ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было огромное сооружение из ста одной панели — такое мощное, что вряд ли перегрузки, приведшие к поломке, смогли бы нанести ему хоть сколько-нибудь серьёзное повреждение. Демонтировав старую хейнийскую конструкцию, махены вплотную занялись установкой новой, и Пианфар вдруг показалось, что это ей самой удалили позвоночник, заменив его каким-то диковинным протезом. Она молча следила за потоками искр, вылетавших при сварке бесчисленных контактов, и с дрожью пыталась предугадать, что случится во время полета, если собственная система её корабля, невзирая на все заверения Голоса, отторгнет инородный подарок. Между тем вышедшая на дежурство Тирен отчаянно спорила по рации с махеновскими чиновниками — она требовала у них предоставления технических спецификаций на каждую отдельную деталь, тогда как они порывались ограничиться общей.

— Боги! — заорала она, не выдержав. — Речь ведь идёт о части нашего корабля, придурки вы несчастные!

— Хорошо, я сделаю запрос, — сдался в конце концов говоривший с ней махе.

Тем временем рабочие приступили к проверке исправности установленной конструкции, а хейни наблюдали за контрольными цифрами на мониторах компьютера и невольно думали о том, что сейчас они приобрели не только новый хвост, но и огромный счёт. Кроме того, «Бдительность» уже предъявила им претензии по поводу использования чужой техники, и теперь хен не преминет раздуть из этого настоящий скандал — если, конечно, «Гордость» вообще вернётся с Мкейкса живой…

Пианфар прошла к выходу, чтобы немного подышать свежим воздухом. В коридоре было холодно, а с улицы до неё доносились запахи масла, пива и ещё какие-то неизвестные ей ароматы. Она постояла там несколько минут, глядя на сновавших мимо неё ма-хенов в оранжевой спецодежде, а затем направилась к лифту.

Хилфи… Мысль о ней снова прокралась в голову Пианфар, отбрасывая все прочее на задний план, и тут кто-то окликнул её:

— Эй, капитан, идите сюда.

Она остановилась, с удивлением глядя на ремонтника, звавшего её за собой, и уже собиралась обругать его за дерзость, как он неожиданно нырнул за угол.

Наверняка какой-нибудь махеновский надзиратель с кучей дурацких вопросов… Ну уж нет — она никому не позволит шататься по её кораблю, словно по проходному двору! Пытаясь совладать с закипевшим в груди гневом, Пианфар крепко сжала рукоятку лежавшего у неё в кармане оружия и двинулась вслед за непрошеным гостем.

Никого. Она чуть-чуть подождала, пока наконец не услышала чьи-то шаги. Обернувшись, Шанур увидела высокого махе, увешанного золотыми кольцами — главным украшением всех астронавтов Соглашения.

Её палец инстинктивно потянулся к курку, но тут незнакомец громко закричал:

— Пианфар!

— Джик! — задохнулась она. Махе благоразумно замер на месте. — Откуда вы? — спросила Пианфар, и сама же дала ответ на свой вопрос: — Так, значит, это ваш «Аджа Джин» причалил недавно в районе двадцать девятой секции?

— Точно.—Джик все ещё нервничал. — Мне пришлось срочно прибыть сюда. У вас ведь неприятности, а?

Пианфар внимательно осмотрела его от макушки до пят, отметив про себя, что и части болтавшихся на нём безделушек хватило бы на то, чтобы заставить любую хейни почувствовать сильнейшую зависть.

— Джик… — Ей вдруг показалось, что половина всех неприятностей разом свалилась с её плеч. — О боги, как вы вовремя! Просто чертовски вовремя, слышите меня?

Он поднял руку, призывая Пианфар к спокойствию, но она взяла его под локоть и потащила к лифту.

— Входите, входите, — приговаривала она, доставая ключ и отпирая заблокированную лифтовую кабину. — Входите. — Она впихнула Джика внутрь. Он (бывший чуть ли не втрое крупнее её) прислонился к стене и стоял так, пока дверь не открылась на верхнем этаже.

В этот момент по коридору проходил Ким. Увидев подобное зрелище, он широко раскрыл рот от изумления.

— Джик, это мой муж Ким, — представила его Пианфар. — Ким, а это Джик — наш старый приятель, друг Золотозубого. Пойдемте, Джик.

Глава 10

Его имя было Номестетурджай. Капитан Кейя Номестетурджай. А хейни, чтобы не сломать язык, звали этого изящного, нетерпеливого махе просто Джик.

— Садитесь. — Пианфар указала ему на одно из кресел, а сама облокотилась на панель управления на расстоянии вытянутой руки от гостя.

— Где Золотозубый?

— Не знаю.

— То есть как это?

Темные глаза Джика встревоженно забегали при виде выпущенных когтей Пианфар.

— Думаю, что сейчас он находится где-то в районе Кефка.

— Кефка?!

— Но это не точно, — осторожно заметил махе. — Мне бы не хотелось пугать вас пустыми догадками.

— Громы и молнии, во что же мы всё-таки вляпались?

— Вы собираетесь на Мкейкс? Пианфар нахмурилась:

— Ким, принеси ему горячее питье, ладно?

Боги, снова ему. При одном воспоминании о биологии её охватил нервный озноб, однако Ким спокойно ответил:

— Хорошо, — и вышел в коридор.

Пианфар взгромоздилась на край контрольной панели. Хэрел продолжала заниматься своими делами, лишь искоса поглядывая на посетителя, тогда как Тирен устроилась поудобнее, явно собираясь внимательно выслушать его историю.

— Наш разговор продвигается крайне медленно, — заметила Пианфар, — Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.

— Я давно не спал, — пожаловался Джик, потирая веки пальцами с тупыми когтями и опустив плечи. — Во время прохождения через систему Уртура нам пришлось неожиданно изменить курс.

— Нам тоже, — сообщила Пианфар. — Давайте, Джик, выкладывайте: что происходит? Тулли и Хилфи направляются на Мкейкс, Шур лежит в госпитале, махены нашинковали мой корабль кубиками, Консул выражает свои соболезнования, но при этом решительно не желает обсуждать кненнов, висевших у меня на хвосте.

Джик вздрогнул и посмотрел на неё в упор:

— Кненны…

— Да, они были на Центральной. Но могут прилететь и сюда. А начальство Кейшти за что-то злится на стишо. Не подскажете, за что именно?

— Кифы атаковали человеческий корабль. Люди очень расстроенны.

— Черт побери, а почему вы так уверены, что к этому не причастны кненны? Впрочем, кифы и вправду потрудились: они напали на махеновский звездолет «Иджир», на борту которого находились представители человеческой расы.

— Боги… — Джик обмяк в кресле. — Откуда вам это известно?

— От Сиккуккутаан-никтуктина — того самого, что захватил в плен Тулли и Хилфи.

— Это он атаковал «Иджир»?

— Не знаю.

Джик сделал длинный глубокий вдох. Его покрасневшие глаза медленно поднялись вверх при появлении Кима, вернувшегося в центральный отсек с подносом в руках. В первую очередь Ким подошёл к гостю и подчеркнуто вежливо предложил ему джифи. Джик взял чашку.

— Мы ведь не встречались после событий на Гаоне, не так ли?

— Хм, — смущенно покашлял Ким» однако уши его оживленно выпрямились. Обслужив всех присутствующих, он отставил поднос в сторону и, прихватив приготовленный для себя бокал, молча устроился на соседнем сиденье — спокойный, как и Хэрел с Тирен.

— Капитан охотничьего корабля, — пояснила Пианфар мужу, кивая на сморщившего нос Джика (любимый хейнийский напиток не считался таковым у махенов, и лишь острая потребность в горячем питье вынуждала сейчас обессиленного гостя глотать его). — Лучший пилот во всём махеновском космосе, — добавила она, нисколько не преувеличивая. — Вы уже виделись с местными властями?

Джик устало мотнул головой:

— Нет, ещё только собираюсь. — Он с явным отвращением отпил ещё немного джифи. — Я должен кое о чём спросить вас, Пианфар. Где пакет?

Она уткнулась в свою чашку:

— Какой пакет?

Махе едва не подавился, и из глаз у него брызнули слёзы.

— Вы шельма, — прошептал он. — Давайте покончим с этой игрой.

— Давайте, — согласилась Пианфар. — Когда мой корабль будет приведен в рабочее состояние, а? Лично я боюсь, что после вашего прибытия администрация Кейшти может отодвинуть мои проблемы на второй план — ведь теперь у них есть охотничий корабль, и, следовательно, необходимость в моих услугах отпала.

41
{"b":"6169","o":1}