ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем же он, гаденыш, стреляет, задался вопросом принц, однако отыскивать ответ времени не было. Он вновь включил прыжковые двигатели в надежде перелететь через вражеского робота и напасть на него сзади. Судя по приводимым в таблицах данным, у «Острока» сзади размещался слабенький лазер, другой защиты не было. Лиранец и на этот раз не сплоховал. Он выстрелил вслед «Победителю» из всех своих четырех лазеров. Промахнулся… Сердце у Теодора упало – что стоит внести поправку, однако противник медлил с залпом. Наверное, поднялась температура в кабине.

«Победитель» приземлился метрах в десяти от врага, точно за спиной. Принц сразу открыл огонь на поражение – пустил в ход «Понтиак-100». На таком расстоянии его снаряды обладают убийственной силой. Куски разлетавшейся во все стороны брони ударили в грудь «Победителя», из недр корпуса вражеского робота фонтанами хлынула охлаждающая жидкость. В течение нескольких секунд спина «Острока» превратилась в нечто, напоминающее сито, сквозь которое виднелись очаги разгорающихся внутри пожаров. Теодор прекратил огонь, отступил на несколько шагов – сейчас начнут детонировать боеприпасы.

Так и есть. Грохнуло так, что левая верхняя конечность и часть броневых листов отлетели в сторону. Робота перекорежило – он изобразил какой-то дикий танец и взорвался.

О Будда, какой недолгой оказалась радость от одержанной победы! Уродливая верхняя надстройка все того же неуемного «Мародера» появилась над разрушенной стеной. Выстрелил он сразу, как только вздел руку с протонно-ионным излучателем над кучей кирпича. Всадил заряд высокотемпературной плазмы в спину «Победителю». От этого удара машину Теодора швырнуло на землю, он не успел компенсировать рычагами потерю равновесия.

Падение потрясло принца, отняло драгоценные секунды. Их использовал «Мародер», чтобы приблизиться к рухнувшему «Победителю». Изображение на экране поплыло перпендикулярно обычному углу зрения – стали видны овальные полусферы – опоры «Мародера». Шагая к Теодору, тот безжалостно давил строительный мусор, обломки железа, корежил трубы, обломки других роботов. Как только принц перевел обзор повыше, он увидел направленное на него дуло автоматической пушки. Еще мгновение – и из черного зрачка вылетит смерть.

Он на всю жизнь запомнил эту картину – огонь, вырвавшийся из дула пушки, и следом удары, потрясшие корпус «Победителя». Враг, по-видимому, решил распороть корпус робота снизу вверх, поэтому только последний снаряд попал в головную часть. Броневые листы зазвенели… Теодора выбросило из командирского сиденья, перевернуло – кабели, соединявшие нейрошлем с компьютерной системой робота, едва не свернули ему шею. Он поспешно вскарабкался в кресло.

Тем временем «Победитель», потеряв управление, безвольно, лежа, принялся сучить ногами и руками. Лиранец, опасаясь ловушки, приближался с большой осторожностью, старался зайти сбоку – в ту сторону руки «Победителя», где размещалось оружие, повернуться не могли. Метрах в тридцати он остановился – видно, пилот решал, что делать дальше. Он поднял руку, направил ее в сторону упавшего робота, выстрелил из ПИИ. Сгусток энергии буквально расплавил левый паховый соединительный узел. Затем лиранский пилот принялся за другую ногу… Обездвижив «Победителя», лиранец подошел и остановился над поверженным драконом.

Теодор не мог справиться с крупной дрожью, сотрясавшей тело. Зубы так и постукивали друг о дружку. Что теперь – погибнуть вместе с роботом или оповестить врага, что он сдается? Больше ему ничего не оставалось. Кабина неподвижного, умирающего робота казалась гробом, все вокруг – нелепой, немыслимой могилой. На правую сторону тела навалился ком разбитой аппаратуры. Рука, скорее всего, сломана – он не чувствовал ее. Он достойно сражался, подбил двух роботов. Что в том позорного, если он сейчас попросит пощады?

В этот момент шипящий звук извергаемого сгустка плазмы отвлек его от лихорадочно снующих, ищущих спасения мыслишек. Жизнь, оказывается, продолжается. Он обреченно прикрыл глаза, однако ни сотрясения корпуса, ни резкого повышения температуры не ощутил. Вскинул веки – лазерный луч буквально смял ногу «Мародера», расплавленный металл запузырился, на глазах начал терять форму. Творилось что-то невероятное. Реактивный снаряд смял вентиляционную решетку на правой стороне груди. «Мародера», теряющего равновесие, повело в сторону, следом целый фад РБД обрушился на верхнюю половину корпуса, всплески разрывов покрыли головную надстройку.

На какое-то мгновение пилоту удалось восстановить вертикальную стойку – он, видно, сумел совладать с машиной, однако в этот момент с левой стороны фуди отвалилась целая броневая плита, и в открывшееся отверстие роем посыпались трассирующие снаряды. «Мародер», покачнувшись, рухнул на землю, лег боком, подставив небу левую сторону. Там, в черном колодце, промелькивали искры коротких замыканий, потом повалил дым.

Знал бы водитель «Мародера», кто лежит в поверженном им роботе! Эта нелепая мысль в первое мгновение ошарашила Теодора, потом весь ужас плена, немыслимость бесславного возвращения домой потрясли его. О какой пощаде может просить он, наследный принц Синдиката Дракона? Ярость переполнила его, он попытался пошевелиться, выбраться из-под груды обломков, заваливших его в собственной кабине.

Между тем его невидимый спаситель продолжал добивать «Мародера». Действовал безжалостно – с короткого расстояния выпустил в него всю обойму РБД.

Даже после такого потрясения пилот «Мародера» попытался встать, причем сделал это с большой ловкостью – смог перевернуться на спину, сесть. Из этой позиции он открыл шквальный огонь по внезапно появившемуся противнику.

Теодор терзался от отчаяния, от собственной беспомощности. Как помочь пришедшему ему на выручку товарищу? Что толку яриться! – вспомнился голос старого Тацухары. Прежде всего, успокойся, восстанови дыхание, обрети хара.

Боль – только ощущение, некий образ, возникающий в сознании. Запомните, ваше высочество, сознание – всего лишь одно из проявлений духа. Оно всегда и во всем подвластно ему.

Хай, сенсей. Я постараюсь унять боль. На это у меня сил достанет.

Теодор освободил сломанную руку. Точно, открытый перелом. Сжав зубы, он вправил торчащую кость в плоть – от боли едва не потерял сознание. Придя в себя, здоровой рукой попытался нажать кнопки на левом подлокотнике. Левая верхняя конечность подчинилась команде. Навел «Понтиак-100» на «Мародера». Успел даже поразиться благосклонности судьбы – метров на пять дальше, и сектора не хватило. Затем изо всех сил нажал спусковую кнопку.

Искалеченного «Победителя» затрясло так, будто его поместили в дробительную мельницу. Все снаряды ложились в корпус «Мародера», рвали металлическую плоть, поражали внутренние устройства. Наконец лиранский робот откинулся на спину. Теперь выстрелы шли мимо, только скользили по броне и, рикошетируя, попадали в стену здания. Она истончалась, на глазах покрываясь сетью пробоин, потом рухнула.

Хорошо сработано, возник в сознании принца голос Тацухары-сенсея.

XXXIII

Южный Нанту

Вега

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

Конец декабря 3028 года

Сознание Теодору вернул тихий разговор. Он очнулся – почудилось, что кто-то его зовет. Услышал перешептывание, попытался открыть глаза – неужели он в плену? Ничего не получилось. Сердце забилось… Потом, разобрав знакомые имена, названия, успокоился. Наконец поднял веки, увидел озабоченные лица Фухито Тацухары и Бена Турневиля, попытался поработать правой рукой, поприветствовать их. Рука не отзывалась. Он глянул в ту сторону и обнаружил что-то белеющее, каменное. Гипс, наверное, только пальцы торчат. Лицо тоже покрыто лечебным пластиком. Постепенно вернулось воспоминание о последнем бое.

– Врачи утверждают, что рука восстановится полностью, таи-са, – сказал Фухито. – Кроме того, пришлось зашить рану на голове.

54
{"b":"6171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бег
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Карильское проклятие. Возмездие
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Там, где цветет полынь
Полночная ведьма
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Я ленивец
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок