ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, — сказала Шур.

— Я не обещаю вам приятного путешествия, но мы вырвемся отсюда любой ценой и двинемся на Уртур. Мы полностью разгружены и сможем покрыть расстояние до него одним прыжком. Надеюсь, что первые новости, которые мы там услышим, будут не о кифах… Есть вопросы?

Мертвая тишина.

Пианфар вынула из ящика с документами почтовую капсулу:

— Шур.

— Да?

— Пусть кто-нибудь из доковых рабочих отправит это. Быстро.

Шур взяла капсулу, повертела её в руках и вышла прочь, царапая пол когтями. Итак, об этом они позаботились. И пусть только Стле-стлес-стлен попробует вмешаться!

— Займите свои посты. Ким… — Пианфар встала, и пока другие усаживались перед панелью управления, она схватила мужа за руку и потащила его в маленький тихий закуток, находившийся вниз по коридору.

— Прими препарат Тулли, — посоветовала она. — Он ещё есть в аптечке.

— Он мне не нужен, — процедил Ким, прижав уши. — Я не…

— Ким, даже очень опытные офицеры не всегда справляются с перегрузками, возникающими во время прыжков-перелетов. Гравитация выкрутит твои вены…

— Я не пойду к себе! Ты совсем недавно послала меня работать в центральный отсек.

— А сейчас я посылаю тебя в твою каюту.

— Я мог бы вести наблюдение… — Нет.

— Пожалуйста, Пи… — Голос Кима упал, а в его больших янтарных глазах зажглось нескрываемое волнение. — Капитан… Ты ведь поклялась, что я ступлю на землю Ануурна с кольцом в ухе! Пожалуйста, Пи, я вам ничем не помешаю. Ни за что!

У Пианфар сжалось сердце.

— Ким, да пойми же ты, наконец: это не просто путешествие из одного порта в другой.

— А разве я не часть команды?

— Это к делу не относится.

— Пи, ты сама оставила меня на корабле. Что на тебя теперь нашло?

Ох уж это мягкосердечие…

— Ладно, занимай крайний пульт и наблюдай, как Герен дежурит у сканера, — сдалась Пианфар. — Если вдруг почувствуешь тошноту, достань из стола гигиенический пакет. Остальное меня не интересует. И запомни, ты и представить себе не можешь, какие ощущения тебе предстоит пережить. Ясно? — Она ткнула его когтем в грудь. — Один только туман в глазах чего стоит…

Ким сморщил нос, а потом развернулся и отправился обратно в центральный отсек.

Пианфар вошла следом и заметила, как покосилась Герен на Кима, плюхнувшегося на соседнее сиденье. Нет, её реакция не была негативной, однако и нейтральной её трудно было назвать. Тем временем Ким пытался разобраться в ремнях безопасности — с непривычки это давалось ему с трудом.

Пианфар опустилась в собственное кресло и, пристегнувшись, принялась раздраженно раскручивать его. Ким победил в споре с ней. И знал это.

О боги…

— Начать расстыковку? — спросила Хэрел.

— Погоди, Шур ещё не пришла. Хилфи, сообщи на «Бдительность», что мы отправили им сообщение.

— Хорошо. — Минутная пауза. — Они подтвердили его получение.

Не имея ни малейшего желания объясняться с Риф Эхран, Пианфар послала ей письмо следующего содержания:

Учтите, что за нами охотятся кифы, которые в случае необходимости не остановятся ни перед чем — в том числе и перед атакой правительственного хейнийского корабля, в связи с чем мы настоятельно рекомендуем вам не привлекать к себе внимания. Станция в большой опасности. «Гордость»в ещё большей, и это всё, что мы можем вам сейчас сообщить.

Хорошо бы быть уже за пределами Центральной, когда до Риф дойдет смысл прочитанного!

По звездолету пронеслась серия толчков, являвшихся своеобразным языком «Гордости» и отражавших степень её готовности к старту.

— Внешние держатели отцеплены, — доложила Хэрел.

— Где Шур?

Тирен склонилась над компьютером.

— Все в порядке. Она уже на подходе.

— Мне нужно станционное расписание.

— Оно наверху.

Согласно списку, «Успех Айхар» собирался двинуться через Хоас на Уртур. Туда же направлялся и хейнийский звездолет «Золотое Солнце Маррар». Иными словами, именно по этому пути должны были прибыть сплетни на Ануурн — настолько быстро, насколько их могли везти тяжело груженные торговые корабли.

А около часа назад тем же маршрутом вылетел звездолет «И-Мнесцист» под командованием Рас-флис-тесса.

Да и вообще похоже на то, что все находящиеся на Центральной корабли намеревались ринуться к Хоасу (не считая, конечно, сверхмощных судов, способных добраться до Уртура одним прыжком). Официальный курс «Гордости» не составлял исключения, но это было ложью — существовали и другие способы проникнуть с Центральной в махеновскую зону космоса: через Нстен, принадлежащий стишо (правда, хозяева не разрешали причаливать там никому, кроме метанодышащих), порты тка на Вну и Тавао (куда, в свою очередь, допускались лишь стишо), кифский Кефк и Кейшти в спорных областях. Короче, Центральная предлагала массу возможностей для бегства — в противном случае она не была бы станцией стишо.

Что же касается обмена информацией, то лучевое сообщение, несущееся со скоростью света, могло достигнуть корабля типа «И-Мнесцист» в любой точке, не говоря уже о том, что при желании Стле-стлес-стлен нашёл бы способ просто-напросто задержать нужный ему звездолет.

Хитрый ублюдок…

«Гордость Шанур» числилась в списке отбывающих первой — перед «Успехом» и «Золотым Солнцем», однако точное время её отлета не было указано, и Пианфар не сомневалась, что это обстоятельство заставит Банни Айхар изрядно понервничать.

А вот кифы… В расписании они не значились.

— Проклятие… — пробормотала Пианфар. — Кто гарантирует, что эти разбойники не последуют за нами? Если станционные власти позволили «сломаться» махеновскому регистрационному табло, то какой фокус они могут выкинуть теперь, когда власть переменилась? Ладно… Хэрел, приступаем к активации корабельных систем.

— Да, капитан, — ответила та.

Вскоре с носовой части до них донесся звук заработавших двигателей, и почти тут же Пианфар услышала у себя за спиной топот ног и скрип кресла, просевшего под тяжестью опустившегося в него тела.

— Сообщение отправлено, — доложила ей Шур по компьютеру, уже не в силах перекричать стремительно нараставший шум.

— Управление ко мне на пульт. — Пальцы Пианфар быстро забегали по контрольной панели.

— Тетя, — раздался голос Хилфи у неё в наушниках, — можно вопрос?

— Какой?

— Тот счет…

— Что с ним такое?

— Его погасят махены?

— Хм… Да.

— А разве они согласны?

— Я скажу тебе кое-что, малыш. Сейчас у нас есть две веские причины для того, чтобы всецело сконцентрироваться на прыжке, и одна из них — кифы.

— Черт, тетя…

— Тирен, это ты научила ребенка ругаться?

— Тетя, но как же мы расплатимся?

— Успокойся, Хилфи: Золотозубый все уже оплатил… Просто он об этом ещё не знает. Следи за компьютером. Я не имею ни малейшего желания взлетать, как в прошлый раз. Нужно поймать момент, когда над причалом будет побольше свободного места для разгона.

Пианфар выполнила первое десятисекундное включение реактивных двигателей.

— Но, тетя…

Второе пробное включение.

— Приготовьтесь. А что до махенов, то им действительно придётся взять наш счёт в баре на себя… Настройте камеры наружного наблюдения.

— Хотите взглянуть на кифов? — догадалась Хэрел.

— Ты, как всегда, права, кузина. Герен, займись этим.

— Я уже вывожу изображение станции на четвертый монитор.

Всплывшая на экране картинка поползла по секциям Центральной, показывая размещенные в них корабли. Миновав причудливый по своей форме звездолет стишо, камера задержалась на зловеще гладком силуэте кифского корабля — легкого, с огромными крыльями и серией прикрепленных к его корпусу дополнительных отсеков.

— Этот кого угодно догонит, — пробормотала Пианфар. — Хилфи, Ким, не спускайте с него глаз.

— Корабль-охотник? — догадалась Хилфи.

— Да уж явно не торговый. Бьюсь об заклад, это «Харукк» — нет нужды даже номер выяснять. — Пианфар вошла в управление системой безопасности «Гордости» (их последнее приобретение, купленное на Гаоне вместе с новыми корабельными орудиями и предусматривающее возможность как автоматического, так и ручного контроля) и задала ей режим ТОЛЬКО УВЕДОМЛЯТЬ.

20
{"b":"6169","o":1}