов. Где она? Приди в себя и скажи мне.

Однако он не мог и попытался покачать головой, чтобы ему об этом сказать. Пол толкнул его на спинку кресла и ушел, Послышались шаги, сначала удаляющиеся, потом возвращающиеся обратно. Пол приподнял Джима и поднес к его губам кружку с водой.

– Выпей это, слышишь? Ты еще можешь думать? Это она приказала тебе так сделать?

Джим выпил, и вода смягчила боль в горле, Пол отпустил его и прижал к вискам влажные пальцы. Джим закрыл глаза, сознание уходило. Вернулось оно, когда затрещал пластик.

– Ленты Контрин, – бормотал Пол. – История. Право. Теория компьютеров… Черт возьми! Откуда она это взяла?

Джим решил, что может уже отдохнуть, потому что голос говорил о чем-то другом, но вдруг пальцы вновь схватили его безвольные плечи и сильно сжали их.

– Почему, ази?

Лежа неподвижно, он смотрел на Пола.

– Ты знаешь меня, – сказал Пол. – Правда?

Джим моргнул – ничего больше. Это была правда. Пол понял и медленно сел на стоявший возле стола стул.

Положил руку ему на плечо, на этот раз осторожно.

– Твой разум здоров, не думай, что тебе удастся меня обмануть. Нечего изображать сумасшедшего, я уже видел самоубийства с помощью гипноаппарата. Ты меня понимаешь. Лежишь и не хочешь говорить, но я знаю, что с тобой происходит. Слышишь? Ты слушал то, что не должен был знать. Я говорю уже не с ази, верно? Ты уже совсем другой. Сколько ты слушал эти ленты?

Джим не ответил. В своей памяти он нашел знания о Семье и о том, чего можно ожидать от Холдов.

– Она приказала тебе это? Велела совершить самоубийство?

– Не самоубийство, – он не мог снести оскорбления в ее адрес. – Нет. Это я. Мой выбор. Чтобы знать.

– И что ты узнал, ази?

– Меня зовут Джим.

– Ты узнал, правда?

Джим решил, что Пол его убьет. Он ожидал этого, но ничего не мог сделать. Попытался встать, и Пол помог вместо того, чтобы помешать, потянул его вперед, усадив на край кресла, сунул в руки стакан. Он ждал воды, но в стакане оказался сок, и Джим закашлялся.

– Пей! – рявкнул Пол, а когда он повиновался, приволок его в ванную, втолкнул под душ и включил воду.

Джим был слишком слаб, чтобы стоять, нагнувшись вперед, он оперся о стеклянную стену.

Из-под душа его вытащил Макс. Сильные руки Макса подняли его и отнесли на кровать.

– Пол, – пробормотал Джим. – Где он?

– Внизу. – Охранник обеспокоенно смотрел на него, – он пришел к воротам и сказал, что у НЕЕ неприятности. Что будем делать? Какие приказы?

Макс спрашивал у него, но ничто уже не имело смысла, существовало лишь одно слово: она. Он потянулся за раскиданными по комнате вещами и тут краем глаза заметил движение в дверях. Пришел Пол и стоял там: темная фигура среди теней.

– Голова работает, а? Лучше, чем у тех, которые меня сюда впустили.

Тут он был прав, и Джим укоризненно посмотрел на Макса. Внезапно до него дошло, что между ними разверзлась бездна. Он не узнал того, чего хотел, но знал слишком много, чтобы сохранять спокойствие. Колени его подогнулись и пришлось ухватиться за стул, чтобы не упасть.

– Ты в шоке, – заметил Пол. – Организм не выдерживает таких перегрузок, весь метаболизм становится на голову. Помоги ему, ази.

Макс подхватил его, усадил, потряс за плечо.

– Что будем делать? – спросил он. – У него нет оружия, мы проверили.

Говоря, он натягивал на Джима очередные предметы одежды.

– Повсюду Воины – он не может повредить. Правда, Джим? Он все время говорит о ней и о каких-то неприятностях. Что нам нужно делать? Ты должен был приказывать – так что скажешь?

Джим подавил приступ тошноты, посмотрел на Холда.

– Прежде всего, ему нельзя верить. Он старше и умнее нас.

59
{"b":"6163","o":1}