ЛитМир - Электронная Библиотека

Жасмин наклонилась и подхватила сына на руки. Прижала к себе, поцеловала, попыталась успокоить, но мальчишка не унимался, так и сыпал вопросами. Такаши коротко глянул на жену, она немедленно повернулась и с шестилетним сыном на руках засеменила в сторону дома. На ходу начала объяснять мальчику, что утром он все узнает, что с дедушкой нехорошо и вести ему себя надо тихо-тихо, чтобы папа не слышал. У него сейчас слишком много забот.

В этот момент Такаши окликнул жену. Та замерла, повернулась к мужу Принц подозвал их поближе. Когда Жасмин, все еще прижимая сына к себе, подошла к супругу, Такаши взял мальчика за рукав. Теодор широко раскрытыми глазами смотрел на измазанную в чем-то левую руку отца. Кровь уже засохла и теперь осыпалась крохами, посвечивающими в свете дворцовых фонарей. Неожиданно мальчик отшатнулся от отца, еще крепче прижался к матери. К удивлению Сабхаша, он не увидел страха в глазах мальчишки.

– Здесь была война? – звонким и чистым голосом спросил Тедди. – Ты сражался с врагами, папочка?

– Тише, сынок. – Жасмин наконец решила приструнить сына. – Детям непозволительно в такую пору находиться в саду.

Мальчик нахмурился – мама всегда пытается скрыть от него все самое интересное. Он только было собрался возразить, как мать настойчиво добавила:

– Тебе следует вернуться в постель. – Она поискала глазами монаха и не нашла. – Завтра…

– Нет! – решительно прервал ее Такаши. Жасмин от неожиданности вздрогнула. – Ты слишком долго защищала его от всех напастей, женщина. До сих пор меня это веселило, но сегодняшней ночью всякому веселью пришел конец. Пусть он узнает, каков этот мир на самом деле.

Такаши взял мальчика на руки. На этот раз Тедди охотно потянулся к отцу, не обращая внимания на отчаяние и страх матери.

– Сын! – сказал Такаши. – На моих руках кровь. Видишь?

Мальчик кивнул.

– К сожалению, это не кровь наших врагов. Не федерата, не члена Дома Дэвиона. Не принадлежит она и свихнувшемуся на практицизме представителю Дома Штайнера. Никому из царствующих родов, поделивших между собой Внутреннюю Сферу… Эта кровь принадлежит нашему родственнику, это кровь нашей семьи. Это кровь Дракона.

– Не надо! – воскликнула Жасмин. Слезы блеснули у нее в глазах. – Он еще так мал…

Она попыталась вернуть сына, однако Сабхаш перехватил ее запястье и мягко отвел руку в сторону. Жасмин обратилась к нему:

–Ты же его друг! Так объясни ему… Мальчик слишком мал. Он еще успеет окунуться с головой в этот ужас… Он может не выдержать.

– Такаши-сама полагает, что ему пора знать правду, госпожа Жасмин. Время пришло!

Женщина порывисто вздохнула и с неожиданным изяществом отпрянула в сторону… Больше возражать она не посмела – тут же опустила голову. Сабхаш подвел супругу нового Координатора к увеличивавшейся на глазах толпе служанок и придворных дам, которые сразу же окружили Жасмин и увели в личные покои.

Проводив госпожу, Сабхаш опять занял позицию позади хозяина, в его тени.

– Убили дедушку? – тем же ясным голоском спросил Тедди.

– Да, – ответил отец. В его ответе не осталось и следа жалости, только сталь, подтверждение факта и вызов. – Это кровь твоего деда. Он был нашим повелителем, верховным Координатором Синдиката Дракона. Тебя ждет такая же участь, если ты хотя бы на мгновение, даже в самой мирной обстановке, дашь слабину. Теперь запомни: с этого момента Координатор – это я, а ты мой наследник. Мы принадлежим к славному роду Курита. Чтобы избежать подобного конца, мы всегда и во всем должны быть сильнее наших врагов. Мы должны сделать все, чтобы наш род не сгинул, чтобы вверенные нам миры всегда оставались в наших руках. Вот в чем заключается истина, которой мы не имеем права изменить! Ни ради друга, ни ради женщины, богатства, славы. Ни по слабости!.. Если ты дрогнешь, если поколеблешься верой, запомни, тебя ждет позорная смерть. Вакаримасу-ка?

Мальчик не ответил. Даже в этом призрачном свете Сабхаш не мог избавиться от ощущения бездонной глубины его голубых глаз. У начальника службы безопасности постоянно возникало чувство, что, когда мальчишка осознает свою силу, разглядит, что таится на дне его очей, им всем придется несладко.

Внезапно Тедди судорожно сглотнул и кивнул отцу.

– Вот и хорошо, – одобрил тот. – Теперь мы отправимся и посмотрим на убийцу.

– Я хочу разделаться с ним! – заявил мальчишка. На лицах присутствующих появились улыбки. Только отец невозмутимо объяснил ребенку:

– Ты не имеешь права.

Потом сделал паузу и, видимо не удовлетворившись таким кратким ответом, добавил:

– Хорошо, что для тебя честь рода превыше всего, как у всех Курита. Я догадался, потому что сам испытываю подобное желание. Это будет твой первый урок выдержки. Сейчас ты возьмешь себя в руки и отправишься спать. Бери пример со своей мамы. Координатору не пристало лично пачкать руки в крови убийцы. Наше предназначение – руководить другими. Преступник должен понести заслуженное наказание, однако нельзя допустить, чтобы с ним расправились вне рамок закона. Так будет лучше для всего Синдиката. Вакаримасу-ка?

На этот раз мальчик отрицательно покачал головой. На лице его ясно читалось смущение.

– Придет время, и ты во всем разберешься, сынок, – усмехнулся Такаши.

Принц с ребенком на руках и Сабхаш продолжили путь. Вокруг чайного домика толпились люди.

Возле самого крыльца, между окруживших его отомо, рядом с их командиром на коленях, сгорбившись, стоял человек в форме. Гвардейцы расступились перед новым Координатором. Такаши приблизился, и капитан, схватив человека за длинные волосы, откинул его голову назад. Лицо у того было в крови – вернее, струйки засохшей уже крови исполосовали щеки и подбородок. С первого взгляда было ясно, что ему досталось – били безжалостно. Один глаз заплыл, кровоподтек спускался почти до скулы, другой глаз смотрел безжизненно, тускло.

– Согласно документам, сержант Ингмар Стеренсон, – доложил капитан гвардейцев.

Наконец пленный внезапно осознал, кто стоит перед ним. Во взоре затеплился огонек, некое осмысление, боль и радость. Все вместе… Сабхаш обратил внимание, что с появлением высокого начальства преступник словно ожил. Героем, что ли, себя почувствовал?

Наконец он попытался что-то сказать. Ничего не получилось. Убийца зашелся в долгом, изнурительном кашле. Таи-и уже занес руку, чтобы ударить сержанта, однако Такаши взглядом остановил его.

Стеренсон наконец прокашлялся, но это мало помогло делу. Говорил он хрипло, невнятно, слова можно было разобрать с трудом.

– Всему приходит конец, лжи тоже. – Он выплюнул густой сгусток крови, после чего его голос наконец обрел ясность. – Годы прошли недаром. Я был самый верноподданный из самых верноподданных. Никто не служил Дому Куриты с таким рвением, как я. До сегодняшней ночи. Хватит!..

Он перевел дух, потом снова затрясся в кашле. Отхаркивался долго, слюна свисала с разбитых губ, но теперь он полностью пришел в себя. Вытер тыльной стороной ладони рот, выпрямился, посмел прямо взглянуть в глаза Координатору. В раскрытой правой глазнице вспыхнул фанатичный огонек.

– Пришел мой час. Да здравствует свобода! Все люди Расалхага требуют независимости! Смерть захватчикам!

На этот раз капитан не удержался и ударил сержанта. Пленник рухнул лицом на пол. Площадку возле домика украшали картинки, относящиеся к тем или иным таинствам чайной церемонии. Этакое мирное, уютное потребление пахучего, пришедшего из далекой древности напитка. Каждая минута чаепития была расписана несколько тысяч лет назад…

Стеренсон, упершись окровавленными руками в плиты, глядя прямо в лица собравшихся гостей, попытался встать. Капитан уже собрался ударить его еще раз – удобный случай продемонстрировать новому правителю свою верность, – однако тот остановил таи-и:

– Достаточно!

Офицер мгновенно замер. Принц снял с рук маленького Теодора, поставил его рядом, дождался, пока сержант Стеренсон вновь встанет на колени. Они долго смотрели друг на друга – сержант и новый Координатор. Никто не отвел глаз. Наконец, Такаши приказал:

2
{"b":"6171","o":1}