ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Справа от неё уже кипела бурная деятельность: Хэрел оформляла необходимые бланки, а Ким, заглядывая ей через плечо, что-то усиленно бормотал.

Боги, бывший владелец Мана в своем новом качестве…

Пианфар ухмыльнулась и спокойно выслушала очередную порцию ругани от стишо.

— Просто согласитесь! — сказала она в ответ на неё Управляющему, в недалеком прошлом именовавшемуся Стле-стлес-стленом. — Поставьте свою подпись на наших бумагах, и тогда мы сможем быстро и выгодно продать свой груз, а вы получите официальный документ для предъявления вашему Высшему Управляющему на Нстене. В противном случае вам придётся объяснять ему, что помешало вам получить компенсацию за нанесенный станции ущерб. Так каким же будет последнее слово?

— Управляющий выражает своё искреннее сожаление по поводу того, что капитан Шанур была оклеветана завистниками. Ваше разрешение будет готово через несколько минут. Более того, Управляющий высылает вам подарок в качестве извинения за это досадное недоразумение.

Шанур высоко ценит мудрость Управляющего, которая помогла ему столь оперативно обнаружить вышеупомянутых клеветников. — Пианфар сняла копию с формы, отпечатанной Хэрел на языках стишо и хейни, и расписалась на обоих экземплярах. — Я благодарна ему до глубины души. — Отключив контакт, она быстро пробежала глазами отпечатанный текст. — Двусмысленное толкование возможно?

— Ни в коем случае, — заверил её Ким.

— Хорошо бы… — Пианфар собрала бумаги и поднялась. — Ким, к сканеру!

— Капитан, вас проводить? — спросила Хэрел.

— Ты останешься здесь — физическая защита от стишо мне не нужна, а вот опытный офицер в центральном отсеке необходим. Впрочем, я возьму с собой Хилфи. Скажи ей, чтобы она встретила меня на выходе. — Она направилась к двери.

В это время на пороге появился запыхавшийся Тулли.

— Пианфар!

— Извини, дружок, но я спешу. — Она хотела пройти мимо, однако Тулли схватил её за руку.

— Пианфар, давай поговорим!

— Тулли, у меня нет времени! Хэрел, присмотри за ним.

— И то, что я..!

Пианфар вырвалась и шагнула в коридор.

— Пианфар!

Она даже не обернулась.

— Пианфар…

Пианфар вошла в лифт и включила портативный компьютер:

— Хэрел, позаботься о том, чтобы Тулли постоянно находился в тепле. Приготовь ему лекарство для прыжка. И не отходи от панели управления!

Весьма сомнительная последовательность распоряжений…

Боги, Тулли и Ким находятся на одной палубе, а Хэрел занята…

Выйдя из лифта, Пианфар увидела Тирен, Шур и Герен и услышала голос Хэрел, доносившийся из динамика общекорабельной связи:

— Эй, там, внизу! Кто из вас свободен?

— Отправляйтесь в центральный отсек и уведите оттуда Тулли, — велела Пианфар своим всклокоченным и мокрым от пота кузинам. — Поторопитесь.

— Да, капитан.

Они сели в лифт и уехали наверх, а капитан поспешила к люку, у которого её уже ждала понурая Хилфи.

— Успокойся, малыш, — сказала Пианфар, заметив её встревоженный взгляд. — Это всего-навсего стишо.

И тем не менее в кармане у неё лежало оружие с недавних пор его ношение стало входить у неё в привычку.

В зоне стоянки «Гордости» царила мёртвая тишина. Доступ в грузовой отсек был уже закрыт, трап поднят и убран. Снаружи корабля не виднелось ни одной канистры, а сам он выглядел словно запутавшимся в сетях из воздушных труб, всевозможных шлангов и проводов огромной пусковой башни. Вся эта паутина удерживала сейчас «Гордость» на причале, вместе с тормозами и спущенным пассажирским трапом.

Правда, теперь, когда тяжелые грузовые рельсы были отцеплены, эти силки значительно ослабли: при необходимости звездолету ничего не стоило сорваться с тормозов, скинув с себя обвивавшую его систему станционного жизнеобеспечения и, несмотря на возможные повреждения, пуститься в бегство — то есть совершить дерзость, на которую не отваживались даже кифы в своем пресловутом безрассудстве. Лишь бы только подозрительные стишо не подстраховались….

Пианфар покосилась на ближайшее к ней соединение корабля с причальным заправочным шлангом и невольно почувствовала себя пиратом.

Ну а как ещё поступить, если она проиграет и ей будет просто не за что больше бороться? Команда никогда её не бросит, а что касается властей Ануур-на… В случае гибели Кохана их мнение потеряет для неё всякий смысл.

Её вдруг затрясло мелкой дрожью. Наверное, это оттого, что она начала стареть…

А может, оттого, что за сканером «Гордости» сейчас дежурит самец… Нет, нужно думать о себе по-другому! Например, как об охотнике, который имеет право защищать свой дом от самозванцев и вовсе не обязан верить в то, что хен — незыблемая основа цивилизации.

Как там выразился Ким? Вытягивать брёвна из дома…

В мозгу у Пианфар промелькнула картина: хейнийские корабли бороздят зону Соглашения, а на борту у них находятся самцы, рожденные и выращенные в космосе. Они участвуют в драках на причалах, ссорятся между собой и с самцами из других экипажей, и нет поблизости никакого Уединенного Жилища…

«Боги, что я здесь делаю? — растерянно спрашивала она себя, стоя рядом с Хилфи и наблюдая за приближающейся машиной стишо. — Как я умудрилась влезть во всё это?» Пианфар шагнула вперёд и тут же остановилась, вспомнив о союзничестве, предложенном ей кифами: на какой-то момент она нашла его вполне привлекательным… Чёрт, похоже, ей катастрофически не хватает друзей…

Автомобиль подкатил к ней, дверь открылась, и наружу выглянуло бледно-розовое лицо перерожденной личности Стле-стлес-стлена. Переводчик, одетый в легкие развевающиеся одежды, вылез из машины и поспешил к своему хозяину, чтобы помочь ему подняться.

Стле-стлес-стлен (его новое имя, если оно и существовало, было Пианфар неизвестно) встал на ноги и махнул своей тонкой, с длинными пальцами рукой:

— Шосс.

Переводчик достал из глубокого кармана пачку документов и протянул их Пианфар. Его белесые глаза нервно забегали.

— Возьми и прочти, — шепнула Пианфар Хилфи: согласно представлениям стишо, старшим по званию не полагалось заниматься такими вещами лично.

— Это счёт,—сообщила Хилфи чуть дрожащим голосом. — На один и две десятые миллиарда в рассрочку.

— Я так и знала. Дай-ка его мне.

Хилфи вручила ей бумагу, и Пианфар сосредоточенно зашуршала страницами под аккомпанемент проводов, свистевших у них над головами.

— Все в порядке, — сказала она наконец.

— Хест, — кивнул Стле-стлес-стлен и спросил на хейнийском: — Где деньги?

Пианфар показала ему подготовленную на корабле форму. Стле-стлес-стлен принял её собственноручно, просмотрел и удивленно качнул бровями.

— Ну что? — поинтересовалась Пианфар вежливо, но настойчиво.

— Да у вас просто неограниченные возможности!

— Конечно. Я полагаю, что уважаемый Управляющий согласится на копию, а оригинал я оставлю у себя.

— Дорогая друг хейни… — выдохнул Стле-стлес-стлен.

— У вас есть ручка?

Управляющий подписал оба документа, и Пианфар подумала, что, если бы у него были уши, они бы наверняка треснули от напряжения.

Затем свои подписи на бумагах поставили Хилфи и переводчик.

Ставший от волнения темно-розовым, Стле-стлес-стлен сделал какой-то знак переводчику, и. тот поспешил к нему с маленькой подарочной коробочкой. Стле-стлес-стлен взял её и предложил Пианфар:

— Примите от нас эту небольшую безделушку.

— О, как великодушно. — Она сунула её в карман. — Вы можете выбрать за мой счёт ящик ануурнского меда для вашего стола.

— Великолепная хейни!

— Да, кстати, какое место я занимаю в списке отбывающих с Центральной?

— Конечно первое! — поклонился Управляющий. — Вы улетите раньше всех! — Пройдя к машине, он немного постоял, озираясь, а затем нырнул внутрь. Переводчик тряхнул своими переливающимися одеждами и полез вслед за хозяином. Занавески на окнах опустились. Машина завелась и, сделав крутой разворот, быстро понеслась вниз по причалу.

18
{"b":"6169","o":1}