ЛитМир - Электронная Библиотека

– С этой минуты никаких полетов, – заявил он, глядя на председателя ИСПАК. – Никто отсюда не выберется, никто не прилетит.

– Конт'Морн, – пролепетал потрясенный бета.

Морн не обратил на него внимания. Он совершенно не верил ИТАК, а ИСПАК только тогда, когда его люди держали их на мушке.

Пол по-прежнему не отзывался. Он находился в Новой Надежде, по крайней мере это было ясно. Его корабль передавал серию стояночных сигналов, но на борту находились только ази.

Мет-марен имела в своем распоряжении достаточно оружия, если только воспользовалась резервами ИТАК.

Она по-прежнему располагала возможностями Семьи, достаточными, чтобы купить лояльность бета. Чтобы лишить ее этих привилегий, требовалось согласие Совета.

Исключение составлял лишь один вариант.

– Она мертва, – сказал вдруг Морн, и бета вздрогнули от удивления. – Я введу информацию, что Мет-марен мертва. ИСПАК подтвердит, и тогда по закону это будет правдой. Ты согласен, сэр?

– Да, Конт'Морн, – ответил мужчина. Наверняка он так же повторял ДА, КОНТ'ПОЛ и ДА, КОНТ'РАЕН. Все Контрин и корпорации планеты выступят свидетелями. Он взглянул на бета, чтобы проверить его реакцию, но тот был только испуган. Морн указал ему на консоль. – Соединись с ИТАК, убеди их.

Мужчина занял место и закодировал сообщение. Морн стоял рядом с ним, опершись одной рукой на спинку стула, другой о край стола. Пальцы бета дрожали, однако он не сделал ни одной ошибки. ИТАК запротестовала.

– У НАС НЕТ ВЫБОРА, – ответил бета из ИСПАК. Это было лишнее: запись оставалась в интеркомпе и до нее можно было добраться. Морн нахмурился, но ничего не сказал, Записи были опасны настолько, насколько это решал Совет, а Совет… это Совет. Приходилось рисковать.

ИТАК уступила угрозе, выслав официальный протест.

ХРАБРЫЕ МАЛЕНЬКИЕ БЕТА, подумал Морн. Мет-марен завладела ими судивительной ловкостью, и это веселило его. Он смотрел, как бета из ИСПАК дрожит от заложенного в психосхему чувства вины, и веселился еще больше.

– Отодвинься, – приказал он, оттолкнул его и грозно следил, пока бета не остановился далеко, у самой двери.

Только тогда положил руки на клавиатуру. Имея подтверждения ИТАК и ИСПАК, он ввел собственный номер и… номер Пола, который узнал давным-давно и до поры хранил в памяти. Средство предосторожности: Морн не терпел рядом с собой ничего, что не подчинялось его контролю. Кроме Пола. Итак, все Контрин на планете и обе корпорации; свидетельство этих последних можно было подделать, используя коды К, но только на Истре количество Контрин было так мало.

Компьютер планеты принял информацию и передал ее в интеркомп. Морн усмехнулся, что бывало у него крайне редко.

Мет-марен была официально мертва, по крайней мере на Истре; максимум через шестнадцать дней она будет мертва везде. Столько времени нужно, чтобы информация дошла до Цердина, а оттуда до всех прочих миров.

Ее коды и кредит стали недействительны, она уже не сможет их использовать.

Отодвинув стул, он встал.

– Приготовить мой личный паром.

Один из ази вышел, а Морн повернулся к бета из ИСПАК.

И в эту минуту экран компьютера тревожно замерцал, Морн мгновенно оказался у консоли, задал вопрос.

Ответа он не получил. Сев на стул, нажимал новые и новые клавиши, но ответом был только шум. Морн почувствовал, что его захлестывает паника. Со всей возможной скоростью он отправил код К, прерывая контакт с интеркомпом, отсекая его от ширящейся в сети Истры пустоты.

Ледяной холод завладел его желудком. Планетарные данные были стерты: записи, финансы, все. Полный ноль.

И все из-за сообщения о смерти Мет-марен.

Так она запрограммировала, а он послал это сообщение.

– Перекрыть поступление энергии! – крикнул он, повернувшись к бета из ИСПАК. – Всей энергии на Истру! Всей! Понял?

Стало тихо. Ничего подобного никогда прежде еще не бывало. Давняя угроза никогда не выполнялась; угроза лишить планету энергии.

– Да, Контрин, – пробормотал наконец бета. – Но сколько это продлится?

– Пока я тебе не скажу. Перекрыть все.

Он вернулся к консоли, послал сообщение на свой корабль, чтобы отправили в центр еще ази.

– Я лечу вниз, – сообщил он своим людям и Лео, который ими командовал. Ази чуть забеспокоились, ничего больше. – Ждать больше нельзя. Вы знаете, что нужно делать.

Лео кивнул. Он служил у Морна уже двадцать лет, последние пять офицером. Когда он примет командование, ни один бета не подойдет к приборам.

Тридцать ази стояли вдоль стен, вооруженные, в защитных комбинезонах, безликие, как маджат. Это сходство не было случайным, психосхема бета гарантировала страх перед ними. Никто не посмеет ничего предпринять.

Морн взглянул на контрольные экраны коллекторов энергии. Огромные плиты медленно вращались, все одновременно уходя в тень.

– Но МЫ должны иметь энергию, – заметил бета из ИСПАК.

– Разумеется, – согласился Морн и больше не обращал на него внимания. Вместе с двумя ази он вышел из центра.

На поверхности находился один корабль Контрин – Пола. Но Пол молчал, на вызовы отвечали ази.

Первым правилом Семьи было: не доверять никому.

7

На экране компьютера мерцали цифры. Заметив, что они внезапно начали исчезать, Раен громко выругалась.

Она Мертва. Они пошли на это, чтобы только лишить ее привилегий.

ПОЛ, подумала она. АХ ТЫ, СУКИН СЫН.

Вновь выругавшись, она продолжала работать: ввела номер Новой Надежды.

– Джим, – сказала она. – Джим или кто-нибудь из прислуги. Нажми пятерку и отвечай. Ответа не было.

ДЖИМ, – передала она, – БЕРЕГИСЬ ПОЛА ХОЛДА.

На экране начался хаос, замелькали какие-то бессмысленные тексты, а потом компьютер откликался только на домашние функции.

– Нет энергии в главных регистрах, – заметила Раен, глядя на вооруженного ази, ходившего за нею как тень. Она выключила машину и вернулась в гостиную, где ждали Ни-Бердены, их семья и домашние ази.

– Компьютер планеты не работает, – сообщила Раен.

Они смотрели на нее с тупым удивлением.

– Скоро отключат энергию. У вас есть здесь коллекторы, хватит их, чтобы ферма могла работать?

Они по-прежнему молчали.

– Ради вашего же блага, надеюсь, их хватит, – Раен окинула взглядом комнату, отделанную вручную, простую мебель и повысила голос: – Вы меня понимаете? Истра отрезана, и энергии не будет. Компьютер планеты уничтожен. Никаких записей, никакой связи – больше нет ничего.

Хозяева вместе с сыном, невесткой и внуком сидели тесно прижавшись друг к другу и смотрели на нее.

ТВОИХ РУК ДЕЛО, – говорили их взгляды, и это было правдой. Ее ази не шевелились. Ази с фермы ждали снаружи, сидели ровными рядами в тени барака, охраняемые ее людьми.

НУЖНО БУДЕТ НАКОРМИТЬ ИХ, подумала Раен. Везде: и в доме и во дворе – стояла полная тишина.

– Ваших коллекторов хватит? – еще раз спросила Раен.

– Если ничего не повреждено, – прошептал наконец сэр Ни.

– Черт побери, я вовсе не хочу причинять вам вред! Мы оставим вам все, аккумуляторы и машины. Меня беспокоит, выживете ли вы, поймите это. Кажется, они почувствовали себя увереннее, Ребенок заплакал, и молодая мать успокоила его.

– Спасибо, – сказал сэр Ни.

Ази подошел к Раен и подал ей кружку сока. ИНТЕРЕСНО, ЧТО ЕГО К ЭТОМУ СКЛОНИЛО? – забеспокоилась она его психическим равновесием. Она ничего не просила. Однако сок выпила с благодарностью. Скоро перестанет действовать климатизация, разве что коллекторы фермы выдержат. Однако скорее всего ею придется пожертвовать, чтобы сберечь энергию для более важного оборудования; ирригационных насосов и продуктовых холодильников.

Издалека донесся шум мотора.

– Леди! – крикнул ази с крыльца. – Грузовик возвращается!

Все вскочили на ноги, за исключением Ни-Берденов и их семейства. Охранявшие их ази даже не шелохнулись.

Грузовик рычал и фыркал, подъезжая к дверям дома.

Раен закрепила противосолнечный визир, схватила карабин и вышла ему навстречу.

61
{"b":"6163","o":1}