ЛитМир - Электронная Библиотека

— В знаниях, — был единственный ответ, который пришел ему на ум.

Пальцы, сжимавшие его горло, вновь напряглись.

— Как ты сумел помочь моей дочери? Как тебе удалось поддержать ее силы?

— Я… — Он испугался, не уверенный ни в своей вине, ни в характере подозрений Ууламетса.

— Где ты брал все то, что она получала от тебя?

— Из леса, из…

— То есть, ты отбирал все у живой природы. Ты делал это точно так же, как русалка вытягивает жизненную силу из всего живого, из неисчерпаемых запасов земли…

Да разве они уж так неисчерпаемы? Саша задумался. Беспомощная глупая любознательность захватила его, приводя в беспорядок мысли. И тут он вспомнил про мертвый лес…

—… или из всего, что составляет мир волшебства. Водяной, несомненно, одолжил бы нам кое-что из своих запасов, он хочет одолжить нам это, так же как одолжил это в свое время нашему врагу, а знаешь ли ты, где он все это берет?

— Наверное из реки…

— Из реки, из земли, от своих жертв, но его сила отражает его сущность, которая прямо ведет к другим подобным ему существам, я не хочу говорить сейчас про зло в какой-то конкретной его форме, потому что злые силы, окружающие водяного, многолики и их трудно даже пытаться называть каким-то одним именем, за исключением, может быть, таких понятий, как своекорыстное изворотливое честолюбие, без чего не могут обойтись большинство людей, ведь люди так падки на это, ты понимаешь меня?

Саша попытался покачать головой, чтобы выразить свое несогласие.

— Ты обращаешься к нему за помощью, и он даст тебе все, что ты хочешь, он даст тебе эту холодную темную таинственную силу, он даст тебе соперников, о, ты не допустишь, чтобы у тебя были соперники при равных с тобой возможностях, малый, потому что вряд ли ты сможешь позволить, чтобы какой-то другой колдун встал на твоем пути, настаивая на своем…

— Но я ничего не таю против вас, — сказал Саша.

— Ты лжешь.

— Нет, мой господин! Нет!

— Я дважды брался за обученье других, у меня есть дочь, и чем это все кончилось? Вот этим самым! Тем, что я оказался в этом проклятом лесу рядом с созданьем, которое, вместо того, чтобы ответить на мой самый простой вопрос, обещает сделать меня более сильным, чем тот молодой дурак, который убил мою дочь, чем тот самый дурак, который не оставляет без своего внимания каждый мой шаг на этом пути…

— Но я желаю ссоры с вами, мне очень жаль…

— Дай мне сказать, малый. Ведь то, что он использует мою дочь, является местью мне, его окончательная цель — завладеть всем, что есть у меня, включая мою волю. Моя воровка-жена, та по крайней мере хоть что-то оставила мне, но взгляни, к чему это привело! Дочь во всем повторила свою мать…

— Но Ивешка никогда не собиралась уничтожить вас. Вы не должны верить этому…

— Я поверю в беспомощность, я готов поверить в твою глупость. Я могу поверить в своекорыстное вероломство, я слишком много повидал в жизни, и вот теперь мы с тобой оба в самой чаще этого проклятого леса, и у каждого из нас своя цель, которые на каждом повороте событий пересекаются между собой, в то время как для нашего врага нет предела в источнике собственной силы. Я думал, что смогу вернуть свою дочь, точно так же как в свое время ее забрал этот подлец, но нет, мне следовало бы понять разницу между ними. Моя Ивешка прямиком отправилась к очередному легкомысленному негодяю…

— Но ведь Петр не такой!

— Я и не ожидаю, что смогу вернуть мою дочь назад! Не мою дочь! Все что я пытаюсь сделать, так это остановить ее от сближения с ним, потому что этого хочет она. Я здесь потому, что хочу остановить дурака, который сам не понимает, как опасен для всего живого, потому что он стал таким, вот почему я не хочу, чтобы у него была власть над моей дочерью, и именно поэтому я и рискую всем, что у меня осталось, черт бы тебя побрал! Я ведь мог бы убить любого из вас с самого начала, я мог бы убить и тебя, если бы дела пошли совсем плохо. Но я больше, чем просто нуждаюсь в тебе. Ты слишком хорош, ты силен как черт, малый, а он при всем этом завладел и моей дочерью и твоим другом. Ты понимаешь, о чем я говорю, ты понимаешь, что ты собираешься сделать в таких обстоятельствах?

— Убить его, если это в моих силах. — Саша едва ли мог когда-нибудь представить себе, что у него возникнут подобные намерения, он никогда не думал, что может быть способен на это, но он видел, к чему подводил его учитель Ууламетс и какие вопросы при этом задавал.

А пока Ууламетс крепко тряхнул его, прижимая к кустам, и сказал:

— И тогда, малый, кто по-твоему должен оказаться самым сильным? Ты задумывался над этим?

— Я… я не хочу ничего такого, кроме…

«Чтобы мои друзья были спасены», подумал он, пытаясь сообразить, что еще могло скрываться за этим. И в этот момент почувствовал, как рука Ууламетса ослабевает, но только лишь затем, чтобы ухватить его вновь, за рубашку. Ворон снова захлопал крыльями и уселся на плечо старику, в тот момент, когда Ууламетс ухватил Сашу за руку, едва не выворачивая ее.

— Доверие на этом закончилось, — сказал Ууламетс, удерживая его с такой силой, что, казалось, вот-вот лопнут все швы на его одежде, прежде чем потрепал его по голове и отпустил. — Больше ничего не остается. Ты должен понимать, что есть очень мало старых колдунов. И, благодарение Богу, большинство молодых имеют очень небольшое терпенье, которое у них быстро иссякает… Так что разводи огонь, малый, и делай все в точности, как я скажу тебе.

Саша открыл было рот, чтобы постараться выступить с оправданиями, но затем решил смягчить обстановку и сказал, чуть склонив свою голову:

— Я пытаюсь ничего не желать, мой господин, но…

Ууламетс тронул его рукой за подбородок и посмотрел ему в глаза при слабом отблеске звезд.

— Но…

— Я…

— Ты не должен напрягать свою волю без моего ведома. Ведь есть и другое место, где можно обрести колдовскую силу. Ты можешь себе представить, что это за место? Но только это очень опасно.

— От другого колдуна, — сказал Саша, превозмогая смертельный трепет. Он не мог представить, откуда пришла эта мысль.

На что Ууламетс ответил, все еще продолжая удерживать его:

— Ты должен прекратить сопротивляться мне, малый. У тебя есть сила, а у меня есть опыт и искусство управления ей. И эта сила должна исходить в нужном направлении, в данном случае, в моем: ты не желаешь видеть того вреда, который можешь причинить, используя ее самостоятельно. Так ты будешь делать то, что хочу я? Будешь ли ты с полной готовностью делать это? Сейчас я собираюсь приступить к самому настоящему волшебству. Но это может показаться для тебя не совсем приятным.

— Петр…

— Ни о каких обещаниях не может быть и речи. Никаких обещаний. Мы ведь даже не знаем, жив ли он, но зато знаем, что этот подлец, мой молодой ученик, собирается убить нас обоих, или еще хуже того. А хуже, вполне очевидно, может и быть, если мы не предпримем ничего со своей стороны. Ты слышишь, как все затихло кругом? Потому что сейчас он думает, и у нас не так много времени.

— Он вызывает этих призраков?…

— Он подпитывает их. Он делает все это с помощью водяного. И ведь он не хочет просто убить нас, это даже не половина его плана.

Саше показалось, что он понял о чем шла речь. Он испугался собственного прозрения и неосторожной ошибки.

У него беспомощно опустились руки перед этим новым испытанием.

— Продолжайте, — сказал он Ууламетсу, пытаясь скрыть свой страх. — Продолжайте делать то, что собирались.

Они неслись под градом сучков и листьев, которые словно шквал пролетали мимо них, причем так неожиданно и быстро, что Петр втягивал голову в плечи хватался за Мисая, особенно когда какой-нибудь случайный удар или неосторожное движение вниз до смерти пугали его и казалось, что ему приходит конец, и он только сильнее держался за ветки. Ивешка как невесомое холодное облако держалась за его шею, а он, тем временем, уговаривал самого себя, что лешие никогда не упадут и никогда не уронят его, и только изо всех сил старался держать рот закрытым, несмотря ни на что… пока неожиданно их не подбросило в воздухе.

99
{"b":"6164","o":1}