ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы Ууламетс обратил хотя бы десятую часть своего внимания на что-нибудь еще, кроме своей дочери, если бы он уделил его хотя бы сейчас или просто сказал: «Спасибо тебе, Петр Ильич», или бы он как-то позаботился о ране, что сейчас опухала, и которую нанесло это мерзкое созданье, это и то оказало бы воздействие на конюха из Воджвода, который не имел представления, как можно ее лечить. Если бы Ууламетс показал малейшее беспокойство, подумал Саша, или даже просто спросил, что он сейчас делает, копаясь в горшках, наполненных сушеными травами, и смешивая горькую полынь и ромашку, знания о целебных свойствах которых он получил, частенько проводя время на кухне в «Петушке», но они и оставались всего лишь кухонными знаниями и были плохой помощью больному, если сравнивать их со знаниями Ууламетса…

— Извините меня, — неожиданно сказал Саша, когда в поисках подходящей посуды оказался около Ууламетса. Он даже удивился собственной горячности, но сейчас у него не было другой возможности обратить на себя внимание Ууламетса. — Эта тварь укусила Петра. Как вы думаете, что можно сделать с этой раной?

Ууламетс взглянул на него со смешанным выражением раздраженного удивления, и Саша пристально смотрел на него, абсолютно готовый столкнуться со злой волей сидящего перед ним старика, которого в данный момент занимали, и мальчик был уверен в этом, гораздо большие устремления, нежели те возможности, которыми Ууламетс обладал.

Это давало любому, колдуну или обычному человеку, как сам Ууламетс заметил однажды, уверенное преимущество.

Выражение лица старика показывало некоторую сосредоточенность в мыслях, а затем, возможно, даже попытку прийти в себя. После короткого молчания он сказал с необычной мягкостью:

— Лучше я взгляну на нее сам.

Это было начало.

Но когда Ууламетс поднялся и подошел к Петру, сидящему в углу с чашкой и кувшином в руках, тот угрюмо сказал:

— Я слегка полил ее водкой, так что теперь все будет прекрасно.

— Дурак. Дай мне взглянуть на нее.

— Убери прочь свои руки! — Петр подскочил от прикосновения Ууламетса, расплескивая водку, затем вздрагивая и пошатываясь встал на одно колено, а затем и на ноги.

— Петр, — сказал Саша, преграждая ему выход их угла, будучи полностью уверен, что Петр попытается оттолкнуть и его точно таким же образом.

Но Петр остановился, перевел дыхание и сказал, протягивая руку в его сторону руку с зажатой в ней чашкой:

— Ты и я, мы уходим отсюда. Собираемся, берем с собой то, что мы заработали здесь, и уходим.

— Ты никуда не пойдешь! — сказал Ууламетс. — Ты можешь делать со своей собственной жизнью что хочешь, даже потерять ее, но подумай о мальчике. Подумай о нем, когда ты обдумываешь путешествие через этот лес.

— Я как раз и думаю о нем. — Петр так стремительно повернулся к

Ууламетсу, что Саше пришлось ухватить его за руку. Но Петр нетерпеливым движением плеча отбросил его, будто ничего не произошло, и остановился, покачиваясь на кончиках пальцев. — Лучше не говори мне об опасности, которая существует в этом лесу! Я уже два раза управлялся с этой тварью, и она оказалась совсем не такой опасной, как ты хотел это представить. Ведь ты был очень удивлен, когда я вернулся назад в самый первый раз, не так ли? Ты велел мне одеть этот браслет. Ты велел мне спуститься к реке. Ты сказал, что мне не нужен будет даже горшок с солью, который этот оборотень только лишь утащит на дно реки, а это совсем не входит в наши планы, так? Оказывается, нет. Мы должны были дать ему попробовать немного того, что он хочет, мы просто-напросто позволили ему оторвать напрочь мою руку и избавиться таким образом от единственной защиты, которую мальчик мог получить от тебя. Ведь на деле оказалось, что ему было гораздо безопаснее рядом с этой проклятой змеей!

Гнев Ууламетса нарастал вокруг них подобно надвигающейся буре. Саша отбросил в сторону все, что могло помешать ему, и быстро встал между ними, как раз в тот момент, когда каким-то странным образом разбилась чашка и ее осколки разлетелись по полу. Может быть, это он случайно выбил ее из руки Петра, или же Ууламетс разбил ее, или она треснула, не выдержав усилий с которыми Петр сжимал ее.

— Продолжай, — сказал Ууламетс, и от его слов повеяло смертельной тишиной. — Забирай, все что хочешь, и иди куда глаза глядят. Но мальчик останется здесь, ты слышишь меня, Саша Васильевич? Если Петр уйдет один, я гарантирую его безопасность до границ этого леса. Но если и ты уйдешь вместе с ним, то учти, что он умрет, так или иначе, но умрет. И я обещаю тебе это.

Саша взглянул в глаза Ууламетсу и попытался выдержать его взгляд. Но в последний момент маленькое сомненье начало зарождаться в его голове, и этого оказалось вполне достаточно: он уже знал, что сомненье было роковым, и для них не оставалось другого выхода.

— Вздор, — сказал Петр, старясь высвободиться из руки мальчика, но Саша сопротивлялся и покачивал головой.

— Я не могу, — сказал он. — Я не должен так поступать. Ведь он может сделать это, Петр, и я не смогу остановить его… Извини меня…

Он был явно напуган. И чувствовал, как мужество оставляет его, потому что покинет его Петр или нет — и то и другое было ужасно. Но он не думал, что Петр сделает так, он, на самом деле, не верил в это, и это было хуже всего.

— Если я должен увести тебя… — сказал Петр.

— Нет, — ответил Саша, глядя Петру в лицо, и опасаясь только того, чтобы его подбородок не начал предательски дрожать, потому что ему ничего не оставалось делать, как сопротивляться Петру, если бы тот попытался это сделать, а это была самая последняя вещь, которую он мог допустить. Он глубоко вздохнул и стряхнул руку Петра со своей. — Нет никакого смысла в том, чтобы ты оставался здесь, разве не так? Так же как для меня идти в Киев. Зато он сможет научить меня. Я нужен ему. Я достаточно силен, не в том смысле, чтобы знать, что я делаю, а я достаточно силен теперь, чтобы быть опасным. Но я все еще не силен настолько, чтобы превзойти его. Поэтому тебе следует уйти. Он не обманывает тебя, говоря о твоей безопасности в пути. Я знаю это, потому что он хочет, чтобы я ему помогал. И ему не понравится то, что я сделаю, если я узнаю, что он солгал. Ему очень хотелось, чтобы Петр ушел. Он хотел этого особенно страстно, потому что был готов вот-вот залиться слезами. И еще он очень хотел, чтобы у него зажила рука, даже если Ууламетс откажется помогать ему.

Петр сложил на груди руки и отвернулся, глядя в пол.

— Скажи ему, — проговорил он через мгновенье, — что ему чертовски полезно будет дважды подумать, прежде чем он будет посылать меня куда-нибудь еще после этого, потому что в один прекрасный день ты сам окажешься в его шкуре.

— Я сделаю это, — сказал Саша. Он никогда еще в своей жизни не намеревался всерьез причинить кому-либо какой-то вред; но он был готов сделать это, если кто-то вдруг так поступит с Петром, и у него не было ни малодушия, ни сомнений в этом намерении.

В какой-то момент он решил, что действительно способен на такое желание. Продолжая испытывать волнение еще и еще, он решил, что уже хочет этого, и что это желание направлено именно на Ууламетса…

Который был самым бессердечным среди них и самым могущественным.

— Делай, как тебе нравится, — сказал Ууламетс и добавил со злобой: — Только я посоветовал бы тебе, малый, попытаться направить все на исцеление… Это гораздо труднее, и гораздо важнее в настоящий момент.

Саша взглянул на Петра, и понял, убедившись мгновенно в этом, что желание Ууламетса было абсолютно реальным и что Ууламетс был абсолютно уверен, что мальчик потерпит неудачу.

— Или тебе нужно помочь, парень?

Тут он взглянул на старика.

— Итак, ты еще не знаешь всего, — сказал тот. — Я предполагаю, что ты согласен со своим приятелем. Твоя угроза — это еще будущая, в лучшем случае. Но если настанет день, малый, когда окажется, что ты выбираешь свой путь, поверь, что это так случиться, он будет рисковать из-за тебя не на много больше, чем сейчас из-за меня.

56
{"b":"6164","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мужчины на моей кушетке
Быстро вращается планета
Отчаянные
Охотники за костями. Том 1
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Четырнадцатый апостол (сборник)
Отдел продаж по захвату рынка
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя