ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вам необходим полный покой, – добавил Турневиль.

Теодор усмехнулся. О чем он? Какой покой, когда враг оккупирует большую часть планеты! Какой настоящий самурай может позволить себе отлеживаться в такие дни.

– Докладывай! – обратился он к Фухито.

– Пока вы были без сознания, – тщательно выговаривая слова, начал тот, – возникли кое-какие проблемы с Хейсом и Нордикой. Они весьма поверхностно восприняли ваш план и, не договорившись между собой, затеяли рискованную игру с наступлением по расходящимся направлениям. Используя свое право как ваш заместитель, шо-са Томое Сакаде отстранила их от командования и поручила мне возглавить войска.

– Совершенно неприемлемое решение, – вставил замечание Турневиль.

– Подождите, Бен, – прервал его принц. – Ну и как, сработало?

– Я попытался поставить себя на ваше место, таи-са, – ответил Фухито. – Еще и еще вчитывался в текст утвержденного плана. Мне кажется, я проник в ваш замысел, ну а что из этого получилось, не мне судить. – Он пожал плечами.

Типичное поведение отпрысков семьи Тацухара. Скромность погубит их. Если бы Фухито проиграл и довел дело до поражения, вряд ли бы его допустили к главнокомандующему. В таком случае хвала Будде, что Томое не подвела и в нужный момент проявила решительность и волю. Конечно, трудно поверить, что Хейс оставит свое смещение без последствий, однако теперь, когда принц пошел на поправку, когда выяснится, что меры, принятые Фухито, принесли свои плоды, он его в бараний рог скрутит.

– На каком рубеже вы остановили лиранцев?

– С помощью вашего плана мы добились потрясающего успеха, – затараторил Турневиль.

Понятно, ему надо срочно перехватить инициативу. Пока Фухито помалкивает, следует побыстрее набирать очки. Ох, люди, люди…

Между тем Бен Турневиль торопливо докладывал:

– Прежде всего, мы раскололи фронт наступающего противника и, расширив прорыв, соединились с нашими частями, которые нанесли удар с запада, со стороны Требазонских гор. Мы полностью освободили Кохус и его окрестности, заставили врага отступить. Лиранцы понесли серьезные потери. Второй Легион и приданные ему двадцать полков разгромили Третий лиранский полк, вывели из строя большую его часть. Оставшихся вместе с шестью полками поддержки развернули фронтом на юг и прижали к границам Моря Слез. Теперь у них за спиной только песок. Четырнадцатый Легион при поддержке вспомогательных частей преследует оставшуюся часть Третьего гвардейского полка лиранцев. Этой группировкой противника командует сам генерал-лейтенант финан. Состав группировки: остаток Третьего гвардейского численностью до батальона и четыре танковых полка. Материальная часть противника в плачевном состоянии. Наши части – от пехотинца до пилота боевого робота – проявили чудеса героизма. Враг отброшен до линии Россер – Цербер. Думаю, изгнание захватчиков не за горами.

Теодор кивнул и обратился к Фухито:

– А ты как считаешь?

– Да, мы добились больших успехов, таи-са. Неоценимую роль сыграли наши диверсионные рейды. В этом я вижу корень наших достижений – в самый решительный момент у противника начала сказываться нехватка боеприпасов и материально-технических средств. Конечно, они попали в трудное положение, но я бы не стал раньше времени кричать о победе. Враг еще очень силен. Если они найдут лазейку и сумеют соединиться…

– Понятно. Срочно собирайте совещание, на нем должны присутствовать все высшие офицеры. Оперативному отделу немедленно представить сводку о проведенной операции и оценку состояния дел на сегодняшнее число. Пошлите за шо-са Сакаде.

Фухито и Турневиль переглянулись. Тревога кольнула Теодора – они что-то скрывают?

Наконец Турневиль прочистил горло.

– Шо-са Сакаде оставила вам зашифрованный голодиск.

– Это все сущая правда, генерал-лейтенант Финан. Легион так и не смог захватить Россер. Четырнадцатый полк, оставив линию Россер – Цербер, выставил вдоль линии фронта слабые заградительные отряды: три сильно потрепанных танковых полка и двенадцать полков в резерве – и отступил.

Лиранские офицеры, собравшиеся в лачуге, где разместился штаб экспедиционного корпуса, скептически переглядывались. Кое-кто позволил себе ухмыльнуться – ох и складно врет этот драк. Комендант Вернер Джонс угрюмо смотрел на перебежчика. Генерал-лейтенант Патрик Финан уже имел с ним разговор и теперь спокойно посматривал то на Джонса, то на Турневиля. Он специально собрал всех своих офицеров, чтобы те хорошенько потрепали новоявленного «помощника» – что он там таит за пазухой?

– На каком основании мы должны доверять вам, лейтенант Турневиль?

Перебежчик потер веки, потом отчаянно, ладонями, пригладил рыжие волосы. На предварительном допросе его выжали как лимон, теперь он выглядел усталым, однако ясности мыслей не терял. У него еще была спрятана козырная карта.

– Конечно, я не ожидал, что вы вот так, сразу, поверите мне на слово. Вот почему я захватил с собой дискету. Это объективные данные. Легион находится при последнем издыхании. Сейчас его можно взять голыми руками. Если вы интересуетесь, почему я перешел на вашу сторону, то я так скажу – у меня достаточно воображения, чтобы представить, как вы поступите с пленными. Я не хочу разделить их участь.

– И по этой причине вы решили переметнуться к нам?

Турневиль ничего не ответил, угрюмо поглядел на Джонса, потом обвел взглядом всех присутствующих на заседании офицеров. Остановил взор на Финане.

– Господин генерал-лейтенант! Десять лет я честно служил Синдикату. Я был хорошим солдатом, честно исполнял свой долг, но вот невезуха… Стоило мне однажды открыть рот, заявить – что-то неладное творится в нашем руководстве, – как меня без долгих разговоров сослали на Вегу. Заставили, так сказать, прикусить язык… Вам не нужно объяснять, что это за дыра. Пять лет здесь, на этой поганой земле. С ней нельзя ужиться, она то поливает вас дождем, то терзает ветрами… – Финан махнул рукой:

– Оставьте лирику, лейтенант. Говорите по существу.

– Так точно, господин генерал-лейтенант. Я всеми правдами и неправдами пытался вырваться отсюда, но это такое гиблое место, что, раз уж попал на Вегу, отсюда уже хода нет. Так и будешь служить до окончания контракта. Хорошо, спросил я себя, закончится контракт, с чем ты останешься? Десять лет в войсках, а все еще лейтенант. Ну, вытолкнут на пенсию в капитанском звании, что это будет за пенсия?

– Может, вы бездарно служили, Турневиль? – подал голос Джонс. – Или у вас есть какие-нибудь тайные грешки?..

– О нет, господин комендант, – возразил Вен – У вас наверняка достаточно сведений о штабных офицерах местных полков, входящих в Легион Веги. Там все про меня написано – ни единого взыскания, исключительно благодарности.

– Да, мы познакомились с этими данными, – кивнул Финан.

– Вот я и говорю, на что мне было рассчитывать? Ваше вторжение для меня как манна небесная. Вот он, мой шанс, сказал я себе. Теперь есть смысл все поставить на карту.

– Но вы же смертельно рисковали, переходя линию фронта, – заметил генерал-лейтенант. – Как в прямом, так и в переносном смысле. Что на той стороне, что на этой… В таком случае вы должны иметь нечто такое, что могло снять все подозрения, а вы что принесли? Голографическую дискетку? Легион разбит и находится при последнем издыхании? Это все несерьезно, лейтенант. Это нас не устраивает.

– Конечно, рисковал, а чего ж без риска добьешься. Я сказал себе – пока люди Штайнеров не начали наступление, ты еще можешь хотя бы на что-то рассчитывать, потом будет поздно. Драконы продержатся день-другой, потом – каюк! Я хочу жить.

– Что ж, мы будем рады увеличению числа заключенных в лагере для военнопленных, лейтенант, – сказал Джонс.

– Это был бы наихудший исход, но я не думаю, что вы допустите подобную ошибку Вы даже не успели просмотреть дискету до конца.

– Что-то я не понимаю, о чем вы? – Финан с недоумением взглянул на перебежчика. – Мы вроде все просмотрели…

– Нет, генерал-лейтенант. Вы просмотрели только два файла, а на диске записан еще и третий. Попробуйте вызвать массив, поименованный «Съезд седых».

55
{"b":"6171","o":1}