ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Администрация Уртура сообщает вам об изменениях в вашем маршруте. Мы блокировали изображение вашего корабля и исходящие от него сигналы, но вы должны поторопиться.

Значит, и с их маяком, и с нашим сканером всё в порядке, — пробормотала Пианфар. — Просто наш золотозубый дружок позаботился о том, чтобы мы миновали эту зону незамеченными, а потом прыгнули на Кейшти.

— Кейшти наполовину принадлежит кифам, — заметила Герен. — Кстати, как мы полетим туда?

— Напрямую. Золотозубый прав: если на Ките действительно полно кифов, то нам не следует там останавливаться… Узнайте-ка, кто сейчас гостит на Кейшти.

— Хорошо, — сказала Шур. — Там два корабля с Маинг Тола. Остальные указаны лишь в процентном соотношении — десять у стишо, шестнадцать у тка и чи, тридцать два у кифов и пятьдесят один у махенов. Это все.

— Восхитительно. — Пианфар пожевала кончики своих усов и передернула ушами, а с панели уже доносился электронный писк, говоривший о том, что настало время принятия решения. Тик-тик. Тик. Тик-тик-тик… Было ещё не поздно рвануть на Хоас или Куру„. — Ладно, всё равно махены не пустят нас в окружную.

— А без их помощи нам не обойтись, — вздохнула Хэрел: они находились на самом краю системы — будто в глубоком колодце, безопасный выход из которого был невозможен без постоянной информационной поддержки со стороны станции.

— Предупредите Тулли — перегрузки не должны застать его врасплох.

Хилфи послушно склонилась над компьютером.

— Сделана

— Займитесь корректировкой курса, — велела Пианфар, залезая в лоток с документами за последней распечаткой, и тут же обомлела: в руках у неё оказалась совсем другая бумага, содержавшая сообщение на безукоризненно правильном хейнийском языке. Очевидно, компьютер принял к распечатал её автоматически.

Звездолет «Гордость Шанур», не приближайтесь к Ките: Актимакт выставил там своих наблюдателей. Вам не уйти оттуда живыми. Пожалуйста, будьте благоразумны.

Пианфар охватил нервный озноб.

— Хилфи!

— Тетя?

— Ты видела это сообщение?

Хилфи сбросила копию на свой монитор, прочла и нахмурилась:

— Кто это прислал?

— Кто-то очень быстрый.

— Приготовьтесь! — громко объявила Хэрел.

«Гордость» начала разворачиваться, чтобы лечь на новый курс, и все сразу же почувствовали сильнейшее головокружение и тошноту, а затем наступило длительное ожидание: замедливший свой ход корабль осторожно поплыл через систему Уртура. Метеоритного дождя пока не было, однако сама мысль о пребывании в этой зоне вызывала у Пианфар дрожь во всём теле: крадущиеся в темноте, незарегистрированные, представлявшие собой угрозу для других кораблей… И потом — кто даст гарантию, что тут нет кифов?

— Так и будем двигаться, — вздохнула Хэрел.

— Подменить тебя?

— Нет — я включила режим автоматического управления.

Неожиданный рывок, и на контрольной панели загорелся красный огонек тревоги.

— Второе крыло, — пробормотала Пианфар. — Выведите-ка его изображение.

— В чем дело? — заволновался Ким. — У нас какая-то поломка?

— Похоже на то, — ответила Пианфар, отчаянно мигая в попытке сфокусировать на экране слезящиеся от усталости глаза. Её тело ныло от чудовищной боли. — Похоже, «Гордости» не понравились все эти непредвиденные изменения. Тирен, нужно выяснить, что именно произошло.

— Да, капитан, — откликнулась та. — Хорошо ещё, что оно вообще не отвалилось…

— Придётся подбираться к нему изнутри.

— Да уж — Уртур не лучшее место для выхода в открытый космос.

— Мы в опасности? — спросил Ким.

— Не выдумывай — это обычная техническая неисправность.

И все же эта неисправность существовала, а перелёт до Кейшти требовал максимальной подготовленности, и если только крыло оторвется…

— Сколько времени у нас займёт пересечение системы?

— Сорок восемь часов, — сказала Хэрел.

— Мы успеем отыскать причину. — Пианфар с силой оттолкнулась от панели, и кресло отъехало в сторону. Взглянув на Кима, она увидела, что он смотрит на неё с любопытством и беспокойством. Дышал он медленно и тяжело, но при этом явно не собирался идти к себе. «Он будет держаться до конца», — поняла Пианфар.

— Тулли хочет подняться к нам, — сообщила Шур.

— Замечательно. — Пианфар вдруг почувствовала себя так, словно между ней и её прошлыми и грядущими проблемами пролегла некая изоляционная прослойка. Она покосилась на экраны: они выдавали изображение самой «Гордости». Экипаж всегда включал эту функцию по прибытии в незнакомый район, так что пока не было никаких оснований для паники. Просто рутинные операции…

Уртур представлял собой поистине красочное зрелище и походил на огромное жареное яйцо, чей желток заменяла яркая желтая звезда, горевшая адским пламенем посреди плоского пыльного диска. А вокруг него завивались орбитальные кольца многих планет, окруженных, в свою очередь, собственными спутниками. Все звезды в окрестностях Уртура были главным образом газовыми гигантами, обрушивавшими свой раскаленный гнев на всё, что оказывалось поблизости.

И впрямь не место для выхода в открытый космос — крошечные метеориты в мгновение ока изрешетили бы даже самый прочный скафандр!

Махендосет, владевшие Уртуром, занимались здесь своими обычными делами — например, изучали летавшую по нему звёздную пыль, пытаясь выяснить, что именно превратило его систему в то, чем она была. Конечно, махенами двигало элементарное любопытство, нередко подталкивавшее их и к более серьёзным экспериментам, однако это не мешало им уделять должное внимание действительно важным вещам — например, поддержанию горнодобывающей промышленности с помощью метанодышащих, считавших станцию Эладжи с её пылающими тучами, поминутно пронизываемыми молниями, самым прекрасным уголком во Вселенной. Дышащие кислородом любовались красотами огненного рая исключительно при помощи фотографий, в то время как тка вполне удачно совмещали работу там с получением физического и эстетического наслаждения. Кненны тоже-Интересно, где сейчас находятся паукообразные, вылетевшие с Центральной? Прячутся где-нибудь поблизости или убрались восвояси? Пожалуй, второе звучало слишком хорошо для того, чтобы быть правдой — скорее всего хейнийский сканер просто не смог их зафиксировать.

«Гордость» снова выполнила небольшой разворот — для корабля, пересекавшего систему Уртура, конечный успех напрямую зависел от его умения автоматически уклоняться от скопления метеоритов и пылевых облаков. Ах, если бы не это злополучное крыло…

— Вот что, Тирен, ты справишься со своим заданием гораздо быстрее после того, как немного подкрепишься. Кто сегодня дежурный по кухне?

— Я, — ответила Хилфи.

— Тогда иди туда, — сказала Пианфар и, подумав, добавила: — У младших членов команды всегда есть дополнительные обязанности. Помоги ей, Ким.

Ким бросил на неё мрачный взгляд, но когда Хилфи принялась отстегивать свои ремни безопасности, он молча последовал её примеру. Поднявшись, он зашатался, схватился обеими руками за спинку кресла и так немного постоял, чтобы дать себе привыкнуть к вертикальному положению.

Вот они — прелести равенства… Бывший господин Ман вышел из центрального отсека, ни разу не оглянувшись и не проронив ни слова.

Пианфар тяжело вздохнула: она увидела как наяву поля и рощи мановского имения, а рядом с ними себя — усталую и изрядно постаревшую хейни, пытающуюся начать жизнь заново, но при этом находящуюся на дне пропасти, глубину которой Ким даже не осознавал…

Пианфар собралась основательно потянуться, чтобы ослабить ноющую боль в спине, и тут же застыла на месте: в дверном проеме появилось бледное босоногое привидение в синих рабочих бриджах. Тулли… Он больше не кричал с порога «друг Пианфар» — он просто смотрел исподлобья, словно стараясь определить, было ли тут у кого-нибудь желание уделить ему хотя бы минуту.

— Сейчас мы тебя покормим, Тулли, — сказала Пианфар.

— Мы в безопасности? — спросил он. Тулли знал корабль слишком хорошо для того, чтобы не почувствовать неладное. — «Гордость»… она разбита?

22
{"b":"6169","o":1}