ЛитМир - Электронная Библиотека

Черенков, не вставая с места, низко поклонился – правда, Сабхаш отметил промелькнувшую двусмысленную улыбку на его лице.

– Как прикажете, Координатор. Позвольте быть искренним до конца. Меня беспокоит, как идет переформирование полков Дженоши и Риукена. Что-то движутся они не в том направлении, и программа обучения какая-то односторонняя. Обучают их исключительно офицеры, близкие к принцу Теодору. Он утверждает, что все они имеют боевой опыт…

– А вы что, настаиваете, чтобы их обучали вчерашние кадеты или ваши так называемые специалисты по сидению в штабах?

– Нет, но… – развел руками Черенков. – Я в том смысле, что мало ли куда может повести такое войско мятежный генерал.

М-да, этот не остановится, глядя на Черенкова, прищурился Сабхаш. Что на этот раз скажет Такаши? Однако тот спокойно уселся в кресло, принялся перелистывать доклады, которые ему каждое утро клали на рабочий стол. Так продолжалось несколько минут. Директор КВБ находился в полной растерянности. Он понять не мог, что происходит с повелителем. Когда, по какой причине он вдруг размежевался с действительностью и с той же предельной аккуратностью и последовательностью начал выстраивать вокруг себя выдуманный мир?

Нельзя сказать, что он полностью порвал с реальностью, – в том-то и дело, что два восприятия существовали в каком-то тесно спаянном органическом единстве. Если он и впал в психическое расстройство, то оно было какого-то упрощенного, школярского рода.

Координатор поработал с бумагами, потом поднял голову На его лице появилась добродушная улыбка.

– Придется распорядиться, чтобы войска, прошедшие обучение новым тактическим приемам, были распушены, а их личный состав распределили по другим частям. Как только Теодор лишится своего боевого ядра, он сразу потеряет силу Так что, генерал Черенков, можете не опасаться. Если даже Теодору удастся заручиться поддержкой политических кругов, если он завоюет популярность среди простолюдинов, ему никогда не обзавестись военной силой.

XLIV

Военный городок ОВСД

Почунг

Синьянь

Военный округ Бенджамен

Синдикат Дракона

18 июня 3031 года

В огромном, напоминающем пещеру зале в пять рядов выстроились странные, яйцеобразные тела, каждое из которых было вмонтировано в особую кубическую конструкцию, собранную из уголков и опоясанную скопищем перепутанных проводов. Возле каждой ячейки стоял присматривающий техник, он замерял уровень охлаждающей жидкости, проверял разъемы, но большая часть обслуживающего персонала сновала по проходам. Все трудились в поте лица, собирались группами то возле одного яйца, то возле другого, хватались за отвертки, что-то подсоединяли, что-то отсоединяли, при этом старались не касаться разогретой до оранжевого цвета поверхности.

Со своего места в контрольной будке Дечан мог наблюдать, как толково работают собранные в тренажерном зале команды специалистов. Вот что значит опыт и умение! Недаром Ковальский ухлопал бессчетное количество часов на обучение своих людей грамотному обслуживанию этого гигантского тренажера, с помощью которого можно сразу обучать как одиночного пилота, так и копье, а при некотором упрощении программного обеспечения – и роту боевых роботов. Причем все упражнения проводились в обстановке, приближенной к боевой. Когда речь шла о занятиях с отдельным бойцом, то можно было добиться почти полной имитации боевых действий. С копьем посложнее, но правдоподобие удавалось сохранять. Вот с ротами худо, однако Томое утешалась тем, что даже такие схематичные боевые упражнения дают неоценимые результаты. Во время полевых маневров воины полков, личный состав которых набрали на Риукене и Дженоши – там они и формировались, – показывали такую сноровку и слаженность действий, которая была немыслима при прежних методах обучения. Раньше инструктор объяснял задание на словах – разве что использовал схемы и учебные фильмы, – затем пилоты рассаживались по машинам и пытались в натуре повторить тот или иной тактический прием.

Теперь никому не надо было предварительно разжевывать – просто назывался номер упражнения, и пилот закреплял в поле полученные на тренажере навыки. Во время полковых учений Теодора поразил прогресс, который показали воины. Сами пилоты теперь постоянно требовали предварительной отработки тех или иных схем на тренажере. Ковальский, издерганный донельзя, в который раз объяснял командирам батальонов, что не на все виды боевых действий пока составлены программы, что не все еще доведено до совершенства, впереди бои с иным соотношением сил, другими параметрами повреждения своей и вражеской техники.

Вот и на этот раз он с недовольным видом восседал в другом углу прозрачной кабины, заставленной всевозможным оборудованием, окруженный целой свитой помощников. Все были заняты делом – в эту минуту мозговой центр готовил сокрушительный артиллерийский обстрел наступающей роты роботов. Роте приказали прорваться сквозь заградительный огонь с минимальными потерями и продолжить атаку, сменив при этом основное направление на сорок градусов вправо. Возле Ковальского стояли Томое Сакаде и таи-са Наримаса Асано с Дженоши. Как раз его роте предстояло попасть под огненный шквал.

– Задание третье, – объявила Томое. – Начинать движение по моей команде.

Дечан замер, занес руку над клавишей. В расположенном поблизости здании на полную мощность заработал исполинский компьютер, вспышками разрывов оживляя окружавшую бойцов местность, швыряя их в кабинах, как щепки, при этом на контрольном экране каждого пилота появлялись сведения о повреждениях, полученных машиной. В этих жутких условиях роботам следовало выйти из-под огня, найти укрытие либо с помощью маневра оторваться от вспышек и грохота. Это было испытание на выдержку, на умение, не все с первого раза выдерживали его, тогда они сами просили вновь и вновь подвергнуть их подобному обстрелу.

Истекали пять минут. На экранах стали появляться результаты выполнения упражнения. Рота потеряла всего две машины, остальные оказались в состоянии продолжать движение в направлении правого фланга обороны противника. Командир роты перегруппировал свои силы и составил ударный кулак, который навалился на вражеские позиции, все сметая и сокрушая на своем пути.

– Ваши ребята, таи-са Асано, с каждым разом действуют все лучше и лучше, – заявил Дечан.

– К сожалению, это не более чем игра, таи-и Фрезер, – откликнулся тот. – Кто знает, как они поведут себя, когда встретятся с настоящими боевыми роботами.

– Да, – с горечью сказала Томое, – такой возможности у нас нет. Но даже если бы и была, мы не имеем права бросать в бой необученных новичков. А после тренажера, я уверена, они смогут достойно принять брошенный им вызов.

– Это уж точно, – подтвердил Дечан. – Когда после имитатора меня в первый раз сунули в боевые условия, все оказалось куда проще, чем я ожидал. Знаете, как неприятно, только-только овладев навыками вождения и кое-как постреляв на учебном полигоне, вдруг оказаться под настоящим огнем.

– Под каким огнем! – возмутился Ковальский. – Разве это огонь – так, щекотанье. Если бы у меня была возможность составить полноценную программу, вот это был бы огонь.

– Вы, господин Ковальский, имеете в виду, что у вас есть кое-какие соображения на этот счет? – удивленно спросил Дечан. – Вы беретесь улучшить программу обучения наемников?

– Уж чего-чего, а соображений у него всегда в достатке, – засмеялась Томое. – Ковальский-кун сам наполовину компьютер, так, по крайней мере, заявляют другие специалисты. Они утверждают, что его матерью была «Мультимак-2700».

Ковальский нахмурился.

– Этой шутке уже сто лет, шо-са Сакаде. Я не нахожу в ней ничего остроумного.

– Прошу простить, Ковальский-кун, – извинилась Томое.

– Принято, – буркнул Ковальский.

– Так как насчет полноценной программы обучения таких подразделений, как рота? – повторил вопрос Дечан.

74
{"b":"6171","o":1}