ЛитМир - Электронная Библиотека

На борту этого челнока должен был лететь отец…

Губернатор спустился из летной кабины, потянулся и захлопнул наружную дверь. В кабине сразу воцарилась неожиданная, ненужная теперь тишина. Сьёволд устроился на сиденье рядом с Теодором.

– Вы тоже могли погибнуть в этом огне, ваше высочество.

Прежде всего, принц осознал, что губернатор прав. Эта мысль прорвалась сквозь какой-то неумолчный шум, который стоял в ушах. От этого шума было тошно, как-то нестерпимо мучительно, принц не мог в полном объеме осмыслить картину случившегося. Останься он еще на пяток минут на командном центре, и не было бы уже никакого Теодора Куриты, наследного принца Синдиката Дракона.

– Я рисковал своей собственной жизнью, – продолжал тараторить Сьёволд, – чтобы поспеть вовремя. Я пытался добраться до вас утром, ничего не получилось. Пришлось лично явиться в космопорт и вытащить вас…

Его голос уже начал раздражать Теодора. Что за несносная манера говорить прямо в ухо. Он не глухой. Пора бы тебе заткнуться, друг любезный. Он протянул руку и силой заставил губернатора замолчать.

– Чу-и Турневиль, вам следует пройти в кабину и объявить тревогу. Пусть все спасательные команды будут направлены на космодром. Необходимо остановить распространение огня, взять под контроль пожары. Пусть попытаются сохранить все, что можно.

Турневиль с испугом глянул на него. Он словно не мог понять, как принц может быть обеспокоен такими мелочами, как спасение людей и имущества, когда он только что находился на краю гибели. Они все находились, и прежде всего он, Турневиль. Теодор взял своего помощника за горло и крепко встряхнул – так частенько поступал его отец, он сам видел, как Такаши приходилось приводить в чувство подчиненных. Опомнившийся чу-и тут же вскочил, отвесил поклон и помчался вверх по трапу.

Затем принц повернулся к озадаченному Сьёволду.

– Турневиль сегодня принимал все поступающие ко мне послания, – объяснил он губернатору.

До того наконец дошел смысл сказанного, он резко кивнул, на его лице появилась легкая улыбка.

– Я смотрю, вы уже разобрались в обстановке. Вы будете удивлены, когда я скажу, что перед вами именно тот человек, который печется о ваших интересах.

– Что же в этом удивительного, – пожал плечами Теодор. – Хотя, полагаю, вы печетесь не только о моих интересах.

Он по-прежнему сохранял невозмутимое выражение лица, чем вновь привел губернатора в замешательство. Однако на этот раз Сьёволд решил не упускать нить разговора.

– Многие годы я следил за вашей карьерой, и, надо сказать, я был впечатлен. Я поставил на вас и делал все, что в моих силах, чтобы вы поскорее заменили отца. Конечно, не только я один стремился к этому, но и многие другие – им несть числа, борющимся против тирании. И военный губернатор сердцем на нашей стороне. Против кого мы сражаемся? Против человека, который давил на вас. – Его рот все ближе и ближе приближался к уху принца.

Тот решительно отодвинул бородача, а Сьёволд как ни в чем не бывало продолжил:

– Он буквально вздохнуть вам не давал, придирался по каждому поводу. Примерно такая же ситуация сложилась и в Расалхаге. Мы работаем совместно с Маркусом. Но в условиях ограничения свобод, полицейского произвола нам никак не удается почувствовать себя свободными людьми, сознательно и добровольно вступившими в союз с могучим Синдикатом. К сожалению, мы ошиблись в Маркусе – сегодня он продемонстрировал свое двуличие. Он хотел также избавиться и от вас, Теодор. Вот почему я поспешил отправить предупреждение, а когда не получил ответа, лично бросился в космопорт, чтобы спасти вас.

– Меня, ярл, вы почему-то не попытались спасти, – растягивая слова, произнес Рикол.

Сьёволд поморгал – вид у него был такой, словно он только что проснулся, – и посмотрел на герцога.

Теодор почувствовал, что этих людей связывает что-то большее, чем обычное знакомство, но в тот миг его куда более заинтересовала, можно сказать, потрясла невинная фраза, вскользь брошенная Сьёволдом.

– Вы сказали, – обратился он к бородачу, – что вместе с моим кузеном Маркусом составили план покушения на Координатора?

– Это была вынужденная мера, – ответил губернатор. – Маркус, к сожалению, повел двойную игру. Полагаю, он решил, что ему самому неплохо бы стать Координатором. Я же всегда видел на троне только Теодора Куриту. Мы сделали это для вас.

– И теперь вы ожидаете ответной благодарности? Мне придется сотрудничать с вами?..

– Как только вы войдете во власть, то сразу почувствуете преимущество такой позиции. Вам потребуются верные друзья и советчики. Не на словах, а на деле… Если я буду назначен военным губернатором и главнокомандующим войсками округа, уверяю вас, в Расалхаге будут царить мир и тишина.

Теодор не выдержал, встал, прошелся по салону. То, что ему пришлось только что услышать, поражало своим откровенным, наглым цинизмом. Но он не Маркус, пусть даже то, что сказал Сьёволд, могло оказаться клеветой. Хотя вряд ли… Все вполне логично… По-прежнему стоя спиной к губернатору, Теодор веско произнес:

– У вас, губернатор Сьёволд, какое-то странное мнение насчет Дома Куриты. Все мы, и я в частности, каждый сам за себя – это так, но если, как вы утверждаете, вам довелось провести много часов, изучая мою биографию, вы должны были бы понять, что я мало похож на отцеубийцу

Неожиданный шум за спиной, короткий выкрик заставили его обернуться. Рикол и Сьёволд, схватившись, катались по полу.

Теодор несколько мгновений ошарашенно смотрел на дерущихся – в эти секунды он проклял себя за разгильдяйство, за детскую беспечность, которая могла стоить ему жизни. Когда совершаются покушения на королей – это уже не игра! Он, опять же на какой-то неуловимый миг, погрузился в бессознательное. Так учил его Тацухара-сенсей – в сложной, неясной обстановке доверься внутреннему чутью, оно не подведет…

Между тем Сьёволд явно одолевал щеголеватого герцога. Он уже оседлал его, взял за горло. Рикол пытался скинуть губернатора, бил руками в бок, но было поздно. Бородач уже вряд ли выпустил бы его, но в следующее мгновение Сьёволд замер, выпучил глаза и повалился на бок. Измятый, полузадушенный Рикол с трудом поднялся, он что-то судорожно глотал и никак не мог проглотить, пока принц не ударил его по спине. Когда к герцогу вернулся голос, он, тыкая указательным пальцем в длинный узкий кинжал, лежавший на ковре, прохрипел:

– Это он приготовил для вас, ваше высочество.

– И вы, значит, решили, рискуя собственной жизнью, спасти наследного принца? – невозмутимо спросил Теодор.

Герцог помотал головой:

– Координатора… Координатора…

Теодор прищурился. В любом случае, называть его Координатором – непозволительно. Пока он наследный принц, не более того. Однако стоит ли объяснять этому подозрительному герцогу подобные тонкости, которые для человека из Синдиката, для настоящего дракона, представляются чрезвычайно важными. Вот что еще отличает детей Дракона – умение терпеть и выжидать, но главное – принимать исключительно взвешенные решения. Таким решением в этой сложной обстановке могла быть только решительная атака на герцога, чтобы он раскололся прямо здесь, на глазах у своего сообщника. Пусть даже тот еще не пришел в себя…

– Понятна ваша дерзость, герцог. Вам не оставалось ничего иного, как подобным образом скрыть вашу связь с заговорщиками. Вы продолжаете утверждать, что действовали исключительно в силу верности Дракону?

– Координатор, я готов бросить вызов любому негодяю, который посмеет обвинить меня в предательстве. Я готов встретиться с ним в честном поединке.

Теодор усмехнулся:

– И покрыть победой прежние грешки… Я слышал, вы прекрасно владеете холодным оружием. Любого вида.

Рикол, словно осознав, с кем имеет дело, остался невозмутим. Принц сразу отметил, что он быстро соображает. Как бы ты ни был виноват, признал ли ты свою вину или нет, всегда оставайся спокойным. Не подавай виду, что тебя волнует твоя будущая судьба. Все в руках небесных богов.

21
{"b":"6171","o":1}