ЛитМир - Электронная Библиотека

Грузовик, нагруженный ранеными, выглядел жутковато: люди в окровавленных повязках, в шоке, пытающиеся защитить от толчков сломанные кости. Воин беспокойно крутился, чувствуя жизненные жидкости.

– Уйди, не мешай, – приказала ему Раен.

Мерри вылез из кабины, а трое ази, которых он брал с собой, выпрыгнули из кузова. Изнуренные жарой, они едва держались на ногах, Раен приказала принести им воды, остальных погнала работать. Мерри и его спутники тяжело уселись в тени машины.

Ази быстро перенесли раненых внутрь здания, укладывая их в спальнях, на коврах, – повсюду, где было место. Некоторые раненые умирали, другие страдали молча, пока не теряли сознание. Стонали только потерявшие сознание.

Раен вернулась в гостиную, где лежал на столе ее солскаф. В дверях кухни стоял Мерри с мешками под глазами, весь в синяках и пятнах крови.

– Мы не сможем их забрать, – хрипло сказала Раен. – Это слишком жестоко. Может быть, только некоторых. – Она посмотрела на Ни и Берден. – Скажите, господа, что станет с этими людьми под вашей опекой? Я могу ликвидировать самых тяжелораненых, могу оставить их здесь, но не для того, чтобы это сделали вы.

– Мы займемся ими, – ответил Ни. – Охотно.

Он сжал руку Берден.

– Мы никогда никого не убили и не хотим, чтобы кто-то погиб в этом доме.

Она поверила ему, хотя вера эта не имела ничего общего с логикой.

– Ты оставишь нам наших ази? – спросила Берден.

До этой минуты она собиралась их забрать, но теперь взглянула на бета и кивнула.

– Оставлю. Они понадобятся для помощи, а в бою от них мало проку.

Молодой человек внезапно встал, вызвав нервную реакцию жены и вооруженных охранников.

– Я иду с тобой, – заявил он. – Ты едешь в Город и будешь сражаться. Я иду с тобой. Другие тоже, с соседних ферм.

Раен удивилась, она заметила, что жена и родители парня хотят запротестовать, но сдерживаются. Сэр Ни медленно покачал головой.

– Я должен охранять дом, – с сожалением сказал он, – но Нес может идти, если хочет. Он возьмет с собой несколько охранников ази, наших собственных, мы обойдемся без них. Пусть он поможет тебе уладить дела с городскими и чужаками.

– Вы ничего не понимаете, – вздохнула Раен. – Дело не в ИТАК или ИСПАК.

– Тогда в чем? – спросил молодой Нес, хмуря брови. – С кем ты хочешь драться, Контрин?

Это был хороший вопрос, лучше, чем он предполагал.

Раен окинула взглядом их дом, ферму, которая, возможно, переживет близящийся хаос, и пожала плечами.

– Это дело курганов. Некоторые вопросы слишком долго ждали своего решения.

– Люди пойдут с тобой, – упирался молодой бета. – Фермам вроде нашей и крупным владениям надоело правление ИТАК. Они пойдут за тобой, Контрин, чтобы разделаться с ними навсегда.

– Нет.

– Леди, – вставил Мерри, – он говорит разумно.

– Это ленты, – заявила она, глядя на лица бета и ази. – ЛЕНТЫ… понимаете? У вас нет передо мной никаких обязательств. Семьсот лет назад мы ввели это в разум ваших предков: вашу лояльность, ваш страх перед нами, потребность в повиновении. Все это психопрограммирование. Ази знают, откуда берутся их мысли, теперь и вы знаете, откуда берутся ваши. Вы просто выполняете программу. Перестаньте, пока она не уничтожила вас.

Стало совершенно тихо. Молодой человек стоял неподвижно, потрясенный, женщина прижимала к себе ребенка.

– Будьте свободными, – сказала Раен. – У вас есть ферма. Пусть города превратятся в развалины. Сомневаюсь, чтобы к вам прибыли новые ази – эти последние. Они уйдут, когда им исполнится сорок лет. Рожайте детей, не ждите разрешения. Рожайте детей и забудьте про ази и про нас.

– Это измена, – прошептал старший Ни.

– Мы создали вас, но разве это причина, чтобы умирать вместе с нами? Чужаки покинули Район надолго, по ВАШЕМУ счету времени. Старая женщина, правящая на Цердине, скоро рухнет, может, это уже произошло. То, что они явились за мной так открыто, возможно, говорит об этом. А затем начнется хаос. Спасайте, что сумеете, не надейтесь ни на кого.

– Тогда останься, – сказала Берден. – Останься с нами, леди.

Раен взглянула на женщину, ее лицо болезненно напомнило ей Лию.

– Это ленты, – повторила она. – Иди, Мерри. Грузитесь.

Она еще раз взглянула на Ни-Берденов.

– Очень жаль, но я вынуждена забрать вашу машину. Взамен могу дать только совет: в вашем распоряжении время жизни этих ази. Готовьтесь ко времени, когда их не будет, когда только ваши дети будут обрабатывать землю. И никогда, НИКОГДА не вмешивайтесь в дела курганов. Ази начали собирать баки с водой и продукты, сходиться к грузовику. Раен повернулась спиной к бета, надела солскаф, схватила карабин и сбежала по ступеням. Воин стоял у крыльца и нервно чмокал. Мерри закреплял канистры с топливом, одну полную, вторую наполовину пустую.

– Это все, что есть? – спросила Раен.

– Все, леди, – пожал плечами Мерри. – Я выкачал все досуха.

Ее ази грузились в машину: все, кто мог ехать, и несколько таких, что не могли. Они упирали на то, что созданы охранниками, а не крестьянами.

Ей было жаль их: людей, которые не представляли себе ничего лучшего, чем отправиться с ней. Даже некоторые местные ази встали и подошли, словно считали, что тоже должны ехать. Она велела им отойти, и они молча повиновались.

Мерри сел в кабину, подождал ее. Раен заметила двух ази, стоявших у борта и угрюмо смотревших на забитый кузов. Она махнула им, и они забрались в кабину: еще двое, которых они смогли забрать. В кузове люди сидели друг на друге, положив карабины на пол, или стояли, держась за тент. От земли поднимались волны жара.

Раен втиснулась рядом с Мерри и двумя ази, с трудом захлопнула дверь. Она не включала кондиционер – топлива было слишком мало. С крыши донесся стук и скрежет: Воин решил немного проехаться и запрыгнул, когда Мерри уже двинулся с места. Грузовик, ворча и раскачиваясь, с трудом выехал на проселочную дорогу.

– Влево, – приказала Раен, когда они добрались до развилки, направляясь к реке, брошенным складам и Городу.

На коленях у нее лежала карта; Раен надеялась, что машина продержится достаточно долго. Поверх плеч двух ази она посмотрела на Мерри. Лицо его было спокойно и невозмутимо как всегда, без следа страха перед тем, что их еще ждало.

Как стало возможным, думала она, что такие, как он, знающие собственные ограничения, знающие, что они запроектированы и выведены для конкретных заданий, все-таки выполняли их хорошо? Они не знали даже роскоши сомнений.

МЫ ОТЖИВАЕМ СВОЕ, ОНИ И Я, – подумала она, стискивая пальцы на гладком прикладе карабина. – ЭТО ПРАВИЛЬНО, ЧТО МЫ УЙДЕМ ВМЕСТЕ.

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

1

Кто-то стоял за герметично закрытой стальной плитой двери, но спешить из-за этого не стоило, и Мот спокойно налила вина в хрустальный бокал. Бутылку она держала в левой, сильной руке, правая безвольно свисала. Она чувствовала в ней пульсирующую боль, а пальцы слишком опухли, чтобы их можно было сжать. Мот не смотрела на них. Повязки вполне хватало, и она двигалась в меру свободно, сознательно игнорируя рану.

Что-то зашипело у двери, на пульте замерцали огоньки, потом завыла сирена. Быстро отставив бутылку, Мот нажала кнопку связи с холлом.

– Перестаньте, – рявкнула она. – Даже не пытайтесь, если хотите получить системы целыми.

– Она жива, – крикнул кто-то.

– Старейшая, – заглушил его другой голос, более старший, знакомый. Сквозь дымку боли она попыталась определить его. Тон, это был Нел Тон. – Старейшая, здесь только твои друзья. Открой, пожалуйста, открой дверь. Она не отвечала.

– Спятила, – заметил кто-то, стоявший дальше от микрофона. – Помешалась. На него цыкнули.

– Нисколько, – ответила Мот. – Я вполне нормальна. Это ты, Нел?

– Старейшая! – в голосе звучало облегчение. – Пожалуйста, открой дверь. Все кончилось, преданные тебе силы победили. Проверь в интеркомпе, если мне не веришь.

62
{"b":"6163","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Успокой меня
Шестой сон
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Приручи, если сможешь!
Снеговик
Литерные дела Лубянки
Соблазни меня нежно
Хтонь. Зверь из бездны
Как устроена экономика