ЛитМир - Электронная Библиотека

– Придет, – после долгой паузы откликнулся руководитель. – Обязательно придет. Это в его собственных интересах.

– Я ему не верю. Ему ничего не стоит предать нас, – заявила одна из женщин. Она держалась скованно, в голосе проскользнули нотки страха.

– Он никогда не пойдет на это, – заверил ее председательствующий и равнодушно смахнул с бороды невидимые крошки. – Его отношение к драконам всем известно. Впрочем, как и его притязания. Его враги в Люсьене сейчас в таком фаворе, что несмотря на то, что он контролирует пять миров, вполне способны добиться отказа в его ходатайстве о даровании титула великого герцога. Прибавьте сюда такой факт – в тот момент, когда его владения подверглись нападению Дома Штайнера, Курита не прислал на подмогу имперские войска. Будьте уверены, этот человек считает, что в Синдикате у него нет будущего.

– Что ему стоит сдать нас, а в ответ получить надежду на это самое будущее? – с ехидцей в голосе спросил высокий мужчина, раскачивающийся на стуле. Туда-сюда, туда-сюда, беспрерывно, как белка в колесе…

Судя по выправке, это был строевой офицер. Одежда изрядно поношена, рукава форменной куртки вытерты. По-видимому, переживает не лучшие дни. Большой лазерный пистолет, подвешенный на поясе в кобуре, тоже видал виды.

– Надежду-то он получит, но не более того, – ответил руководитель. – Драконы не любят предателей, вряд ли подобный шаг поможет ему получить необходимые кредиты. Разве что при дворе перестанут на него коситься… – Он улыбнулся и снисходительно оглядел присутствующих. – Как я уже сказал, его претензии в прошлом сослужили ему плохую службу. Подобные амбиции никого не доводили до добра. У меня собрано обширное досье – эти бумаги послужат отличной гарантией против дурных мыслей. Своим будущим он никогда не рискнет.

– Хасид Рикол – парень без тормозов, – изогнул бровь военный. – Он на все способен.

Кое-кто из собравшихся, услышав имя, затаил дыхание. Других бросило в краску.

– Никаких имен! – воскликнул один из них. Вояка фыркнул, не скрывая презрения, оглядел своих товарищей, затем прежним насмешливым голосом объявил:

– Что, перетрусили? Забыли, как Джесап уверял нас, что его устройство способно заглушить любые жучки, установленные КВБ?

– Я говорил, что должно, а не заглушит! – пылко возразил Джесап. – Своими глупыми разговорами ты подвергаешь нас огромной опасности.

– Что? Какими такими разговорами?.. – возмутился вояка и рванулся в сторону посмевшего сделать ему замечание коллеги.

Председательствующий едва успел схватить его за рукав куртки.

– Полегче, полковник. Джесап может обвинить вас в нарушении взаимной договоренности доброжелательно вести себя со своими товарищами.

Побелевший Джесап рывком отодвинул свой стул и, спрятавшись за спинами соседей, тонким, ехидным голоском заметил:

– И буду совершенно прав. Слышите, вы, старый боевой конь? Если вы не можете здесь, в нашем кругу, контролировать свою речь, как мы можем доверять вам, когда вы останетесь один?

Полковник сделал зверскую рожу и, шлепая себя по куртке, потянулся к пистолету. Бородатый с невыразимым отчаянием на лице попытался его удержать, чему полковник, собственно, вовсе не противился.

– Ну, ты, маленький…

– Какой приятный круг старых друзей. Вы чем-то напомнили мне двор в Люсьене. Такие же доброжелательные лица, мудрые речи…

Все замерли. В кабинете наступила мертвая тишина. Только спустя несколько секунд кое-кто отважился повернуть голову в сторону входа.

Высокий, крепко сложенный мужчина, стоявший у порога и придерживающий одной рукой занавеску, дождался, пока публика насладится его появлением. Он всегда предоставлял обывателям эту возможность – прежде чем крепко взнуздать их. Рядом с ним переминался с ноги на ногу невзрачный, смущавшийся самого себя человечек.

Атлетическое сложение герцога, его рост, прекрасный наряд – бордового цвета костюм, обшлага, лацканы и воротник отделаны золотым шнурком – прекрасно контрастировали с серым мешковатым одеянием его спутника. Герцог был великолепен – глаз не отвести. Особенно от алого кушака, к которому был приторочен меч-катана в вишневого цвета ножнах. Хорош был и огромный берет, одним краем свисавший на правое плечо. Густой красный цвет его в сумерках кабинета казался черным.

Герцог холодно оглядел собрание заговорщиков, затем принялся медленно стягивать кожаные перчатки. Не спеша, палец за пальцем…

Первым опомнился бородатый председатель. Он замахал рукой на невзрачного человека, указавшего герцогу дорогу в таверну – убирайся, мол, поскорее! – затем вскочил с места и бросился к Риколу:

– Ваша светлость, это так любезно с вашей стороны – принять наше предложение…

– Я его еще не принял, Ярл…

Бородатый тут же перебил его – не хватало, чтобы герцог вслух назвал его фамилию.

– Мы тут все старые друзья, так что не стоит вот так, вслух, на публике… – заявил он.

Как ни крути, но такая вольность опасна. Он сам проверил устройство, принесенное Джесапом, но, как говорится, береженого бог бережет

– Подайте нам пример куртуазного обхождения, – добавил председатель. – Когда встречаются друзья, они вполне могут обойтись без имен и тем более фамилий. Одними только дружескими прозвищами…

Герцог улыбнулся и кивнул. Вроде понял, с облегчением подумал председатель. Что-то в улыбке Рикола пришлось ему не по душе, однако не было времени задуматься над этим.

– Я, например, Алмаз, – объявил председатель. Затем он по очереди представил присутствующих. Каждый из них был назван каким-нибудь драгоценным камнем.

В конце церемонии председатель объявил:

– А вы, мой друг, будете именоваться Рубином. Все вместе мы составляем гроздь самоцветов, входивших в корону Расалхага. Ваше место вот здесь. – Он указал на кресло справа от себя. – Сейчас мы познакомим вас с нашим планом. В общих чертах, конечно…

Как только герцог занял предназначенное ему место, Алмаз вытащил радужно поблескивающий голодиск и сунул его в дисковод. Затем тоже сел за стол. Все собравшиеся с необыкновенно серьезными лицами следили за тем, как герцог знакомится с данными.

В одном месте он сделал замечание:

– Эти области, как мне кажется, слабо защищены.

– Обратитесь к компьютеру, Рубин, – ответил председатель. – Задайте ему вопрос. Любая информация, какая вам потребуется, включена в его память. И зашифрована так, что никто не сможет добраться до нее через наши головы.

Рикол недовольно пробормотал что-то и вновь обратился к компьютеру. Между тем председатель предложил заказать закуски, чтобы занять остальных членов сходки, пока герцог будет знакомиться с подробностями.

Наконец Рикол откинулся в кресле, потер шею.

– Итак, что вы решили? Присоединяетесь к нам? – спросил человек в форме гвардии Расалхага.

Рикол холодно взглянул на него, тот невольно вздрогнул.

– Я должен посоветоваться, – ответил герцог.

– И вы не желаете принять на себя никаких обязательств? – спросил Алмаз.

– Мне кажется, что в вашем плане не все продумано, там есть слабые места.

– Люди, которые не желают взять на себя определенные обязательства, очень опасны, – буркнул полковник. В его голосе прозвучала откровенная угроза. – А с людьми, представляющими опасность, порой происходят несчастные случаи.

– А вот у тех людей, – откликнулся Рикол, – которые делают из мухи слона и начинают суетиться там, где нет никакой угрозы, – нервы не в порядке. С такими впечатлительными натурами тоже может всякое случиться. – Он взглянул прямо в глаза полковнику и веско, не повышая голоса, добавил: – Прочь с моей дороги, и я уйду с вашей. Если вы посмеете причинить мне какие-либо неприятности, я в долгу не останусь.

Полковник сжал губы, сузил веки – однако ему хватило здравого смысла не затевать новую склоку. Алмаз перевел дух – слава богу, нашелся человек, который сумел заткнуть рот этому психу. На каждом заседании одно и тоже.

В этот момент герцог обратился к присутствующим:

7
{"b":"6171","o":1}