ЛитМир - Электронная Библиотека

Теодор засмеялся.

– Да, через десять лет, когда встретятся лицом к лицу со Штайнерами, они, возможно, не подкачают. Скажи спасибо Будде, что мы не дислоцируемся на границе с Федерацией Солнц.

– Рим не за день строился… и так далее… Терпение, дружище.

– Благодарю тебя, о источник мудрости, – саркастически усмехнулся Теодор, – что открыл мне истину. Не сможет ли ваша премудрость решить проблему с запасными частями?

Нинью пожал плечами.

– По статусу я капитан твоего легиона, а не волшебник.

– То-то и оно, – вздохнул Теодор. – Подбадривать на словах мы все умеем, а вот поддержать материально – сразу в кусты. Наши легионеры, по совести говоря, всего лишь шайка хулиганствующих вояк, готовых в любую минуту затеять драку. Такие есть в любой армии, в любом соединении, но у нас их заметно больше. Их отношение к дисциплине можно сравнить с отношением к внешнему виду.

– Это тебе не двор в Люсьене, – возразил Нинью. – Придет день, и они покажут, на что способны, – вот что самое главное.

– Вот когда придет, тогда и посмотрим.

Теодор включил дисплей, обращенный к его столу, сунул голографическую дискету в дисковод. Поиграл пальцами на клавиатуре, озадаченно похмыкал, затем неожиданно, даже с какой-то веселостью объявил:

– Кажется, этот день не за горами.

Нинью встрепенулся.

– Мы получили приказ совершить налет на вражескую территорию?

Теодор отрицательно потряс головой:

– Дождешься. Пока я командую легионом, ни один из полков не примет участия ни в каком рейде. Для некоей персоны это дело принципа.

Капитан поколебался, потом заметил:

– Мне кажется, ты ошибаешься. Дело не в принципе. Судя по внутренним докладам КВБ, в войсках лиранцев появились военные советники из Федерации Солнц. Войска Дома Штайнера за это время резко повысили уровень боеспособности. После того как Ханс Дэвион в рамках операции «Галахад» начал свои сабельные удары по нашей территории, лиранцы скопировали его приемы и спланировали свой вариант, названный «Тор». Так что гроза приближается, и разбрасываться войсками сейчас не самое подходящее время.

– Они что, готовят генеральное наступление?

– На мой взгляд, это вопрос времени. Женитьба Ханса Дэвиона на наследнице Дома Штайнера – это не только брачный союз, но и далеко идущий план объединения двух государств. Это означает появление экономического монстра и такого мощного военного кулака, что остальные царствующие дома только успевай уворачиваться. Мы определенно стоим перед серьезной угрозой.

– Ты полагаешь, они в первую очередь примутся за нас? – спросил Теодор.

– Если ваше высочество интересует мое мнение, – совершенно серьезно ответил Нинью, – то я полагаю, что да. Мы – единственный противник, кто способен обломать им зубы. Если они сокрушат Синдикат, можете быть уверены – они в течение десятка лет засунут Внутреннюю Сферу в свой карман.

– Что ж, – прищурился Теодор, – я того же мнения. Даже предполагаю, какую тактику они выберут. Постоянное давление с двух сторон, постепенное втягивание Синдиката в боевые действия. Когда окажется, что мы не справляемся или нам не хватает резервов, они нанесут решительный удар. Но в этом случае…

– Да, ваше высочество. По всей видимости, этого не избежать… Нам придется объявить священную войну, и во всей Внутренней Сфере заполыхает так, что чертям станет жарко.

– Как же нам поступить в таком случае? – задумчиво, обращаясь к самому себе, спросил Теодор и сам же ответил: – Тотальная война – это не совсем то, в чем мне бы хотелось участвовать. Послушай, Нинью, это все хорошо – подвиги, слава, но интересы государства требуют другого решения, и мне кажется, я его нашел. Вот что ты должен сообщить Сабхашу – пусть тот ненароком, не ссылаясь на автора идеи, доведет до сведения отца и получит согласие, – нам необходимо обломать Дэвиону зубы в первых же сражениях. Пусть КВБ потрудится на совесть и выяснит, куда в первую очередь нацеливается Федерация. Если мы разгромим их в пограничных боях, если их рейды окажутся безуспешными, Лис крепко подумает, прежде чем совать руку в огонь. Теперь, Нинью-кун, у меня к тебе есть личная просьба.

– Всегда готов, – откликнулся тот.

– Я хочу, чтобы моя семья была незаметно переброшена на какой-нибудь безопасный мир. Здесь, на Марфике, рукой подать до Лиранского Содружества.

– Но Томое пока не в состоянии перенести длительное путешествие.

– Знаю, но, как только это будет возможно, я хочу, чтобы ее увезли подальше.

– Это будет трудно скрыть.

– Я верю, ты сможешь найти выход, дружище. Нинью вернулся на кушетку, потянулся, зевнул, потом объяснил:

– Подобная операция потребует применения системного планирования. Придется крепко потрудиться. Я хотел бы начать прямо сейчас. – С этими словами он вновь улегся на кушетку, вытянул ноги.

Теодор не удержался от смеха. Нинью разместил на лице офицерское кепи, всхрапнул пару раз. Теодор схватился за живот. Любой другой командир был бы ошарашен подобным отношением к своей просьбе, но только не принц. Он прекрасно знал, с кем имеет дело, – этому парню палец в рот не клади, и если он повел себя подобным образом, значит, взялся за это сложное дело. Как раз в согласии Нинью Теодор уверен не был – этот капитан достаточно умен и изобретателен, чтобы отказаться от подобного задания, но раз взялся, можно быть уверенным в безопасности семьи.

XX

Отдельный Легион Веги

Массинхем

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

11 декабря 3027 года

Бас Альвареса оторвал Теодора от размышлений, в которые тот пофузился, сидя перед экраном командирского дисплея. Ага, выходит, майор привел вновь прибывших, чтобы представить их пред светлые очи командира легиона. Помнится, Альварес так же рявкнул, когда сам Теодор впервые появился в расположении гарнизона. Теодор вздохнул, зашифровал файл и выключил компьютер, затем отправился на плац.

Как всегда! Опять прислали сплошной сброд. Половина вновь прибывших вообще не в военной форме. Рожи гнусные, видно, весь перелет до планеты пили беспробудно. Все – мужики, бабы… В рядах, сформированных зычным голосом Альвареса, кого только не оказалось: пилоты боевых роботов, пехотинцы, танкисты и летчики из аэрокосмической авиации, техническая служба. Даже повар попался на глаза. Этот парень ничем не отличался от других, разве что гладкостью морды, однако Теодор безошибочно определил – перед ним повар!

Подобный контингент месяцами собирали по всем соединениям и частям Объединенного Воинства – брали всех, от кого отказывались по прежнему месту службы, кто не способен выполнить нормативы, у кого плохо с дисциплиной. Однако контракт оставался контрактом, деньги выплачены, так что, голубчик, будь любезен, служи до истечения срока. Вот в чем беда – многие имели нашивки соединений, которые принимали участие в неудачной кампании в системе Галтора.

Те, кто в штатском, держатся особняком. Вид у них откровенно наглый… Эти, по-видимому, служили наемниками в полку «Убийц Келли». Полк основательно потрепали, он потерял боеспособность и был расформирован после рейда Федерации на планету Новый Мендхем. Свой долг Синдикату им придется отработать по новому месту службы.

Альварес глянул на полковника. Тот кивнул, и майор принялся орать так, что у Теодора уши заложило:

– Р-разговорчики в строю! Что за разгильдяйство, мать вашу так! И так! И так!.. – Затем совершенно нормальным голосом вполне вежливо объявил: – Таи-са Курита сейчас скажет вам пару ласковых слов. Вытащите затычки из ушей и слушайте внимательно, так и так…

На ругательства майор был изобретателен, как никто другой в мире. Любой жанр в его устах обретал необходимую поэтичность и шибающую в душу образность. Это была песня или, скажем, гимн. Принц всегда с интересом выслушивал своего начальника штаба – тот никогда не позволял себе повториться, считая это делом чести.

34
{"b":"6171","o":1}