ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина напряглась, даже чуть подалась вперед. Теодор замер, ожидая атаку, однако ниндзя поклонилась.

– Теперь, кажется, я начала понимать, – обыденным голосом сказала она. – Очень сожалею…

Женщина поклонилась еще раз, теперь почти до пола, когда же выпрямилась, сунула что-то под маску.

Теодор неотрывно смотрел в ее глаза – взгляд ее оставался спокойным, непроницаемым. Разве что темные зрачки начали наливаться угольной чернотой. Затем жизнь рассталась с нею, взгляд обессмыслился, и некогами мягко опустилась на пол. Тут же ударила яркая вспышка света. Теодор на мгновение зажмурился, потом бросился вперед. Под ноги ему отлетела маска. Он с нескрываемым ужасом посмотрел на то место, где должно было быть лицо, и увидел сожженное до костей, уродливое подобие человеческого лица. Теперь никто и никогда не опознает некогами – таков завет.

Тут же в комнате стало распространяться отвратительное зловоние, что достаточно необычно для изысканного Пионового зала, где только что было разлито дорогое вино.

LXX

Союзный дворец

Имперская столица

Люсьен

Военный округ Пешт

Синдикат Дракона

9 января 3040 года

Фухито Тацухара в сопровождении двух десятков бусо-сенши из полка Риукена – их еще называли «друзьями Дракона», – расталкивая толпу зевак, шагал по направлению к Пионовому залу Их роботы и еще почти столько же боевых машин заняли позиции вокруг Союзного дворца. Организовали надежное сторожевое кольцо. Фухито раздражала эта толпа, мешавшая движению, однако он не решался отдать приказ применить силу. Все-таки здесь много сановников, высоких придворных чинов, женщин – кто его знает, не сочтет ли кто-нибудь из них рукоприкладство за оскорбление, тем более он толком не знал, что случилось в Пионовом зале. Ему было известно, что, приземлившись в столичном космопорте, Теодор на большой скорости помчался на мобиле в сторону дворца. Уже из машины он приказал Тацухаре собрать всех воинов, находившихся на борту «Тецуваши», и вместе с техникой следовать во дворец.

Пока проходили сборы, выгружали имевшихся на борту космического челнока роботов, спешили к центру столицы, прошло довольно много времени. Все находились в каком-то странном, заторможенном состоянии, какое бывает у людей, которым непонятно, чего от них хотят. Подстегнули их выстрелы, донесшие из апартаментов Такаши. Все невольно ускорили шаг, бросились в ту сторону.

Наконец Фухито не выдержал и зычным голосом дал команду освободить проход. У самых обитых бронзой дверей гвардейцы отоми попытались было не пропустить грозный отряд, однако вышедший на порог Теодор остановил их. Все пилоты боевых роботов в группе Фухито вздохнули с облегчением – хвала Будде, их повелитель жив и невредим! Фухито тут же распределил своих ребят. Кто-то должен помочь отоми навести порядок во дворце. Сам он проскользнул между двумя дюжими гвардейцами и вошел в комнату.

С порога Фухито огляделся. Заметив сидевшего в кресле на помосте Координатора, он вздрогнул. Лицо старого правителя в крови. Сам он бледен и, по-видимому, почти не соображает, что творится вокруг. Человек в белом халате и два монаха Ордена Пяти Колонн в алых рясах хлопочут возле него. Они разрезали его одежду и накладывали пластиковые заплаты на порезы и царапины.

Труп преступника лежал посреди комнаты. Два человека внимательно изучали останки некогами. Один из них в костюме особой охранной службы дворца, другой, на коленях, был Нинью Кераи. Этот с особой тщательностью изучал пепел, просыпавшийся возле убийцы. Рыжеволосый сотрудник КВБ сказал что-то своему напарнику. Что именно, Фухито не расслышал.

Теодор вновь вернулся к своей жене и Констанции Курите и продолжил беседу. Как только Фухито приблизился к ним, канрей поставил на стол хрустальный графин и повернулся к Тацухаре. На поклон Фухито он ответил легким кивком.

– Шо-са Тацухара, у меня есть для вас задание. С этого момента вы временно командуете полком дворцовой гвардии отомо. Чу-са нашел, что покушение на Координатора несовместимо с его понятием чести.

– Так точно, тоно, – ответил Тацухара и отдал честь. Он был не то чтобы ошеломлен этим назначением – оно его подмяло, едва ноги не подкосились. Его не удивило, что бывший командир дворцовой гвардии совершил сеппуку, – такой промах, как незаметное появление наемного убийцы в личных покоях Координатора, не мог быть прощен. Но так поступать можно только после полного и всестороннего расследования всех обстоятельств дела, когда компетентные специалисты вынесут заключение. С другой стороны, чу-са Йи нехватку чувства ответственности обязан был возместить избытком чести.

– Немедленно очистить коридор, – продолжал давать указания Теодор. – Проследи, чтобы последовало разъяснение. Жизни Координатора ничто не угрожает. Посадите людей за составление правительственного коммюнике. Ах да, еще пресс-конференция!.. На ней я выступлю сам и сделаю официальное заявление, придется и отцу присутствовать, ну, скажем, в… – Он вопрошающе глянул на Хранительницу

К Констанции приблизился один из монахов и что-то шепнул на ухо.

– Мы здесь закончим через час, тоно, – объявила Хранительница.

Теодор кивнул, глянул на часы и закончил, обращаясь к Фухито:

– В шесть.

В этот момент новая группа вошла в комнату. Судя по тому, что гвардейцы у дверей даже не попытались их остановить, это были важные персоны. Так и есть – сам Сабхаш Индрахар, директор КВБ. Нинью Кераи тотчас направился к нему, шепнул что-то на ухо.

– Вы полагаете, это верное решение, канрей? – спросил Сабхаш. – Координатор сильно поранился осколками стекла, тут еще шок. Вряд ли он сможет так скоро предстать перед публикой.

Фухито сузил глаза – до него долетел отзвук борьбы. Они мерились своими ки, никто из них не хотел уступить в воле, внутренней силе. Наконец Теодор заявил:

– Я буду поступать так, как сочту нужным.

– Хорошо. – Сабхаш склонил голову, потом поправил очки, потрогал дужку на переносице. – Я так понимаю, что у вас мудрые советчики, к словам которых вы так часто прислушиваетесь. Я хочу уделить внимание нашему Координатору.

Теодор ответил не сразу, некоторое время он словно взвешивал слова директора, пытаясь определить их тайный смысл, затем кивнул:

– Хорошо.

Сабхаш поклонился, коротко и мелковато. Мог бы и пониже пригнуть голову, все-таки с руководителем страны разговариваешь, отметил про себя Теодор. Неизбежное мрачной тучей выплывало на горизонте. Это будет суровое испытание, но уже теперь Теодор знает, как вести себя с Сабхашем. Почти по-родственному, мирно договориться о компромиссе, о разделении ответственности – притупить бдительность, дальше будет видно.

Сабхаш влез на возвышение, подошел к Координатору Нинью между тем несколько мгновений колебался, не зная, к кому примкнуть. Наконец он подошел к Теодору и, прочистив горло, сказал:

– Канрей, у меня сообщение для Миши Накецуны.

Он протянул пакет Теодору Тот принял его и вопросительно посмотрел на Нинью.

– Здесь информация, которая может оказаться ему полезной. Это запись беседы между Джерри Акумой и кое-какими известными вам людьми. Акума счел необходимым зафиксировать разговор. Запись совершенно ясно указывает, кто был виновником гибели Тацухары. У меня есть копия для вас. Этот документ может снять все вопросы… – Он осторожно кивнул в сторону Координатора.

– Домо, Нинью-кун. Я как-то не думал, что вы пожелаете помочь Миши.

– Я как раз не очень-то желаю, однако эта запись, полагаю, поможет смирить его необузданный нрав. Нам как раз театральных страстей не хватает. После того, что случилось… Для Дракона будет лучше, если он и его компания оставят наши пределы.

– Эта запись не сфабрикована? – напрямую спросила Констанция.

В ее голосе не было ничего, кроме детского любопытства, однако даже Фухито догадался, насколько многозначен ее вопрос. В этой наивности таилась такая глубина и опасность, понимать которую могли люди, проведшие годы при дворе какого-нибудь властелина.

107
{"b":"6171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Фагоцит. За себя и за того парня
Счет
Мечник
Вещные истины
Смерть в белом халате
Адмирал. В открытом космосе
Знаки ночи