ЛитМир - Электронная Библиотека

Он покрепче сжал плечи Томое, жена совсем ослабла. На большее они не имели права.

Да будет так!

– Пора идти, – сказал принц.

XLII

Веселый квартал

Дебер-Сити

Бенджамен

Военный округ Бенджамен

Синдикат Дракона

15 января 3031 года

Как только Миши отворил дверь в известное ему заведение, нестерпимый шум и ритмичное грохотание, сопровождавшее истошные музыкальные рулады, ошеломили принца – он едва не отпрянул от входа. Затем, выругав себя за нежность, шагнул вслед за Миши. Оглушительное, до боли в висках, битье ударника, вой электросаксофонов и труб вдруг неожиданно обеззвучили его. Уши словно ватой заложило… В зале было куда темнее, чем на ночной, освещенной светом неоновой рекламы улице. Только спустя несколько минут он сумел разобрать, что творится в этом гадючнике, или, как высокопарно заметил Миши, рассаднике порока.

Уровень, где дергалась в танце плотная толпа, располагался значительно ниже входной двери – туда пришлось спускаться по лестнице. Над этим скопищем рож, фантастических одеяний, ломаных, покуривающих по углам неприметных или, наоборот, сразу бросающихся в глаза людишек на тончайших нитях висели особые диски-платформы, на которых в лучах направленного света под музыку в эротических позах корчились скудно одетые девицы.

Теодор невольно засмотрелся на одну из них, ближайшую… Она оступилась, пошатнулась и едва не свалилась с платформы в мгновенно загоготавшую внизу толпу. Теодор наконец сообразил, что девушки живые. Конечно, рассудил он, так куда дешевле, чем устраивать голографические изображения.

Следуя за своим компаньоном, он спустился на главный уровень и, держась поближе к зеркально отполированной металлической стене, направился вглубь рассадника порока. Чего-чего, усмехнулся Теодор, а греха здесь в избытке…

Возле стены стояла странного вида парочка – один высоченный, с коряво отогнутой вбок квадратной нижней челюстью, другой маленький, плотный, с заметно выпирающим брюшком. Челочка зачесана справа налево, маленькие усики… Одеты не то чтобы одинаково, а с буквальным подобием – оба во фраках, с сигаретами на отвислых нижних губах. Рядом примостилась еще одна парочка, тоже наряженная на единый манер – в солдатских куртках, свободных штанах, армейских ботинках, – ни дать ни взять отставники или солдаты, потерявшие контракты. Таких вольноотпущенных множество бродило по дорогам Синдиката после неудачных сражений на границах с лиранцами.

Вот наконец и принц с Миши нашли свободное местечко у стены. Тоже, на первый взгляд, побитые «герои» недавних сражений. Их часть расформировали, теперь они трутся по злачным заведениям в поисках хоть какой-нибудь работы. Пальто на Миши от шеи до лодыжек. На плечах, с помощью накладных плечиков, оно расширялось. Дракон Дома Куриты спорот, теперь на этом месте пришито изображение издохшей змеи. Единственная застежка в виде орнаментированного диска скрепляет полы почти у самой груди. Вверху они расходились, обнажая охлаждающий жилет. У Теодора застежка была на поясе. У Миши и принца из-под пальто торчали рукояти мечей, ножны волочились по полу. Принц захватил с собой оба клинка, Накецуна опоясался одним, офицерским.

Отвернувшись от зеркала, Теодор заметил женщину, продвигающуюся сквозь толпу в их сторону. Она ловко избегала протягиваемых рук, шлепала по пальцам, пытавшимся погладить ее сзади или коснуться грудей, выставленных в разрезах свободного, до пят платья. Было видно, что женщина привыкла к подобного сорта ухаживаниям. Миши двинулся ей навстречу. Их разговор принц слышать не мог – оставалось только наблюдать, как Накецуна передал женщине какое-то письмо и впридачу крупную кредитку Комстара. То и другое сразу исчезло за складками декольте. Затем незнакомка указала Миши в сторону бара и ушла.

Миши подал знак компаньону и направился к бару. Теодор пошел за ним. Они заняли свободные табуреты. Миши указал бармену, у которого на одной руке не хватало двух пальцев, на грязные чашки, стоявшие на стойке. Напоминающий клоуна уродец сразу зашустрил, начал часто кивать – тут же убрал грязную посуду, поставил две чистые чашки, налил в них какое-то пойло. Миши между тем водил у него перед носом мятой кредиткой. Теодора сначала заинтересовал выбор Накецуны, когда же вдохнул запах содержимого, его едва не стошнило. Собравшись с силами, он храбро выпил и вопросительно глянул на Миши. Тот словно не заметил его взгляда. Они сидели и ждали.

Бармен прошел со своей вонючей бутылкой по третьему кругу, когда Теодор наконец-то ощутил некоторую неловкость. Чувство было знакомое… Принц чуть развернулся боком и принялся изучать зал. Почему ему вдруг стало не по себе? Он заметил пятерых мужчин, вышедших из прохода, ведущего во внутренние помещения. Полутьма в зале надежно прикрыла их лица, только свет из прохода очерчивал фигуры.

Первые двое, несомненно, были кобун – рядовые члены якудзы. Так сказать, ее солдаты. Крепкие, мускулистые ребята. Оба одеты в жилеты из шкуры шигилии, радужно поблескивающей в дробном скудном свете зала. На двух других отлично сшитые деловые костюмы, под пиджаками рубашки апаш, особенно популярные в то время среди сотрудников корпораций Внутренней Сферы. Те же кобун, смекнул Теодор, только рангом повыше.

Пятый заметно отличался от соседей, хотя на нем тоже был деловой костюм. По-видимому, ойабун, явившийся на встречу.

Он что-то сказал одному из телохранителей. Тот поклонился и внимательно выслушал наставление. Затем все четверо направились к бару, а их главарь между тем отступил назад и скрылся в проходе. Теперь свет упал на его лицо. Тонкие губы, гладко зачесанные на пробор седые пряди. Волосок к волоску… Теодор поразился, как тот замечательно выглядит, такому красавцу самое место при дворе в Люсьене. Миши предупреждал, что ребята из заведения одеваются весьма прилично – никаких черных повязок на одном глазу, широкополых шляп, черных плащей, безумно сверкающих взглядов… Все как у людей…

Четверо кобун подошли к Курите и Накецуне. В этот момент музыка резко оборвалась, и в зале наступила тишина. Только спустя несколько мгновений со стороны игральных залов донесся шум.

Тот, что пониже, из той парочки, одетой в деловые костюмы, грубовато сказал:

– Нецуми-сан не может вас принять. Он очень занят.

– Какая жалость, приятель, – покивал Теодор и медленно повернулся к говорящему. – Какую прекрасную возможность он упускает.

Кобун чуть усмехнулся, однако взгляд у него оставался таким же напряженным.

– В солдатах не нуждаемся, – презрительно объяснил он. – Если действительно желаете вступить в семью, есть вакансии уборщиков. Неубранных сортиров тоже хватает.

Теодор по достоинству оценил оскорбительное предложение. Таков обычай, новичкам обычно поручали самую грязную работу, включая домашнюю работу в жилье хозяина. Порой проходили годы, прежде чем новый якудза поднимался на следующую ступеньку и начинал принимать участие в настоящей работе. Но туалеты! Это слишком… Этой работой занимались исключительно женщины.

– Я и мечтать не смел занять ваш пост, мадам, – ответил Теодор.

Ноздри у кобуна раздулись от гнева. Он фыркнул, схватил Теодора за лацканы пальто, однако принц был готов к подобному повороту. Прямо с табурета он бросился в атаку – ударил бандита подвздох. Якудзу отшатнуло назад, он рухнул на пол и отчаянно закашлялся.

Тут же вскочил Миши, ногой отбросил табурет. Два других, попроще одетых кобуна двинулись на непрошеных гостей. Накецуна повторил прием принца и врезал двум другим бандитам по животам. Теодор не сразу понял, что случилось. На лицах нападающих отразилось крайнее изумление. Миши отдернул руки, и с лезвий, выдвинутых из рукавов, потекла кровь. Он тут же повернулся к четвертому – тот отшатнулся и бросился к проходу

Те двое, что упали на пол, вдруг заорали так, что ушам стало больно.

Четвертый, мчавшийся через зал, неожиданно выхватил пистолет, однако открыть стрельбу не решился. Теодор, бросившийся за ним следом, выхватил меч и ударом клинка снизу выбил оружие, затем, коротко взмахнув, отсек левое ухо.

71
{"b":"6171","o":1}