ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У нас все под контролем, — заверила его Пианфар. — Тебе не о чём беспокоиться.

Лицо Тулли немного просветлело.

— Мы скоро устраним неисправность, — продолжала Пианфар, заметив, что в глазах Тулли все ещё таится страх, и тогда он вошел внутрь и, покосившись на пестревшие мониторы, приблизился к ней.

— Нам нужно поговорить, — заявил он. Пианфар уже настолько привыкла к произношению Тулли, что зачастую не отличала его речь от речи маленького ребенка. Впрочем, менее лояльный автопереводчик отреагировал на человеческий акцент сильным статическим шумом. — Пожалуйста…

— Подожди чуть-чуть. — Пианфар вдруг показалось, что на неё свалилась гора: ей хватало и её собственного самца с его странностями, а тут ещё инопланетный… Почему Тулли так странно выглядит? Неужели он боится хейни? И каковы вообще его истинные цели?

— Мы обязательно поговорим, Тулли, — вздохнула она, думая в то же время о ванне с горячей водой, психологии особей противоположного пола, всевозможных ссорах и ещё тысяче вещей — в том числе и о поврежденном крыле «Гордости». Поломка, судя по всему, всё-таки требовала вмешательства извне, и это означало, что им волей-неволей придётся садиться на причал Уртура, где их могли поджидать кифы, а рассчитывать на помощь властей не приходилось, ибо они были попросту не способны отразить хоть сколько-нибудь серьёзный удар. «Бедный человек, неужели он не понимает, что все мы можем сложить здесь свои головы, причём он — одним из первых?» — Пойдем, — сказала она своей измотанной команде. — Заканчивайте работу. Сейчас вы перекусите, а потом отправитесь отдыхать. — И, взяв Тулли за руку, добавила: — А ты, наконец, поведаешь мне свою историю.

Глава 6

С носовой части доносился свист пыли, напоминавший отдаленный статический шум. Судя по тому, что он становился все тише и тише, пылевое облако редело, однако убедиться в этом воочию не представлялось возможным, так как экипажу пришлось активировать защитные щиты всех корабельных камер. Основательно отполированная «Гордость» выходила из зоны Уртура на предельно малой скорости — как того и требовали правила движения в условиях повышенной метеоритной угрозы.

Тем временем хейни уселись за обеденный стол, разложенный ещё в день появления в команде Кима, и теперь на длинной скамейке размещалась компания из восьмерых едоков. Тулли был до сих пор не в себе, и его руки сильно тряслись, когда он брал очередную чашку разбавленного углеводородом джифи или тянулся к проплывающему по кругу блюду. Ким ел много и с невозмутимым спокойствием, и, глядя на него, было сложно поверить, что всего час назад он пребывал отнюдь не в лучшем состоянии. Пианфар не переставала бросать в его сторону взгляды, полные опасения (всё-таки ему следовало встретить перегрузки в постели) и удовольствия (он проделал первую половину пути наравне со всеми, а потом ещё отправился готовить обед и при этом даже не пытался скандалить). Похоже, сейчас Кима совершенно не интересовало, находятся рядом другие самцы или нет, ибо все его внимание было сосредоточено на пище.

За столом царило молчание, которое прервалось лишь однажды — это случилось, когда вошедшие Тирен, Шур и Хэрел сообщили новости о характере поломки крыла. Остальные же разговоры свелись к негромким советам типа «Попробуй вот это» и исходящим главным образом от Хилфи, которая ревностно заботилась о том, чтобы Тулли не покинул кухню голодным.

«Ни в коем случае не спешить, не давить на него. Нужно действовать разумно и осторожно», — думала Пианфар, наблюдая за старым приятелем. Он наконец-то немного расслабился и начал напоминать прежнего Тулли.

Пожалуй, это был наиболее удачный момент для того, чтобы выслушать его рассказ. Недавняя нервозность Тулли могла быть вызвана тем, что он уловил в воздухе запах надвигающейся грозы, а хейни ни разу его не подбодрили, и в итоге он почувствовал себя загнанным в угол.

— Ты посланник своего Дома? — спросил вдруг Ким, взглянув на Тулли, и сердце Пианфар едва не выскочило из груди.

Тулли рассеянно замигал.

— Посланник? — уточнил переводчик металлическим голосом, никак не вязавшимся с невинными человеческими глазами. — Я посланник?

— Я не уверена, что у них есть Дома, — нахмурилась Пианфар, пытаясь взять под контроль свои невольно полезшие наружу когти. Ким зондировал почву — она слишком хорошо знала мужа для того, чтобы сомневаться в этом. И Тулли она тоже знала…

Казалось, все присутствующие остолбенели. Пианфар мучительно хотелось направить разговор в другое русло, но не было никакого способа сделать это — был только Ким, неожиданно пришедший в боевое расположение духа. Охота, чёрт его подери: он явно решил спровоцировать скандал.

— Не используй большие слова, Ким. Программа перевода с ними не справляется.

— А разве посланник большое слово?

— Ну, постарайся не выходить за рамки обсуждения технических проблем, иначе вы перестанете понимать друг друга.

— Ким, повтори, — попросил Тулли.

— Кто тебя послал?

— Он.

— Вот видишь? — оживилась Пианфар. — Ты получил ответ, лишённый для тебя всякого смысла.

— Я произнес имя своего Дома, — пояснил Тулли. — Солнце. А планета называется Земля. Она-то и послала меня.

— Смотрите-ка — он соображает!

— Итак, — сказала Пианфар, расправляя свои опущенные уши. — Солнце…

— А где мы сейчас? — поинтересовался Тулли. — Это Уртур?

— Да, Уртур.

Тулли сделал глубокий вдох:

— Мы летим на Маинг Тол?

— Вроде того. Через Кейшти. Ты слышал об этой станции?

— Да.—Тулли отодвинул тарелку и застучал своими тонкими пальцами по краешку стола. — Центральная — Уртур — Кейшти — Маинг Тол.

— Хм. — Раньше Тулли не мог похвастаться знанием карты Соглашения. — Тебя научил этому Золотозубый?

— Нет, махе по имени Ино. С корабля «Иджир».

— А как ты потом попал к Исмехананмину?

По лицу Тулли пробежала тень, и переводчик съел половину его объяснения:

— …нашел Золотозубого.

— Ты долго был с ним?

— Э?

— Ты долго находился на «Махиджиру»?

Что-то в голосе Пианфар заставило Тулли сначала пристально взглянув на неё, отвести глаза в сторону и затем опять посмотреть на Шанур.

— Тулли, где ты встретил Золотозубого?

— Ино разыскал его.

Это мало о чём говорило Пианфар. Забыв о еде, насаженной на вилку, она растерянно глядела на Тулли и думала о том, как бы не дать Киму повод к драке. Её нервы были напряжены до предела.

— Когда это случилось? — пришла ей на выручку Тирен.

— Давно.

— Сколько дней назад?

— Много.

Странно — Тулли был способен на более конкретный ответ. К тому же он прекрасно понимал, что возможности переводчика ограничены, и умел выражать свои мысли корректно, не путая капризную программу. Но вместо этого он как ни в чём не бывало принялся допивать остатки джифи.

Вероятно, все без исключения догадались, что Тулли чего-то недоговаривает, ибо на кухне снова воцарилась мёртвая тишина. Тулли… их старый друг…

Пианфар залезла в свой карман, достала оттуда миниатюрное золотое колечко и положила его на середину стола.

Тулли вдруг смертельно побледнел и, протянув руку к кольцу, осторожно взял его, а затем поднял на Пианфар голубые глаза, в которых застыл нескрываемый страх.

— Откуда у тебя это? — спросил он. — Откуда, Пианфар?

— А чьё оно? — Пианфар уже кляла себя за то, что показала ему кольцо (да ещё в присутствии нескольких свидетелей!). Она совершила непростительную ошибку, предположив, что оно могло вызвать у Тулли положительную реакцию, а теперь ей не оставалось ничего другого, как идти до конца.

— У махенов? — допытывался Тулли. — У Золотозубого?

— Мне дал это один киф, — призналась она наконец, и тут же прикусила губу, увидев, что и без того бледное лицо Тулли стало белее мела, а черты его болезненно исказились. — Ты знаком с ним?

23
{"b":"6169","o":1}