ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Провалиться бы Сиккуккуту вместе с его сюрпризами!

Что бы ни ожидало «Гордость» впереди, она уже исчерпала свои возможности, так, может быть, стоило выйти из игры прямо сейчас? Ведь крыло-то сломалось, и прыгать было и вправду опасно. И даже если они сумеют достичь Кейшти, перелёт на Маинг Тол им точно не выдержать…

«У героев короткая работа, малыш».

Но было во всём этом рассуждении нечто действовавшее на Пианфар подобно жалу: отречься означало предоставить другим возможность сделать то, что оказалось не по зубам ей и её хейни.

И навсегда отдать Тулли махендосет.

— Все в порядке, — доложила Хэрел, когда Пианфар вернулась на свой пост. — Управление у меня.

— Я помогу, — сказала Пианфар, усаживаясь и следя за отраженным на контрольной панели изображением всех собравшихся в центральном отсеке.

Ким занял кресло наблюдателя. «Все в порядке», — сообщили ему члены экипажа, и этого хватило, чтобы его лицо засветилось от радости.

«Все в порядке», — сообщили они Тулли, обмануть которого было бы гораздо сложнее (ибо он и сам являлся астронавтом), если бы одурманивающий эффект принимаемого им лекарства не ослабил его бдительности.

— Движемся в сторону Маинг Тола, — отрапортовала Хэрел.

Свист пыли снаружи не смолкал ни на минуту.

— Похоже, мы притащим на Кейшти целый метеоритный хвост, — заметила Пианфар. — Ну да ладно — мы всё равно никак не можем от него избавиться.

Хэрел бросила в её сторону долгий напряжённый взгляд.

— Никак не можем, — подтвердила она.

А потом на них опустились тишина и давление прыжкового поля.

На этот раз «Гордость» летела наудачу.

Глава 7

Панель управления горела красными огнями, и голос Хэрел звал:

— Капитан…

Звал слабо и жалобно (пожалуй, всё-таки хорошо было родиться человеком и переносить космические перегрузки в наркотическом тумане лекарственных препаратов!).

— Мы прорвались, — прохрипела Пианфар. За время, истекшее с начала перелета, её горло совершенно онемело. — Наши координаты?

Кого-то прыжок погружал в тяжелый сон, кто-то оставался в сознании, но не мог ничего другого, кроме как тупо смотреть на приборы, отсчитывающие независимые дни, словно секунды.

Неожиданно нос Пианфар сильно зачесался, и это живое ощущение показалось ей не менее ценным, чем сама её жизнь.

Впрочем, интеллектуальная память — гораздо более надёжная в сравнении с волей — быстро наполнила разум последовательностью вещей, требовавших срочного вмешательства, и правая рука Пианфар машинально потянулась к компьютеру, чтобы приступить к выполнению необходимых операций ещё до того, как «Гордость» получит сигнал с маяка. Воспаленные глаза упрямо пытались сосредоточиться на экране, выдававшем схематические электронные линии.

А рядом с ними воображение рисовало поля Манов, залитые солнечным светом, леса, отбрасывающие густые тени, и лозу, вьющуюся по внешней стене усадьбы Шанур… Это была очень старая лоза, походившая на длинную извилистую реку и произраставшая из огромного искривленного ствола — того самого, по веткам которого лазило не одно поколение шанурских малышей…

— Все в порядке, — донеслось до Пианфар бормотание Герен. — Мы прибыли.

Тем временем «Гордость» запросила подтверждение заданного курса, нужного ей для точного определения своего нынешнего местонахождения.

— Мы живы, — промямлила Хияфи. — Мы сделали это… — Казалось, она была искренне удивлена.

Неожиданно линии на экране покраснели, Пианфар покашляла и помотала головой, чтобы избавиться от окутавшей её пелены.

— Ну конечно сделали, — мягко сказала Герен. — А ты в этом сомневалась, малыш?

На выходе из кишащего метеоритами Уртура экипажу Шанур поневоле пришлось пренебречь целой серией процедур безопасности, и теперь они вплывали в систему Кейшти, окруженные гигантским пылевым облаком. Часть его, безусловно, должна была рассеяться по мере приближения к станции, но остальное обещало прокатиться по окрестностям подобно сильнейшему радиационному шторму.

— Ныряем, — выдохнула Пианфар, не столько предупреждая команду, сколько умоляя свой корабль не подвести. «Держись!» — говорила она ему, невольно думая о другом корабле — поврежденный в области крыла, он прыгнул прямо в махеновский ад и уже не смог затормозить…

Что можно будет предпринять, если с «Гордостью» случится нечто подобное? Да ничего. Просто посадить команду в спасательную капсулу и надеяться…

Пианфар выжала рычаг управления до предела и сразу почувствовала, как её глаза начали закатываться куда-то назад, будто бы желая убежать вместе с ослабевавшим давлением прыжкового поля. «Давай, кораблик, давай…»

Контрольная панель выплеснула новую волну красных огней.

И снова ветви лозы на стене…

— Должно быть, это всё-таки та YR-единица, — пробормотала Пианфар. И опять перед ней возникло видение терпящего бедствие звездолета. Все его астронавты были сейчас мертвы — часть их погибла во время катастрофы, а те, что были спасены махенами, пали позднее, защищая Гаон от кифов.

Дрожащей от напряжения рукой Пианфар потянула рычаг, и корабль вновь нырнул, электронные линии на экране сплелись в сплошное месиво красных и голубых нитей, изображавших силовой купол, через который «Гордость» прорывалась к станции.

Завыл сигнал тревоги.

— Мы по-прежнему находимся на двадцать пунктов выше необходимого уровня, — доложила Хэрел.

— Знаю. Но мы уже достигли зоны основных магистралей. — Пианфар послала «Гордость» во вращение, чтобы положить её на общую ось системы, отключила двигатели, вырабатывающие искусственную гравитацию, и поставила корабль на автопилот — все остальное он должен был сделать сам. — Что там с кифами? Есть какие-нибудь признаки их присутствия?

— Сканер чист, — ответила Шур. — Налажена связь с маяком Кейшти — они рассчитывают маршрут нашего захода на посадку.

И, словно в подтверждение её слов, мониторы принялись выдавать курс «Гордости», вплоть до остановки на причале Кейшти. Пианфар слегка наклонила корабль, чтобы окончательно скоординировать его движение с требованиями схемы.

— Все нормально, — отрапортовала Хэрел, записывая полученные данные в корабельный компьютер.

Пианфар кашлянула, борясь с напряжением, вы-званным нарастанием естественной гравитации.

— Тогда за дело: выясните, во что нам вылился этот перелёт.

— Хорошо, — сказала Тирен.

Никто не проронил ни звука, пока она производила диагностику.

— Крыло сломалось окончательно? — нарушил наконец всеобщее молчание испуганный голос Кима. — Мы потеряли его?

— Крыло действительно сломалось, — кивнула Герен. — Но мы в порядке.

— Тогда почему мы так долго тут висим?

Пожалуй, обманывать Кима становилось все труднее. Пианфар тяжело сглотнула и принялась изучать высветившиеся на экране данные о техническом состоянии «Гордости».

— Все отлично, — донеслось до неё вдруг: это Хилфи, склонясь над микрофоном, утешала Тулли. — Мы на месте. Просто у нас были небольшие проблемы с одной маленькой деталью. Пожалуйста, сиди спокойно в своей каюте,

— Похоже, у нас два новых повреждения, — пробормотала Пианфар.

— Боги, — вздохнула Хэрел и начала выводить на мониторы изображение Кейшти. — Да уж — размерами ей хвастаться не приходится.

— Это точно.

Кейшти и впрямь была невелика: запыленное оранжевое солнце с несколькими лунами и одной искусственной станцией. Немного горнодобывающего бизнеса для поддержания собственных нужд, немного торговли, а впрочем, махендосет не бросали Кейшти лишь потому, что она находилась на отрезке пути Маинг Тол — кифский Кефк и служила удобной промежуточной базой. К тому же махены прекрасно понимали, что бесхозной Кейшти всё равно не останется, а потому предпочитали владеть ею сами.

— Здесь много транспорта, — удивилась Пианфар, прислушиваясь к станционной болтовне. — Чертовски много!

— Прямо вторая Кита, — добавила Хэрел.

28
{"b":"6169","o":1}