ЛитМир - Электронная Библиотека

– Особенно после репрессий… – не выдержал Теодор.

Отец хмуро посмотрел на сына. Тот, нарушив заповедь – младший не имеет права перебивать старшего, – прикусил язык.

– Не язви, – строго сказал отец. – Я вполне серьезно спрашиваю, что мне делать с Маркусом в условиях, когда воевать с ним на глазах у всех «северных» территорий нельзя – в этом случае взбунтуется вся провинция. Исход военной операции представляется проблематичным. Как его штурмовать в горах?! Придется собирать все Объединенное Воинство, мы не можем пойти на это по экономическим соображениям. По политическим тоже. Начать военные действия – значит признать, что Синдикат раздирают внутренние смуты. В то же время сохранение статус-кво смерти подобно. А ты мне – Маркус, Маркус… Ступай и возьми его, если ты такой смелый.

– Почему я… – Теодор замялся, потом опомнился. – Я обязательно вступлю в бой, но для этой цели у нас есть куда более достойная кандидатура. Соренсон. Надо назначить его военным губернатором Расалхага…

Такаши вздохнул:

– Я гляжу, ты ничего не понял. Ладно, это моя вина, давно следовало позаниматься с тобой политическими вопросами, показать тайные пружины, наши возможности и ограничения, через которые мы не имеем права переступить. – После некоторой паузы Координатор добавил: – Соренсон всем хорош, но он не Курита. Маркус сразу начнет протестовать, потребует объяснений. Твой кузен сразу перехватит инициативу и постарается довести дело до открытого бунта. Мы будем вынуждены пойти на компромисс. Знаешь, что такое компромисс в нынешних условиях?

Теодор не ответил.

– Это предоставление полной автономии Расалхагу.

– А что плохого в этой автономии? – спросил принц.

– Как? – Такаши даже приподнялся в кресле. – Ничего, кроме того, что стоит нам уйти отсюда, как сразу здесь появятся люди из Федерации Солнц. Кроме того, Расалхаг в руках Маркуса.

Наступила тишина.

– Есть одна мысль… – нарушил молчание Такаши. – Маркус не сможет отказаться от повышения.

Координатор указал на бумагу, на которой уже стояла печать.

– Я решил назначить Маркуса начальником Генерального штаба Объединенного Воинства. Это серьезное повышение, он займет место в моем военном совете. Но для того, чтобы занять эту должность, ему придется вылезти из своей норы в горах к северу от Рейкьявика и переехать в Люсьен.

– Это разумно. Если он откажется, мы получим неоспоримое свидетельство его измены. Когда он прибудет в столицу, у него уже не будет под рукой полков боевых роботов. В столице с ним можно будет и по-другому поговорить.

– Там будет видно.

Принц не мог не задуматься над странным парадоксом, к которому приводит всякая решимость идти до конца, особенно когда правитель пускает в ход репрессивные меры. Если Маркус в самом деле был вовлечен в заговор против Координатора, значит, он подпадает под указ о примерном наказании всех его участников. В таком случае должны быть преданы казни Флоримель и дядя Андел, его родители, так как они представляют предыдущее поколение. Такаши также обязан наказать и последующее поколение, то есть кузину Теодора Констанцию.

Сама мысль об этом вызывала у него ужас. Да и у Такаши тоже… Дело даже не в чисто родственных отношениях, не в том, что Констанция, например, была лучшим другом Теодора, его доверенным лицом, что само по себе немало в этом взбесившемся мире. Теодор скрепя сердце готов был отмести в сторону сердечные привязанности, но, даже с точки зрения практической необходимости, было бы безумием разделаться с младшей линией Курита. В этом случае Такаши и Теодор остаются один на один с могущественными и сильными противниками.

Подобное решение полностью обескровит царственный дом, лишит Куриту необходимых кадров, без которых управлять обширным пространством, на котором раскинулся Синдикат, немыслимо. Отдавать управление провинциями и военными округами в чужие руки – значит своими руками сеять семена будущих раздоров, расколов, отделений.

Конечно, Дом состоит не только из старшей и младшей линий. Есть еще и боковые ветви. Есть Малкольм Курита – его Такаши поставил на должность казненного Сьёволда. К сожалению, Малкольм в преклонных годах и сильно хворает. Его сына Маиса не назовешь воином.

В более отдаленных ветвях рода тоже нет достойных претендентов, способных сравниться с Такаши и Теодором. Ладно бы сравниться, но и с мозгами у младших не все ладно. Вряд ли государственная служба на высших должностях им по плечу. С одной стороны, это исключает возможность возникновения гражданской войны, с другой – Синдикат могут по кускам растащить более хитрые и прожорливые хищники из других царствующих домов.

Такаши бдительно охранял семейное достояние. Он никогда бы не пошел на такие меры, которые в перспективе вели бы к потере влияния и силы, которыми на протяжении веков славились императоры Синдиката. В общем, эта мысль была главенствующей в размышлениях Такаши по поводу решения тех или иных политических, экономических и социальных вопросов. Секрет в том – соответствует ли этот постулат современному состоянию дел на просторах Внутренней Сферы. По мнению Теодора, в общем и целом – да! В сложившейся обстановке, среди непрекращающихся войн за передел наследства Звездной Лиги, Такаши вынужден постоянно сохранять бдительность, идти на любые компромиссы для того, чтобы сохранить хотя бы видимость единства царской семьи.

Линия поведения в отношении Маркуса диктовалась обстоятельствами. Конечно, человек, назначенный на должность начальника Генерального штаба, или, по-другому, руководителя группы стратегического планирования, вряд ли будет иметь возможность непосредственно замыслить и исполнить покушение на Координатора. У него нет ни войск, ни какой-либо другой мощной структуры, которую можно было бы пустить в дело. Он может организовать заговор, вступить в число его участников, но это уже забота КВБ. По крайней мере, он не сможет поднять бунт или, того хуже, военный мятеж в Синдикате. Таким образом, царствующая семья оказывалась в безопасности.

Чего не скажешь о других семьях и родах, с тоской подумал Теодор. Чудесное спасение отца в первые минуты вызвало у него такую радость, что передать невозможно. Словно гора с плеч свалилась… Менее всего он хотел стать Координатором.

В этом не было никакого лицемерия. Уже его спасение и разговор со Сьёволдом в аппарате АВВП натолкнули его на горькие размышления. Кем же считал его бывший губернатор, если позволил себе начать беседу на эту тему и признаться в подготовке убийства его отца? Неужели обиды, испытываемые сыном от Такаши, в глазах других выглядели так серьезно, что на их основе можно было строить серьезную политику?

Менее всего эти рассуждения затрагивали моральную сторону вопроса. Теодор просто холодно взвесил свои шансы остаться у власти. Они были невелики… Никакого авторитета, чем дышит молодой наследник, тоже неясно, и, по совести говоря, принц не знал, в какую сторону вести Синдикат. Сохранять семью, но в этом случае он непременно столкнется с Маркусом. Спешить некуда – это было Теодору абсолютно ясно.

Ладно, в случае с Маркусом отец убедил его, что прямая атака на кузена бесполезна и опасна. Но как быть с Анастасией Сьёволд? Ясно, что никакой свадьбе не бывать, но заслужила ли несчастная девушка смерть? Ни с человеческой, ни с точки зрения государственных интересов эта казнь не была необходима. Он не сомневался, и результаты следствия подтверждали, что она ничего не знала о планах заговорщиков. Анастасия, как и Маркус, вполне могла рассчитывать на снисхождение. С самого появления Соренсона и Такаши во дворце Теодор принял активное участие в расследовании по делу о заговоре. Он лично допросил очнувшегося Сьёволда. Он же проголосовал за смертную казнь всем участникам подполья, кто принимал хотя бы самое малое участие или хотя бы знал о предполагаемом покушении на «Звездопроходец». В том-то и дело, что Анастасия ничего не знала о преступной деятельности отца.

Если бы Такаши в присутствии Соренсона не дал клятву!.. Сострадание к невиновным – тоже часть кодекса чести. В любом случае он должен попытаться спасти девушку.

24
{"b":"6171","o":1}