ЛитМир - Электронная Библиотека

Она настоящий воин – этим все сказано!

Ему припомнилась их встреча в день вручения патентов, и то удивление, которое испытал в саду Пяти камней при встрече с ней. Что же такое теперь выплыло из мути обыденности, какой бочок продемонстрировала ему судьба? Он искренне, до глубины сердца полюбил эту женщину. Точнее, ее тело и те неосязаемые женские достоинства, касавшиеся ведения хозяйства, понимания мужчины, покорности, о которых настоящие воины никогда не говорят вслух.

Он усмехнулся – хороша покорность! Чуть-чуть промахнулась, срезая кожаный мешок… Ах, жизнь, жизнь, сколько же на тебе узоров, переплетений, камней, и за каждый хочется заглянуть, проверить, пощупать – что там?

– Кроме того, – продолжила прерывающимся голоском Томое, – у меня нет родословной. Все, что записано в анкетных данных, – это ложь. Я не являюсь родственницей по младшей линии губернатора военного округа Пешт. Мой отец работал в отделе продаж на планете Волдерс, здесь, в Расалхаге. На верфях Изезаки. Когда мне исполнилось три года, мои родители погибли во время рейда Штайнера. Монахи подобрали меня, вырастили, воспитали. Среди других вещей я получила подготовку воина. Они дали мне новую биографию, поместили в списки ОВСД. Когда я приняла присягу, меня начали продвигать по службе. Так я поступила в школу Мудрости Дракона. Как я могу стать женой будущего Координатора?

Теодор ослабил хватку. Томое отодвинулась от него, он, казалось, даже не заметил этого. Она замерла, потом усмехнулась – ему казалось, что он все знает о ней. Правда оказалась несколько иной, как тут не обидеться. Она ошибалась – он не чувствовал никакой обиды, исключительно удивление. За что ее ненавидеть – у него и мысли такой не появилось. Он любит эту женщину, в ее истории нет ничего необыкновенного. Во времена смут, войн и раздоров с каждым может такое случиться. Она честно исполняла свой долг. Как бы он повел себя на ее месте? Принц ласково погладил ее волосы.

– Знаешь, я не раб традиций и церемоний, как мой отец. Мне все равно, кем были твои родители – сапожниками или профессиональными игроками. О5К мог подготовить тебя к поступлению в школу Мудрости Дракона, но училась ты там сама. Мне-то что рассказывать – я же знаю, какая ты способная. Мы же оба с тобой знаем, что старый кожаный чулок, несчастный Занги никогда не брал взяток. Ты красивая, умная и любишь меня. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Томое перевернулась на бок, глянула на Теодора. В глазах по-прежнему стояли слезы, на этот раз, правда, какие-то странные, поблескивающие.

– Для меня большая честь стать вашей женой, Теодор-сама.

Они долго не могли заснуть – все любили и любили друг друга. Потом, под утро, отправились на розыски буддийского монаха. Нашли, разбудили, и тот волей неба скрепил их взаимные клятвы.

XV

Союзный дворец

Имперская столица

Люсьен

Военный округ Пешт

Синдикат Дракона

22 декабря 3024 года

Констанция Курита завязала оби, затем расправила кимоно так, чтобы на нем ни единой складочки не было. Глянула через плечо в одно из зеркал в полный рост – их здесь, в зале, было множество, вдоль стен и в промежутках между окнами. Большой и красивый узел удался, это Констанция отметила с гордостью.

Нарядный, напоминающий бабочку узел на спине, чуть пониже пояса – лучшее украшение для благородной женщины. Это точно… Нить жемчуга в прическе неожиданно выскользнула и повисла свободно. Ах, это недопустимо – Констанция тут же привела все в порядок.

Бабушка Флоримель, я уверена, никогда не имела проблем с кимоно. Как ей это удается, понять не могу. Великий Будда, наградил бы ты и меня подобной уверенностью в себе. Так не хочется разочаровывать ее!

Два месяца прошло с того дня, когда Флоримель объявила, что отказывается от звания Хранительницы. Своей преемницей она назвала внучатую племянницу Констанцию. За этот срок молодая женщина поняла, как много хлопотных и трудных обязанностей было возложено на плечи Хранительницы. Шести лет, что она провела возле Флоримель, так и не хватило, чтобы в полном объеме охватить весь круг ее забот.

Хвала Будде, бабушка оставалась при дворе, и Констанция имела возможность в самых трудных случаях проконсультироваться с ней. Старая дама представляла собой скалу, надежный щит, за которым пока могла укрыться Констанция. Чем дальше, тем отчетливее девушка понимала, что Флоримель была не столько щитом, сколько мечом. Этим оружием она пользовалась тайно, но настолько умело, что до сих пор ее слово при дворе имело вес, с мнением бабушки вынужден был считаться сам Координатор.

Обзавестись подобным оружием непросто, здесь нет готовых рецептов. Если она не научится отвечать ударом на удар, Констанцию сразу отодвинут на вторые, а то и на третьи роли в семье. Мало чем в этом смысле могла помочь даже Флоримель. Вся ее сила строилась на личном авторитете, на принятых обязательствах. Все это накапливалось годами, и те люди, которых порой Флоримель умела приструнить взглядом, не обращали внимания на Констанцию.

Эта грустная явь частенько навевала на молодую женщину мысли о собственной неполноценности. Мало объявить во всеуслышание о своей преемнице. В силу негласных дворцовых традиций наследнице необходимо самой вести борьбу за влияние, самой завоевывать авторитет. Это безжалостная война, Констанция скоро сама почувствовала ее жестокость. Здесь нет запрещенных приемов – хороши все средства, если только они используются тайно, под покровом приятных улыбок и с соблюдением внешних приличий. Нельзя сказать, что эта игра смертельно опасна – в случае неудачи Констанции грозила более ужасная, с ее точки зрения, участь. Превратившись в пешку, она утратит свободу действий и вынуждена будет действовать на пользу какой-то одной группировке в ущерб общей цели. Утрата свободы казалась ей самым большим несчастьем…

Не очень-то ободрили Констанцию первые успехи, которых она добилась за эти два месяца. Ей с ходу удалось провести два важных закона, которые Координатор подписал сразу, без обычной при дворе в Люсьене волокиты.

Один указ касался организации новых академий и их уставов, второй рассматривал вопросы торговли слоновой костью. Оба этих постановления значительно увеличивали мощь и влияние О5К, особенно в центральной – столичной – префектуре. Победа оказалась слишком легкой, что навело Констанцию на мысль о необходимости в чем-то уступить Координатору. В чем, она не знала, и это было очень тревожно. Правда, ее успех на время заставил притихнуть шудочо Оду.

Вот кто крайне удивил Констанцию после того, как она заняла пост Хранительницы. Ода на поверку оказался очень обижен таким крутым взлетом его воспитанницы. Он полагал, что его обошли, что пребывать в тени молодой женщины ему, такому опытному и мудрому человеку, просто неприлично. Судя по отдельным высказываниям и действиям, он сам рвался к полной и бесконтрольной власти над орденом. Ода уже мало стеснялся Констанции, полагая, что той не устоять в борьбе с ним.

Констанция догадывалась, что Такаши хорошо известны претензии Оды, однако Координатор держался позиции стороннего наблюдателя, полагая, что, столкнув лбами двух руководителей негласной власти, сберегателей традиций и обычаев, он имеет возможность встать над схваткой и тем самым обеспечить полное подчинение и ордена и Констанции трону Ту же политику Такаши проводил и в отношении военных губернаторов и командующих военными округами.

Всего в Синдикате насчитывалось пять военных округов. По окраинам располагалось несколько военных губернаторств. Эти области куда сильнее зависели от центра, чем центральные, уже устоявшиеся в своих границах провинции, – на разности интересов и строил свою внутреннюю политику Дом Куриты. Соглашаясь подписать оба представленных Констанцией указа, Такаши должен был что-то потребовать взамен.

Неужели этот день настал?

Приглашение Координатора разделить с ним чайную церемонию было составлено вежливо и в то же время в такой форме, которая исключала отказ. Оно походило на те просьбы, которые в былые времена молодая женщина получала от руководителей ордена. Время не оговаривалось, однако, согласно обычаю, ей следовало поспешить. Пришлось уложиться в какой-то час, ее девушки с ног сбились, одевая госпожу.

26
{"b":"6171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Гортензия
Предсказание богини
История матери
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Нёкк
Любовь по-драконьи
Птицы, звери и моя семья