ЛитМир - Электронная Библиотека

Б. Э. Пэрис

За закрытой дверью

Посвящается моим дочерям – Софи, Хлое, Селин, Элоизе и Марго

B. A. Paris

BEHIND CLOSE DOORS

Copyright © Bernadette MacDougall

Иллюстрации на обложке:

Jiri Hodecek / AVN Photo Lab / Glevalex/ shutterstock.com

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. Издательство «Синдбад», 2018

Настоящее

Бутылка шампанского со стуком опускается на мраморный кухонный стол. Я вздрагиваю от неожиданности. Украдкой смотрю на Джека: только бы не догадался, что у меня нервы на пределе. Перехватив мой взгляд, он улыбается и негромко произносит:

– Превосходно!

Потом берет меня за руку и ведет к заждавшимся гостям. Мы идем через холл, и я замечаю цветущие лилии – Диана и Адам принесли их для нашего сада. Прекрасный розовый цвет. Может, Джек посадит их так, чтобы было видно из окна спальни? При мысли о саде подступают слезы, я поспешно сглатываю их. Нельзя отвлекаться: слишком многое сегодня поставлено на карту.

В гостиной за антикварной каминной решеткой весь вечер горит огонь. Уже март, но на улице сырость и холод, и Джек хочет, чтобы гостям было уютно.

– Шикарный дом, Джек, просто слов нет! – восторгается Руфус. – Правда, Эстер?

Ни Эстер, ни Руфуса я не знаю. Они переехали недавно, и сегодня я вижу их впервые, так что очень волнуюсь. Но нельзя подводить Джека, и я натягиваю на лицо улыбку. Я должна их очаровать. Эстер не улыбается в ответ – наверно, решила повременить с оценкой. Ничего удивительного: за месяц наши друзья наверняка все уши прожужжали ей о Грейс Энджел – супруге блестящего адвоката Джека Энджела и редком типе женщины, у которой все идеально: дом, муж, жизнь. На ее месте я бы тоже насторожилась.

Эстер достает из сумки коробку дорогих шоколадных конфет, и меня охватывает волнение. Только бы не отдала их Джеку! Слегка подаюсь вперед, и она машинально протягивает коробку мне.

– Какие красивые! Большое спасибо! – благодарю я и кладу коробку на кофейный столик. Открою, когда будем пить кофе.

Эстер меня озадачила. Полная противоположность Диане: высокая, худая, светловолосая и очень сдержанная. Первый человек, который, переступив порог нашего дома, не стал разливаться соловьем о том, как тут все прекрасно. Невольно проникнешься уважением! Джек настоял на том, чтобы самому выбрать дом: сделать мне такой свадебный подарок. Я увидела его уже после медового месяца. Джек говорил, что нашел нам идеальное жилье, но лишь после переезда я поняла, что это значит. Дом на окраине городка, посреди огромного участка, дал Джеку уединение, к которому он так стремился, и заодно закрепил за ним славу владельца самого красивого жилища во всем Спринг-Итоне. А еще – самого безопасного: со сложнейшей системой охраны и стальными ставнями на окнах первого этажа. Кому-то кажется странным, что ставни закрыты с утра до вечера, но всем любопытным Джек говорит одно: с его работой безопасность должна быть превыше всего.

На стенах в гостиной много картин, но гостей всегда притягивает большой красный холст над камином. Диана с Адамом его уже видели, но решают взглянуть еще раз. Руфус присоединяется к ним, а Эстер усаживается на один из кожаных диванов кремового цвета.

– Потрясающе! – восклицает Руфус, зачарованно разглядывая полотно, почти сплошь покрытое крошечными пятнышками.

– Называется «Светлячки», – небрежно поясняет Джек, раскручивая мюзле на шампанском.

– В жизни не видел ничего подобного!

– Это Грейс нарисовала! – сообщает Диана. – Представляешь?

– Вы еще не видели другие работы. – Пробка с легким щелчком выскакивает из бутылки. – Настоящие шедевры!

– Они здесь? – Руфус с интересом оглядывает комнату.

– Увы, нет. Висят наверху.

– Чтобы только Джек мог любоваться, – подмигивает Адам.

– И сама художница. Да, дорогая? – Джек улыбается мне. – Только для наших с тобой глаз.

– Да, – отвечаю я, отводя взгляд.

Все рассаживаются на диване, где уже устроилась Эстер. Джек разливает шампанское в высокие бокалы, а Диана постанывает в предвкушении.

– Тебе уже лучше? – спрашивает она меня и, повернувшись к Эстер, объясняет: – Вчера Грейс плохо себя чувствовала и не смогла со мной пообедать.

– Обычная мигрень, – отмахиваюсь я.

– Но она, к сожалению, мучает тебя слишком часто. – Джек смотрит на меня сочувственно. – Слава богу, недолго.

– Ты уже два раза не приходила! – обижается Диана.

– Извини, пожалуйста.

– Но на этот раз ты хотя бы не забыла. Прогресс! – шутит она. – Предлагаю встретиться в следующую пятницу и наверстать упущенное. Надеюсь, ты не занята? Не собираешься к какому-нибудь стоматологу, о котором вспомнишь в последний момент?

– Нет, и мигреней тоже не планирую. Во всяком случае, пока.

Диана поворачивается к Эстер:

– Эстер, хочешь с нами? Я буду после работы, так что предлагаю найти местечко в центре.

– Я? Хочу. Спасибо за приглашение! – Эстер бросает на меня быстрый взгляд – очевидно, пытаясь понять, не против ли я; улыбаюсь в ответ, чувствуя себя бесконечно виноватой: ведь я уже знаю, что не приду.

Джек просит общего внимания и произносит тост в честь Эстер и Руфуса – рад приветствовать их в наших краях. Поднимаю бокал и делаю глоток шампанского. Пузырьки прыгают во рту, и меня вдруг пронзает ощущение абсолютного счастья; пытаюсь задержать его, но безуспешно: оно исчезает так же внезапно, как возникло.

Теперь Джек оживленно беседует с Руфусом. Джек и Адам познакомились с ним в гольф-клубе недели две назад и предложили сыграть вместе партию. Руфус оказался отличным игроком – но не таким блестящим, как Джек, – и вот они с Эстер получили приглашение к нам на ужин. Джек из кожи вон лезет, чтобы произвести на Руфуса впечатление. Значит, я должна завоевать Эстер, а это задача не из легких. Диана готова восторгаться по любому поводу, но Эстер совсем не так проста.

Извинившись, ухожу на кухню за канапе, которые приготовила заранее. Осталось добавить последний штрих. Правила этикета – а в них Джек истинный педант – не позволяют оставлять гостей надолго. Не теряя времени, хватаю миску с белками, взбиваю их в крепкую пену и добавляю в заготовку для суфле.

Волнуясь, поглядываю на часы, раскладываю суфле по формочкам, ставлю на водяную баню и отправляю в духовку. Засекаю время. На мгновение меня охватывает паника: вдруг где-нибудь напортачу? У страха глаза велики – говорю себе и, пытаясь сохранять спокойствие, возвращаюсь в гостиную с подносом канапе. Обхожу гостей и громко благодарю за комплименты: Джек должен слышать. Чмокнув меня в лоб, он без колебаний соглашается с Дианой, что я восхитительно готовлю. Выдыхаю с облегчением.

Теперь нужно вернуться к Эстер. Сажусь рядом с ней на диван. Джек, заметив это, забирает у меня канапе.

– Отдохни, любимая, ты сегодня намучилась с готовкой, – ласково произносит он, удерживая поднос на длинных тонких пальцах.

– Какое же это мучение? Одно удовольствие! – возражаю я, но Джек знает, что это ложь: он сам выбирал меню на вечер.

Задаю Эстер дежурные вопросы: освоилась ли она на новом месте, скучает ли по Кенту, освоились ли дети в школе. Похоже, моя осведомленность ее утомляет; интересно почему. Делаю ход конем и расспрашиваю, как зовут детей, хотя и так знаю: сын Себастьян и дочка Эйслин (знаю и возраст – семь и пять, но не признаюсь в этом). Джек, который ловит каждое слово, будет теперь гадать, что за игру я затеяла.

– У вас ведь нет детей? – полуутвердительно спрашивает Эстер.

– Нет, пока нет. Думаем подождать с этим года два, а пока наслаждаемся обществом друг друга.

– Да? А вы разве недавно женаты? – ее голос выдает неприкрытое удивление.

– Всего год.

– На прошлой неделе как раз была годовщина, – встревает Диана.

1
{"b":"616823","o":1}