ЛитМир - Электронная Библиотека

Так и есть! Фухито посидел несколько секунд, прикинул, как поступить, потом щелкнул переключателем у горла, принялся вызывать.

– Шо-са Альварес, шо-са Альварес, говорит Тацухара. Я тут нашел что-то такое, с чем вам обязательно надо познакомиться.

– С чем это? – тут же откликнулся шо-са. – У меня на левом фланге появились лиранские черепахи. Они движутся прямо на меня.

–То, что я нашел, куда важнее, чем несколько танков, шо-са.

– Тогда, парень, подожди.

Молчание в эфире затянулось на пять с половиной минут – Фухито следил по часам.

– Слушаю тебя, парень, – неожиданно рявкнул в кабине голос Альвареса.

Фухито даже вздрогнул, а майор, чуть смягчив тон, объявил:

– Теперь можешь называть меня коршуном. Видал бы ты, как ловко я перещелкал выводок этих ублюдков. Дерьмо собачье! Они, по-видимому, решили дать последний бой. Так что там у тебя?

XXVII

Графство Ситика

Северный Галфри

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

27 сентября 3028 года

– Если я покину планету, это будет непростительная трусость!

– А если ты останешься здесь, будет еще хуже! Просто глупость!..

Они стояли друг напротив друга, их разделял стол, в который оба уперлись кулаками. Глаза в глаза! Ноздри Томое трепетали от гнева. Теодор едва сдерживался, чтобы не хватить кулаком по столешнице. Кто здесь, в конце концов, командир?

Все окружающие сделали вид, что не замечают скандала, который разгорался в штабе. Кое-кто рассматривал стены, кто-то изучал состояние ногтей, другие приглаживали форму

На некоторое время в комнате наступила тишина.

Кодекс бусидо не позволял командиру оставлять войска в преддверии даже безнадежного сражения. Он не имел права бросить своих солдат умирать в одиночку. Всю свою недолгую жизнь Теодор мечтал о том, чтобы повести воинов в бой. В победоносный, конечно, однако вот оно как вышло… Что же, в такой решительный момент, когда завтра враги сомнут остатки легиона, он покинет планету? На глазах у своих подчиненных, товарищей, которые доверяли ему, верили, что он найдет решение. О каком решении сейчас можно вести речь, когда у них осталось пятнадцать покалеченных машин, в войсках катастрофическая нехватка боеприпасов. При этом они все равно должны сделать все возможное, чтобы остановить врага. Если нет? Тогда погибнем вместе.

Всякий другой выход будет бесчестьем. Неужели Томое этого не понимает? Мать его детей… Как он потом в глаза людям смотреть будет?

Неожиданно в углу хмыкнул Альварес. Звучно прочистил горло, подал голос:

– Она права, сама. Тебе нельзя здесь оставаться.

Тут же в комнате поднялся гул возбужденных голосов. Словно прорвало…

Права, права… Теодор вздохнул, постучал костяшками пальцев по столу.

– «Полярный Лис» только по названию принадлежит к шаттлам класса «Союз». На самом деле это уменьшенный гражданский вариант, – попытался объяснить он собравшимся на совет офицерам. – Мы не в состоянии разместить на его палубах остатки легиона. Всех людей забрать не можем, не говоря уже о вооружении. Неужели вы не понимаете, что всех захваченных в плен расстреляют.

Он сделал паузу и, когда кто-то попытался его остановить, жестом заставил его замолчать.

– Кроме того, – продолжил он, – у нас пока нет челнока, и неизвестно, будет ли он найден. Все корабли, принадлежащие Синдикату, захвачены еще месяц назад. Как мы сможем покинуть звездную систему?

– Таи-и Нинью Кераи заявил, что он берется разрешить эту проблему, – подал голос капитан Тацухара.

– Кераи-кун – человек замечательный во всех отношениях, но он не волшебник, чтобы вытащить из кармана шатл.

Фухито попытался было возразить, однако в этот момент снаружи донесся вой винтов, напоминающий скрежещущий звук циркулярной пилы. Охранник, стоящий у порога, распахнул дверь, и в комнату вошел таи-и Нинью Кераи. Одет он был в спецкостюм КВБ, капюшон откинут, так что рыжие волосы торчали во все стороны. Его улыбающееся лицо находилось в разительном противоречии с унылыми и мрачными гримасами собравшихся на совет офицеров.

– Что, все еще спорите? – спросил Нинью. – Я думал, вы уже вещички собрали.

– Я остаюсь, – заявил Теодор. – Я обязан выполнить свой долг до конца.

– Ты решил, что самое важное для тебя – это с честью умереть на этой поганой планетке?

– Если я считаю себя воином, то в первую очередь должен подумать о своей чести.

– Опять за старое! – воскликнула Томое. – Ты просто глупец! Разве ты являешься только воином? Ты даже не командир полка. Под твоим началом Легион Веги. Два других полка твоих драгоценных бусо-сенши и сорок приданных им частей сражаются на других планетах против лиранских захватчиков. Ты полагаешь, у тебя нет перед ними обязательств? Пусть они гибнут, а ты будешь спасать свою честь? Если бы ты оказался в разведывательном дозоре, тоже погиб бы, но не отступил? Это война, Теодор, и у каждого из нас на ней свои обязанности. Ты наследный принц Синдиката, будущий руководитель нашей страны, нашей родины. Неужели ты считаешь, что с твоей стороны честнее, если ты попадешь в плен или в последнюю минуту застрелишься? Что ждет нас всех в этом случае? Сразу объявятся претенденты на трон, начнутся распри. Твоему отцу придется заниматься внутренними проблемами в тот самый момент, когда враг начал войну. И это все ради спасения чести? Прости, тогда я не понимаю, что означает это самая честь.

Томое прошла вдоль стола, затем вернулась на прежнее место. В прежней вызывающей позе встала напротив мужа.

– Вообще, что за тупость! – воскликнула она. – Бусидо, бусидо! Интересно, кто так странно обучал тебя древним установлениям? Насколько я помню, там черным по белому написано, что если у военачальника есть другие обязательства, кроме тех, что в данный момент тяжелым грузом ложатся на его плечи, он обязан сообразовывать свои поступки с обстановкой. Честь не может служить оправданием возобладанию зла большего над злом меньшим. Разве не так? – Она замолчала, сложила руки на груди и заявила: – Путь самурая, – глаза у нее блеснули, – это исполнение гири. Долг требует от тебя оставить Марфик.

Теодор не ожидал такого напора от жены. Как она посмела повысить голос в присутствии офицеров легиона! Кричать на мужчину!.. Это никуда не годится. Она настолько уверена в своей правоте, что даже не пытается прислушаться к доводам разума. Неужели Томое полагает, что он настолько слеп, что не осознает безысходность положения. У победы всегда достаточно родителей, но кому-то следует принять на себя ответственность и за поражение. Как командир легиона, он, безусловно, чувствует свою ответственность перед двумя другими полками и приданными им частями, но если он бросит своих людей здесь, на Марфике, любой из них сможет потом бросить ему в лицо упрек в трусости. И он будет прав! Они же верили ему, вручили свои жизни!.. Кто в таком положении может чувствовать себя единственно правым?

– Послушай, «Полярный Лис» вооружен, – попытался он объяснить жене свою позицию. – Но во время полета его пушки бесполезны. Он окажется прекрасной мишенью для аэрокосмических истребителей лиранцев. Если же мы зароем корабль в землю, его орудия могут оказать неоценимую помощь обороняющимся. С его помощью мы сумеем добиться такой плотности огня, что враг отступит. Он тоже при последнем издыхании. Авиация Штайнеров не сможет прорвать противовоздушную оборону Мы, в конце концов, можем дать им достойный отпор.

– В этой дьявольской игре, – заметил Нинью, – ты продолжаешь играть по их правилам. Их цель – захватить тебя в плен. Вот из этого и следует исходить.

– Старший техник Ковальский со своей командой подготовили «Полярного Лиса» к старту, – доложил Фухито Тацухара.

– Войска сейчас нельзя снимать с позиций, – рассудительно заметил Альварес. – Разместить их возле «Лиса» в преддверии штурма – это сущее безумие. Штаб провел опрос, кто желает покинуть планету на «Лисе», и никто, даже раненые, не согласился. Между прочим, все поголовно высказались за то, чтобы вы, сама, оставили планету. Вы возьмете мой «Победитель», он уже настроен на вас. Я же пересяду в ваш «Орион». Этим самым мы обманем лиранцев.

45
{"b":"6171","o":1}