ЛитМир - Электронная Библиотека

Artiom Zaitsev

Несущественное действие

"Несущественный" вынырнул из гиперпространства в материальную вселенную, закрыв за собой образовавшуюся брешь в пространственно-временном континууме. Транспространственный тоннель свернулся в себе, оставив за собой небольшие квантовые флуктуации. Уровень нейтрино остался нетронутым в области вокруг корабля. Остановка требовалась, чтобы просчитать длину следующего тоннеля, требуемую для достижения цели охоты.

-Время?

-Сорок секунд.

Эйдуру не обязательно было слышать ответ на свой вопрос от субинтеллекта корабля, но тривиальные вопросы уже вошли в привычку, хоть как-то подымая его дух во время ожидания навигационных настроек. Взгляд его упирался в огромных размеров монитор, чьи углы были закруглены по краям. Очередной отсчёт уже появился на экране, и цифры сменялись одна за другой, показывая, когда "Несущественный" синхронизируется с волной гиперпространством, и образует новый тоннель.

Корабль записывал количество совершённых переходов, но Эйдуру не хотелось смотреть на те цифры. Нежелание знать эту информацию для него было слишком явным. Количество могло быть выше предела ожиданий Эйдура, что можно ещё сильнее подбить его боевой дух. Ему требовалось знать только основную информацию. Преследование продолжалось уже несколько месяцев. С тех пор они только улетают от центра галактики, где в радиусе тысячи световых лет от Стрельца, сконцентрировались основные силы "Отчаянного Синдиката".

"Несущественный" месяцами совершал переходы, но с каждым разом был всё ближе к беглецам. Ещё несколько раз и...

Эйдур потянулся в кресле, единственном во всём помещении. Саморегулирующиеся ремни туго обтягивали его тело, но не натирали кожу. Бронеподобный щит, одетый креслом поверх туловища Эйдура, выступал вперёд, но никакого неудобство не ощущалось. Всё это требовалось для преодоления огромных перегрузок, если силовое поле "Несущественного" отключится, что само по себе было почти невероятным. Если что и пробьёт одиночным попаданием поле, то мощность такого события должна быть соизмерима мощности активного протуберанца, и сразу разрушит корабль. Однако технику безопасности нарушать не стоило.

Оставалось только дожидаться открытия генераторами траспространственного тоннеля с последующим переходом в гиперпространство, когда на главном экране появилось окно экстренного предупреждения. Датчики квантового поля заметили его изменение в радиусе одной световой минуты от "Несущественного". Уровень нейтрино тоже скакнул вверх, начиная хаотично появляться прямо из космического пространства. Нет, закон сохранения энергии не был нарушен. Кто-то пытался вынырнуть из подпространственного уровня, используя метод перемещения быстрее скорости света, от которого человечество отказалось больше двух веков назад. Грубый метод, основанный на старинной технологии давно вымершей расы, существовавшей миллионы лет до появления австралопитека. Двигатели, работавшие на глюонах, развивали тягу, которая в прямом смысле рвала пространство, а любой, кто пытался так передвигаться без силовых щитов, разваливался на субатомный уровень. Скорость ограничивалась только наращиваемой тягой, но у любого подобия жизни, имеющей самосохранение, было своё ограничение.

Очевидно, это были машины.

-А вот и вы. - Эйдур тихо выговорил по себя.

Возможно, двигатели машин не уступали в скорости "Несущественному", но как они отслеживали перемещение корабля через гиперпространство, оставалось загадкой. Ведь сами они не входили туда. Загадка, которую Соединение Цивилизаций так и не смогло решить. Возможно, за всю свою долгую жизнь, машины успели разместить в каждой планетарной системе Млечного пути детекторы, но такие никем не были обнаружены.

Поток нейтрино увеличился, а затем и радиационный фон, будто машины вылетали через червоточину прямиком из коры красного гиганта. Возможно, так и было.

-Несущественный, время.

-Десять секунд.

В миллионе киллометрах от корабля вспыхнуло две ярких вспышки, и два уродливых куска металла материализовались в реальном пространстве. Система корабля оповестила о запущенных вражеских сканерах, пытавшиеся отыскать "Несущественного". Любое столкновение сейчас замедлило бы догонку настоящей цели, и Эйдур напрягся, всматриваясь в обратный отсчёт. Таймер достиг единицы, и пространство вокруг корабля, окутанного силовым полем, сжалось само в себя, перенося "Несущественного" и Эйдура в транспространство, где ещё сохранялись фундаментальные законы состояния частиц, но только на квантовом уровне, а затем и в гиперпространство, превратив корабль в волну.

-Пока, неудачники, - проговорил Эйдур, задирая голову к потолку.

Машины, скорее всего попытаются догнать Эйдура и на следующей остановке, но каждый раз они всё медленнее и медленнее отыскивают его. Их одержимость была выше всякой похвалы, будь они людьми.

-Корабль.

-Да, Эйдур.

-Как далеко мы от дезертиров?

-Интервал в реальном времени сопоставим со ста двадцатью световыми годами.

Три часа полёта реального времени.

-И они всё так же движутся за пределы границы галактики?

-Данные не дают повода сомневаться в этом.

Но это было только частично правдой. Лети дезертиры по прямой, вылетели уже бы за пределы Млечного Пути, но они делали неочевидные остановки, и явно пытались двигаться вдоль рукавов. Эйдур убедил себя, что они пытаются оторваться от погони. Частично это им всё таки помогало. Не знать о летевшим за ними корабле, они не могли. Они также видят волну "Несущественного" в гиперпространстве, как и Эйдур видит их. Это была одна из особенностей гиперпространства - скрыться в нём практически невозможно, если расстояние не превышает тысячи световых лет, что не позволяет волне достаточно рассеется.

-Корабль.

-Да, Эйдур.

Субинтеллекта всегда отзывался шаблонно, следуя строго своим настройкам, называя либо имя, либо звание. Эйдур давно смирился с этим фактом.

-Дай знать, когда мы сможем выйти на прямой контакт с дезертирами, - и на всякий случай отправил предупреждение вдоль волны беглецов. Это был призыв сдаться, и Эйдур посылал его каждый раз. Не было сомнения, что они его получали, но ответа так и не последовало.

Послание долетит быстрее "Несущественного", но "Несущественный" лучше синхронизируется с гиперпространством, чем корабль дезертиров, а значит, движется быстрее, пускай и не в разы. И только часы отделяли его от момента, когда он сможет настичь их. Справедливость восторжествует.

Эйдур проснулся через три часа. Он заснул в том же кресле, в котором и сидел. Во сне он снова видел ту жуткую картину. Бойню возле туманности Конской Головы. Момент, когда он провалил финальный экзамен. Тэволюционный вирус превращал всё, до чего мог дотянуться, в оружие. Целые флотилии были поглощены им. Машины-оружия появлялись прямо из кораблей людей, разрывали их на части, делали свой единственный импульсный выстрел, от которого тут же разрушались. Никаких радиаторов, ничего, что могло отводить тепло. И тут же собирались в оружие вновь.

Гидра. Вот какое было идеальное название этого вируса. Бойня стёрла часть туманности подчистую.

Крики умирающих людей, слышимые в эфире, до сих пор эхом отзывались во снах Эйдура. Это была существенная причины спать как можно меньше.

Он поднёс правую руку к своему лицу, и пальцами руки надавил на свои глаза, пытаясь прийти в себя. Так он просидел ещё три минуты.

-Корабль.

-Да, Эйдур.

-Сколько нам ещё лететь до следующей остановки? - Он провёл рукой по влажному лицу и убрал руку, задумчиво сглотнув слюну. Горло пересохло.

-Восемь часов, тридцать семь минут. Погрешность двадцать секунд, - беспристрастно ответил ему субинтеллект. Впрочем, как и всегда.

1
{"b":"616622","o":1}