ЛитМир - Электронная Библиотека

Неожиданно из внешних громкоговорителей «Зевса» донесся хохот. Тут же голубоватого цвета молния ударила в дерево слева от «Пантеры». Еще два луча пролетели мимо. Они-то откуда появились? Гнев, мгновение назад затуманивший Фухито голову, прошел – все произошло только потому, что они остановились. Посчитали, что с «Зевсом» покончено.

Вот результат! «Грифон» лежит с раздавленной рубкой, не подавая признаков жизни. Добивать лежачего – это не по правилам. Таких, без чести и без совести, следует убивать как бешеных собак.

«Зевс» горел во всю силу. Еще один залп, и с ним будет покончено. Однако в это время на поле боя появился еще один рейнджер. Это обстоятельство могло решить исход боя. Самое главное – не терять благоразумия. Придет их день, утверждал таи-са Курита, а сейчас необходимо немедленно отступить.

Фухито отдал команду и на большой скорости повел машину в глубь леса.

Рота тут же выполнила приказание, пехотинцы принялись метать специальные шашки, и скоро лес наполнился удушливым, покрывшим следы боя и быстро затухавшие пожары дымом. Фухито переключился на частоту, на которой вели переговоры враги, но ничего не понял в их зашифрованной перебранке. Одно было ясно – сегодняшнее сражение они вряд ли рассматривают как свою победу. То-то они в гневе принялись пускать РДД вслед уходящим из поля зрения роботам драконов.

XXVI

Графство Ситика

Северный Галфри

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

26 сентября 3028 года

Гигантский «Атлас» первым выбрался из шаттла, громыхая, ступил на бетонную полосу космодрома и отступил в сторону, пропуская другие машины. Со щелчком откинулся люк, и на смотровую площадку головной надстройки «Атласа» вышла капитан-комендант Хини. Прохладный сентябрьский ветерок взъерошил ее светлые волосы, охладил лицо. В ответ на приветствие старшего унтер-офицера из технической службы она махнула рукой.

Пара «SYD-21» с ревом пролетела в вышине. Хини закинула голову, проследила взглядом за аэрокосмическими истребителями, улыбнулась, заметив на крыльях эмблему – ковбойскую шляпу, взятую в кольцо. Эскадрилья капитана Крегера… Именно его пилоты обнаружили остатки Отдельного Легиона, группировавшиеся возле городка Ситика. Пехотинцы-разведчики подтвердили его сведения. Сразу утихло раздражение, которое Хини испытывала все последние недели – этот чертов маленький принц постоянно ускользал от нее. На этот раз его песенка спета – легион прижат к берегу морского залива.

Последний месяц оказался суровым испытанием для бойцов вверенного ей экспедиционного корпуса. Чем дальше, тем сильнее Хини охватывала тревога за судьбу операции. Она постоянно терпела неудачи. Выигрывая отдельные бои, захватив Массинхем, загнав врага в лес, она тем не менее все так же далека от главной цели – пленения принца Куриты. Мало того, пока Четвертый полк блуждал по незнакомой местности, драки сумели пересечь лес и обрушиться на Тринадцатый бронетанковый полк Томпсона. Теперь эту часть можно вычеркнуть из числа действующих. Неприемлемая плата. Хини представила себе, как отреагирует генерал Нонди Штайнер, когда придет час докладывать о потерях.

Если дело и дальше пойдет таким же образом, можно ставить крест на попытках дальнейшего проникновения в глубину пространства, контролируемого Домом Куриты. Положение упростилось до очевидности – если она появится в штабе без принца, ей конец. Не только как офицеру и командиру, но просто как Кэтлин Хини. Нонди достойная представительница Штайнеров – жестока и нетерпима. Прибавьте сюда ворох жалоб, которыми завалят высшее руководство эти томпсоны… Только маленький принц поможет заткнуть рот крикунам и успокоить генеральшу.

Последние бои, по мнению Хини, должны были поставить крест на Отдельном Легионе Веги. Дело даже не в том, что они еще держались, – объективные данные подсказывали, что сопротивление самурайских недобитков – всего лишь акт самопожертвования, свойственный выходцам из Синдиката. Именно это тупое, бездумное упрямство более всего бесило и тревожило капитан-коменданта.

Если бы принц был в состоянии принимать разумные решения, то во время последней вылазки в Доннербауэрский лес драки должны были обрушиться на командирский «Атлас». Они же, как обезумевшие псы, вцепились в Бенуа, управлявшего «Зевсом». Правда, разделали они его как бог черепаху Вот так наметилась трещинка в душе, которая постоянно мучила Хини. С одной стороны, враг разбит, с другой – он не желает сдаться. Далее, потеря одного робота, в общем-то, не важна, если только это не «Зевс». Один из двух, оставшихся в строю. Тогда как?..

Мелкие неурядицы накапливались постепенно, капля за каплей. Более всего Хини беспокоило враждебное отношение местного населения к ее солдатам. С каждым днем увеличивалось количество недружественных актов. Глупцы, они не хотят понять, что теперь их планета свободна от тирании драков!

Стоя на мостике своего «Атласа», капитан-комендант прикинула все еще раз. Всевышний услышал ее мольбы – враг сам загнал себя на холмы возле Ситики. Она не имеет права на неудачу Здесь должна и будет поставлена точка в долгой охоте за этим драконовским выродком. Завтра Теодор Курита живым или мертвым попадет к ней в руки.

Взрывы снарядов раз за разом вырывали из земли комья грязи. Все это месиво валилось на головы пехотинцев, занимавших позиции на окраинах маленького городка Лефитор. Самого Тацухару обстрел не беспокоил – стреляли фугасами, и калибр был маловат, чтобы нанести повреждение броне боевого робота. Пехоте, однако, доставалось. Вражеский авангард застал их в поле. Что успели возвести, так это невысокие баррикады, но еще оставались подразделения, закапывавшиеся в землю прямо во время обстрела. Эти сильнее всего страдали от огня противника.

– Гатри, – вызвал Фухито по радио бойца из своей роты. – Возьми роту бронемобилей и разгони эту шваль к чертовой матери. Дай нашим людям немного отдохнуть.

– Хай!

Залатанная, обгорелая «Саранча» стронулась с места и, набирая ход, направилась к месту дислокации бронемобилей на воздушной подушке. Вскоре, развернувшись веером, цепь бронетранспортеров, напоминающих уток, двинулась в сторону засевших на высотках лиранцев, ведущих огонь из установок залпового огня. Во время атаки Гатри обнаружил, что противник даже прикрытия для защиты артиллеристов не выставил. Верх наглости!

Или сознательный расчет, прикинул Фухито. При обнаружении противника сразу открывать огонь? Выходит, Хини решила любой ценой втянуть остатки легиона и приданные ему части в сражение. Она полагает, что это будет последний и решительный бой.

Спустя полчаса Фухито уже шагал в сторону Ситики. Дорога то поднималась вверх, то опускалась – петляла между холмов, окружавших приморский город. Повсюду велись строительные работы, линия обороны все четче вырисовывалась на местности. Все оставшиеся в строю боевые роботы легиона участвовали в возведении долговременных огневых точек, отсечных позиций, запасных укрытий. Работа шла споро. В лучах заходящего солнца измазанные в грязи человекоподобные боевые машины казались увеличенными во много раз героями детских мультиков, выбравшимися на реальную местность и забавляющимися разбрасыванием грязи.

Среди пятнадцати уцелевших роботов Тацухара заметил и «Орион» принца. Пять недель боев ему тоже дорого обошлись, правда, двигался «Призрак» по-прежнему легко и сноровисто. Пальцев, как, скажем, на «Победителе» или «Лучнике», у этой модели не было – из коротких верхних конечностей торчали стволы протонной пушки и автоматических орудий, и все равно робот нашел себе работу. Он таскал гигантские древесные стволы, ломал подлесок, чтобы открыть сектор обстрела, выворачивал из земли исполинские валуны и перекатывал их в те места, где они могли сослужить добрую службу обороняющимся легионерам. Принципы, на которых строилась оборона, оставались теми же: сосредоточение огня на одном из вражеских роботов, постоянный маневр огнем и броней. Вот почему важно не допустить атаки в сомкнутом строю, когда сила лиранцев увеличивается в несколько раз. Пусть идут в затылок друг другу, один за другим.

43
{"b":"6171","o":1}