ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Богиня по выбору
Рой
Белокурый красавец из далекой страны
Мне сказали прийти одной
Мир вашему дурдому!
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Как не попасть на крючок
Как вырастить гения
Открытие ведьм
A
A

Стэн только надеялся, что делает именно то, чего ждет от него Ставрос.

Кассета крутилась уже третий раз. Дункан, по словам приветствия, которые он уже мог узнавать, понял, что близится окончание. Ставрос слушал и запоминал. Теперь старик мог бы воспроизвести весь текст по памяти.

– Сэр, – осторожно прервал мысли Ставроса Дункан. – Сэр, наша… – лента кончилась, – наша шестичасовая свобода началась. Может, вы хотите, чтобы я принес что-нибудь из библиотеки или амбулатории?

Он хотел, чтобы Ставросу что-нибудь понадобилось, чтобы можно было провести отпущенное им время вне каюты, ходить, двигаться. Но Ставрос запретил ему появляться там, где можно встретить регулов, запретил ему попытки сближения с командой. Дункан понимал, что подобный запрет – всего лишь предосторожность, не дающая регулам возможности проникнуть в душевный мир землян. – «Пусть мы остаемся загадкой для них», – сказал однажды Ставрос. Но было невыносимо сидеть здесь, когда часы свободы утекали прочь.

– Нет, – сказал Ставрос, убивая все его надежды. Но затем, после секундного колебания, он протянул Дункану одну из лент. – Вот, прошу прощения. Найди мне следующую по каталогу и принеси обе назад. Прогуляйся.

– Хорошо, сэр, – он поднялся и хотел поблагодарить старика за то, что тот понял его желание. Но Ставрос уже снова погрузился в свои занятия, окружающее для него больше не существовало. Дункан немного подождал, а затем через свою комнату вышел в коридор.

Он сделал глубокий вдох, чтобы привыкнуть к непривычным запахам, чувствуя себя чуть ли не на свободе, хотя его окружали стены. Каюты регулов были маленькими, тесными, места в них хватало лишь для тележек. Все вещи размещались так, чтобы их можно было достать сидя. Дункан подавил в себе желание потянуться, упругой походкой пошел по коридору в большой холл. В коридоре он не встретил регулов.

Холл был приспособлен для проведения совещаний, лекций, и, кроме того, здесь была расположена библиотека. Было бы проще, подумал Дункан, встроить консоль управления библиотекой в их комнате, тогда им вообще можно было бы не выходить. Но он был рад, что регулы так не сделали. А может, на корабле есть пассажиры, которые тоже пользуются библиотекой. Он этого не знал. Дункан прочел витиеватые обозначения на кассете, которую он держал в руках, и выбил на перфокарте номер следующей кассеты.

Машина звякнула, последовала небольшая пауза, и кассета выскочила из щели. Затем Дункан вложил кассету в множительный аппарат и машина принялась печатать лист за листом – текст, транскрипция и перевод. Дункан нетерпеливо ходил по холлу, поглядывая на часы. Машина работала гораздо медленнее, чем подобные машины, сделанные землянами. Они такие же, как регулы, – подумал Дункан. Чтобы заполнить время, он стал рассматривать экран дисплея на стене холла. Там высвечивался курс корабля. Изредка картина менялась. И тогда на экране возникали странные ландшафты. Это были миры, где жили регулы. Но на этих изображениях не было видно ни живых существ, ни строений. Все было предусмотрено, чтобы земляне как можно меньше узнали о регулах. Затем на экране снова высвечивался курс корабля, летящего в звездных просторах. Дункан смотрел на карту и думал, что их изоляция – это как бы переход от той жизни, которую он знал раньше, к той жизни, которую трудно себе представить, но которая ждет его впереди. Ведь о том месте, куда они летели, им было известно лишь его название на языке регулов.

Дункан в задумчивости просмотрел три цикла смены изображения и вернулся к машине. Машина остановилась на середине печати, получив сигнал приоритета. Кто-то из Старших прервал ее работу, чтобы получить какую-то важную информацию. Материалы Дункана застряли на полпути. Он нажал кнопку на панели машины, чтобы запустить ее, но сигнал приоритета горел по-прежнему, и библиотека работала на кого-то другого.

Дункан выругался и взглянул на часы. Половина печати лежала на столе, а окончание застряло в машине. Он мог уйти, аккуратно отрезав распечатку, а мог и подождать, пока машина освободится и закончит работу. Дункан решил остаться. Возможно вся задержка произошла из-за того, что он заказал печать, весьма редко используемый режим работы. Слухи утверждали, что регулы вообще не пользуются письменностью, но оказалось, что это не так. У них была тщательно разработанная и сложная система письма. Но эта библиотека предназначалась, в основном, для прослушивания материалов, большая часть которых хранилась здесь в виде звукозаписей на магнитных лентах и дисках. Говорили также, и это подтверждалось наблюдениями, что регулам не нужно слушать ленту более одного раза.

Мгновенное и полное запоминание. Эйдетическая память.

Раса, которая не умеет забывать или заучивать.

Если это так, то, значит, регулы могут говорить только правду.

Но может быть и так, что раса, не умеющая лгать, разработала другие методы обмана.

Дункану не нужно было думать о том, кем же считают регулы землян, всецело полагающихся на записи, изобретающих сложные машины, чтобы запоминать то, что любой регул запомнит с первого раза, которые не могли всего-навсего выучить язык.

Думая о молодых регулах, таких медлительных, таких неуклюжих, Дункан вспоминал их маленькие поросячьи глазки, в которых светились мысли, эмоции. Дункану становилось не по себе, когда он вспоминал, что эти юноши, если, конечно, их не убьют собственные родители, в несколько раз переживут человека и будут помнить каждое мгновение своей жизни. И этот бай Хулаг, который командует регулами, кораблем и зоной, куда они летят, тоже помнит все.

Дункана возмущала и долгая жизнь регулов, и их точная память, и строгое расписание, по которому он и Ставрос жили здесь, вездесущие машины, которые делали регулов такими же физически сильными как и земляне. Его возмущали постоянные мелкие придирки; возмущало презрение, с которым регулы относились к землянам.

Ставрос неминуемо потерпит поражение, если попробует ужиться с такими соседями. Думать, что человек может стать регулом, может что-то выиграть, если будет приспосабливаться к их образу жизни – это ужасная ошибка.

Такие мысли грызли Дункана с самого первого дня пребывания в этой сверкающей хромом, мягкой, словно бархат, тюрьме.

Здесь повсюду их окружали регулы и машины регулов. Жалкие существа, беспомощные без своих машин, регулы жили подобно огромным бесформенным паразитам на стальных телах своих машин. И Ставрос жестоко ошибается, если думает, что сможет подкупить регулов, дав им какие-нибудь достижения новой цивилизации. Регулы презирают землян, мозг которых способен забывать; чья память – это бумага, магнитные ленты и пленки.

Он хотел бы высказать все это Ставросу, но пропасть между ними была слишком велика. Ставрос, в отличие от него, был ученым. Но зато у Дункана был громадный опыт, и этот опыт кричал, что ему угрожает смертельная опасность.

Дункан со злостью ударил по панели кулаком – время его закончилось, и он был вне себя оттого, что машина работала так медленно. Это было глупо и бессмысленно, и Дункан буквально через секунду раскаялся в своем поступке: сигнал приоритета погас. Дункан с ужасом подумал, что он сломал что-нибудь внутри и тем самым помешал какому-то высокопоставленному регулу.

Но тут машина заработала и продолжила распечатку. Вскоре все было готово. Кассета выскочила из гнезда в полном порядке. Дункан собрал все материалы, а затем, уже повернувшись к выходу, бросил взгляд на дисплей, где в очередной раз сменилось изображение. Их корабль находился в системе какой-то звезды. Планет было семь и корабль направлялся ко второй из них.

Цель их полета.

Затем он заметил на экране еще один корабль, летящий немного в стороне другим курсом. Они находились в планетной системе, заселенной, освоенной области, вблизи Кесрит. Время снова начало свой бег. Словно почувствовав близкое окончание путешествия, сердце Дункана бешено забилось. Скоро они прибудут туда, куда летели; до планеты, цели их путешествия, осталось уже совсем немного. Теперь, как следовало из отметок времени на экране, посадка в космопорте Кесрит была делом одной недели. Они прилетели!

8
{"b":"6165","o":1}