ЛитМир - Электронная Библиотека

Сердце сразу сжалось от страха. Женщина выхватила короткий меч с необыкновенно блестящим лезвием, показала его капитану и спросила:

– Вы капитан?

Гарет обреченно кивнул.

– Дрыгаться будете?

Тот повел головой слева направо.

Женщина удивленно поинтересовалась:

– Язык отсох?

– Сдаюсь, – махнул рукой Гарет и ворчливо добавил: – А то сразу «язык отсох». Эх, молодо – зелено…

Где-то в глубине коридора послышалось короткое характерное шипение лазерного пистолета – видно, кого-то захватчики все-таки пристрелили. Он взглянул на рыжего, тот по-хозяйски расположился возле пульта, ногу поставил на голову очухавшегося, но боявшегося шевельнуться Алдера. В руке пистолет.

– Ну и дальше что? – спросил Гарет.

– Сейчас, папаша, узнаешь, – ответил рыжий. Он улыбнулся, но не ему, а женщине, которая в этот момент убрала меч.

– Аригато, Томое-сан. Я смотрю, с кендо у вас по-прежнему все в порядке?

– До иташи мошите. – Женщина пожала плечами, затем повернулась в сторону люка и тоненько, по-японски что-то выкрикнула в переходной отсек.

В следующее мгновение оттуда выплыл человек в форме водителя боевого робота. На воротнике его военной рубашки были заметны три зеленые шпалы. Выходит, таи-са, полковник…

Он поклонился капитану Гарету – тот удивленно уставился на длинноволосого голубоглазого японца – и сказал:

– Добрый день, капитан. Я рад, что являюсь первым, кто сообщил вам радостное известие. Теперь вы и ваш корабль входите в состав флота Синдиката Дракона. Будьте добры приготовиться к прыжку. Я спешу.

XXIX

Невкасон

Южный Нанту

Вега

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

16 октября 3028 года

Теодор бросил взгляд на наручные часы и отбросил в сторону свой личный экземпляр «Пин Фа». Это был труд древнего военного мыслителя Сунь-цзы[4].

Старинная книга в кожаном переплете странно смотрелась среди топографических дискет, кристаллических кубиков и кассет, прочих хранящих информацию устройств, валявшихся на письменном столе.

Принц сунул две дискеты в нагрудный карман, затем некоторое время постоял в задумчивости и, наконец, прицепил к кушаку оба своих меча. Может, так будет несколько официально, но при первой встрече с командирами двух других подчиненных ему полков немного формализма не помешает, ведь они выше его по званию. Только то, что он является наследным принцем, дает ему право командовать. Он вскинул подбородок, вышел из тесного кабинета и направился в конференц-зал.

Таи-шо Майкл Хейс из Второго Легиона был уже на месте. Фланелевой тряпочкой он наводил блеск на свой меч. Одет в черную полевую форму. Как только Теодор вошел в зал, Хейс сразу поднялся.

– Коничи ва, Курита-сама. Оправились от нашей не слишком гостеприимной встречи?

– Благодарю, все нормально. Я бы предпочел в тот момент оказаться подданным Штайнеров, а не верным слугой Дома Куриты.

Хейс фыркнул.

– Чего же вы ожидали, когда вывалились из гиперпространства на корабле со штайнеровским кулаком на носу. Скажите спасибо, что у пилотов истребителей нервы оказались крепкими и они не сбили ваш челнок, когда тот совершал посадку. Но вы тоже молодец – стоило вам хотя бы разок пальнуть в их сторону, и ваша песенка была бы спета. Как бы я потом объяснялся с Координатором, не представляю. На меня бы сразу столько собак навесили – как же, погубил челнок, на котором пытался совершить посадку наследный принц.

– Вы действовали точно по инструкции, таи-шо. Никому бы в голову не пришло обвинить вас.

– Это вам так кажется, а козла отпущения все равно бы нашли.

– Считайте, вам повезло не менее, чем мне, – ответил Теодор. – Где же шо-шо Нордика?

– Крис немного задержалась с отправкой, сейчас она подойдет.

– Со ка. Какие новости?

– На сегодняшний день все складывается просто замечательно.

Хейс отложил меч и включил компьютер, экран которого занимал всю стену. Дисплей ожил, на нем появилось изображение свободного пространства со слепящим шаром Веги в самом центре. Затем обнаружилась и ее спутница, вращающаяся вокруг звезды-гиганта. Она почему-то тоже называлась Вегой. Масштаб увеличился, планета теперь заняла почти весь экран. Океан, поблескивающий зеленью, лежал в обрамлении материков, окрашенных в золотой цвет. Планета вращалась в каком-то странном направлении. Южный полюс пополз вверх и, не добравшись до самого высокого положения, замер.

Глазам принца открылся обширный континент, называемый Южный Нанту. Теперь суша заняла большую часть экрана. Масштаб все увеличивался… Скоро обозначились вершины скалистых гор – хребты расползались во все стороны. Ожили, заиграли бликами реки, очертились долины и просторные степи. Теодор так и не заметил, когда сменилась точка съемки – теперь планета открылась в своем естественном положении, осеняемая ясным небом. На самом верху в зелень окружавших Южный Нанту морей врезался полуостров, тонким перешейком связанный с Северным Нанту, снизу таким же полуостровом виднелся край Форсиара.

Хейс набрал что-то на клавиатуре, и с краю побежали цифровые данные, характеризующие положение дел на планете. Легкий голубоватый свет лег на территории, оккупированные лиранцами. Они, по существу, контролировали оба соседних континента. На Южном Нанту тоже отхватили порядочный кусок – от Великой Пустыни Слез и до Требазонских гор. Тем же голубым цветом, только более насыщенного тона, были отмечены расположения отдельных частей Штайнеров. Всего их оказалось около двух с половиной десятков. Наиболее грозным являлся Третий лиранский гвардейский полк боевых роботов – он занимал позиции возле Россер-Хало. Части, принадлежавшие Дому Куриты, помечались красным цветом. Они противостояли Третьему гвардейскому и обороняли столицу планеты город Невкасон. Большинство из сорока полков вспомогательных войск были разбросаны по континенту, они защищали жизненно важные для сохранения контроля над планетой пункты. Столицу защищали два полка боевых роботов и полдюжины других частей. На севере, на юге – Четырнадцатый. Последний базировался среди многочисленных шахтерских поселков зоны Де-Зебре.

– С конца сентября, – пояснил Хейс, – мы не знаем, что творится на Северном Нанту и на Форсиаре. Воздушная разведка и разведчики отыскали там отдельные подразделения Тридцать третьего гвардейского лиранского бронетанкового полка. Их засекли во время движения через Аль-Альдурбан, это южнее зоны Де-Зебре. Полк направлялся на Форсиар. Затем подразделения Тридцать третьего засекли на Северном Нанту. Их, по-видимому, перебросили туда после захвата Форсиара. То же самое случилось и на Северном Нанту, так что мы можем ожидать переброски освободившихся полков сюда, на Южный Нанту.

– Вполне закономерный вывод, – сказал Теодор.

– Да, но выводами танки не остановить.

Теодор начал было доказывать, что верное предвидение, точное понимание обстановки порой куда важнее, чем материальные средства борьбы. Хейс с готовностью согласился. Создавалось впечатление, что ему все равно. Его радость от встречи с принцем обрела осязаемые очертания нежданного облегчения, которое он испытал, узнав, что командир легиона прибыл на Вегу. Теперь вся ответственность ложилась на Теодора – этому таи-шо радовался более всего. Поэтому, если принц полагает, что на войне важнее всего предвидение, Будда с ним! Скажет, что смелость и отвага решают судьбу кампании, Хейс и на этот раз поддержит его.

Такое отношение к делу разочаровало Теодора, привыкшего к подвигам и самопожертвованию, которые его товарищи продемонстрировали на Марфике. Удивительное дело, во время последнего посещения Веги Хейс показался Теодору вполне толковым, готовым взять на себя ответственность командиром. Теперь оставалось надеяться, что шо-шо Нордика не разделяет равнодушие Хейса.

вернуться

4

Сунь-цзы – Иначе Сунь У (VI – V вв. до н.э.) – полководец и военный теоретик Древнего Китая. Автор трактата о военном искусстве – первого дошедшего до нас основополагающего сочинения об искусстве подготовки и ведения войны.

48
{"b":"6171","o":1}