ЛитМир - Электронная Библиотека

Хвала тебе, Будда, что сохранил его в трудах и сражениях! Выражение несколько высокопарное, но Констанция ничуть не пожалела об этом. Вон какой шрам рассекает правую сторону лба от виска до брови. Теодор ни разу в своих письмах не упоминал о тяготах войны, о полученных ранах. Теперь Хранительница сама убедилась – братишке пришлось побывать в серьезных переделках. Томое во время коротких встреч с родственницей, когда привезла, а потом навещала детей на упрятанной в тайном месте вилле, где Хохиро и Оми жили под присмотром монахов ордена, тоже помалкивала о тех трудностях и опасностях, которые выпали на долю мужа на Марфике и Веге.

Констанция с нескрываемой любовью и заботой смотрела на брата…

Шрам заметно старил Теодора, с виду теперь это был зрелый, испытавший радость побед и горечь поражений воин. Не то что в двадцать восьмом году, когда его наградили Гроздью Катаны. Бросалась в глаза худоба и тот обычный для участвовавших в боях пилотов красноватый, с кирпичным оттенком, цвет лица, который появляется после долгих маршей, пребывания в жаркой тесной металлической коробке, необустроенного быта, ночевок в рубках. Хотя, конечно, он заматерел, налился силой, в глазах появился особый проблеск, прищур, который выдает в нем человека, много повидавшего. Исчезла нетерпимость и некоторая горячность, какие были присущи ему в юности.

Теперь Теодор стал тем человеком, которых обычно называют самураями. Именно таким воином хотел видеть его отец. Почему же, удивлялась Констанция, Такаши до сих пор не доверяет докладам, в которых сообщается, с каким количеством врагов Синдиката сумел справиться наследный принц. Он достойно, просто героически повел себя во время вторжения войск Дома Штайнера. Они разгромили гарнизоны на многих приграничных мирах, а кое-где позволили себе проникнуть в исконные системы Синдиката.

В час беды страна нуждалась во вдохновляющем примере, пусть небольшой, но громкой победе. Кто первый доказал, что врага можно бить? Конечно Теодор, который в результате блестяще проведенной на Веге операции буквально вымел с планеты захватчиков.

Порвав с Волчьими Драгунами, Координатор повел какую-то странную политику в отношении Дома Штайнера. Он постоянно что-то выжидал и в тот момент, когда Легион Веги добился крупного успеха, не решился поддержать план наступательных операций, предложенных сыном. Более того, наградив Гроздью Катаны наследного принца, он вручил ту же самую награду Черенкову, причем церемонию награждения провели на Диероне.

Это не политика, а какие-то судорожные, не имеющие между собой логической связи выходки. Единственная последовательная линия, которую можно было высмотреть в поступках Координатора, касалась исключительно взаимоотношений с родным сыном. Все эти пять лет они общались с помощью официальных докладов, отчетов с одной стороны и предписаний, циркуляров, приказов, посылаемых другой стороной. С того трагического дня, когда отец и сын поссорились во дворце в Люсьене, они ни разу не встречались.

Это был роковой тупик, и Констанция прикладывала все силы, чтобы внушить Координатору, что с Теодором больше нельзя обращаться как с несмышленышем. Нельзя держать его вдали от столицы, вне большой политики, государственных решений, вне ответственности, которую стареющему Такаши нести становится все труднее и труднее. Любым способом пора столкнуть с места этот камень – более опасной угрозы благоденствию Дома Куриты Констанция в те дни не видела. У нее складывалось впечатление, что Такаши сознательно накаляет обстановку. На что же он надеется, когда струна лопнет? Вся Вселенная пришла в движение, на окраинах Внутренней Сферы появились какие-то страшные Кланы, о которых предупреждал полковник Вулф, а повелитель и наследник одного из самых могущественных государств, расположенных на освоенном пространстве, не общаются друг с другом.

Полководец Самсонов, губернатор провинции Галедон и командующий местным военным округом, своими неуклюжими действиями окончательно испортил отношения между Драгунами и Синдикатом. В результате вспыхнувшего конфликта несколько наиболее боеспособных соединений драконов были разбиты, другие понесли значительные потери, а Драгуны ускользнули в пространство, контролируемое Дэвионами. Разгневанный Координатор приказал примерно наказать Самсонова, тот, в свою очередь, поднял мятеж и вместе с Пятым Галедонским полком боевых роботов, прихватив с собой большое количество вспомогательных частей, удрал на Периферию.

КВБ приложила все силы, чтобы эта новость не дошла до средств массовой информации. Агенты распустили слух, что Самсонов якобы погиб после сражения с Волчьими Драгунами, – испытывая чувство разочарования, он вместе с некоторыми преданными ему офицерами совершил сеппуку. Таким образом, позор поражения был как бы смыт. Констанция тогда отметила, что даже министерство информации Дома Дэвиона, славящееся на всю Внутреннюю Сферу своими идиотскими заявлениями, не смогло бы придумать подобного клинического бреда.

На место сбежавшего Самсонова назначили Кестера Сунь Цы, переведенного на Галедон из округа Пешт. Этот опытный и сведущий в военном строительстве генерал сразу понял, что с наличными силами, которые остались в округе, бессмысленно преследовать сбежавших Волчьих Драгун. Тем не менее Такаши упорно требовал наказать «предателей». Скоротечная война против наемников подорвала возможности фронта сдерживать натиск войск Дэвиона. Положение восстановилось, когда Цы наладил боевое взаимодействие со своим соседом, командующим военным округом Бенджамен, генералом Шотугамой. Все равно части ОВСД с трудом сдерживали напор Федерации Солнц. Только когда Такаши наконец избавился от навязчивой идеи отомстить наемникам и всерьез взялся за организацию обороны, положение удалось стабилизировать. Драконы нанесли Федерации несколько поражений.

Следом Такаши опять неловко дернулся – он не придумал ничего лучше, как назначить главнокомандующим сравнительно спокойным военным округом Пешт отца Констанции, Маркуса Куриту. Такаши, казалось, окончательно ослеп и перестал замечать властолюбивые замашки своего родственника. Тот прочно устроился в тылу полыхающей войной границы и затаился.

Констанция любила отца, но в то же время она отлично понимала, что тот никогда не сможет устоять перед призраком власти. Стоит обстоятельствам поманить его видимостью надежды, как он закусит удила. В этом они – Такаши и Маркус – схожи. Они постоянно живут в плену бредовых идей, и только незаурядные мозги позволяют им держать себя в руках. До поры до времени… Такая страстность, приверженность одной идее была и сильным и слабым местом в характере всех представителей Дома Куриты.

Более всего Констанцию тревожило, что военный округ Пешт граничил с территорией Расалхаг, где у Маркуса Куриты были обширные связи. Эта провинция всегда считалась его главной базой. В таких условиях до мятежа рукой подать. Какая судьба в таком случае ждет Синдикат? Сколько она ни беседовала с Координатором, все напрасно. Она не могла понять его логику. В чем она заключается, на каких принципах базируется? Ей было страшно подумать – хотя эта догадка все чаще мучила ее, – что Координатор под напором несчастий, бед, разразившейся войны просто растерялся. Не успевая следовать за событиями, он порой делал вид, что ничего не случилось. Не было такого события – и все тут. А то вдруг ярился и начинал гонять весь Люсьен в поисках виновных. В таких случаях он проявлял дьявольскую настойчивость и последовательность. Так получилось и с наемниками… Они давно уже пересекли линию фронта, а в КВБ был создан целый отдел, которому поручили подготовить планы сокрушения Волчьих Драгун.

С другой стороны, перемещение Маркуса в Пешт могло означать назначение Теодора на должность начальника гвардии отоми, третий по значению пост в военной иерархии Синдиката. Хорошо, если так… Рано или поздно все наследники престола проходили эту ступень. Но, имея дело с Такаши, ни в чем нельзя быть уверенным.

Констанция махнула своим приближенным, чтобы оставались на месте, сама же подошла к Теодору. Брат и сестра обменялись поклонами.

61
{"b":"6171","o":1}