ЛитМир - Электронная Библиотека

Он верил, что отец заблуждается, что открытая и честная политика, следование законам чести способны снять все трудности в отношениях с подданными, восстановить суровый моральный климат древнего воинства, так необходимый в преддверии войны Повзрослев, он решил, что взгляд отца на сущность власти был хорош в прошлом, но ныне совершенно устарел.

Теперь настал день, когда Теодор оценил непреходящую мудрость, таившуюся в словах отца. Что же со мной творится, подумал он. Когда же я успел измениться до такой степени, что вынужден следовать обстоятельствам?

Ужасало то, что он ни с кем не имел права поделиться подобными мыслями. Все должен таить в себе. Только заикнись, например, при Миши, что честь – это ничто по сравнению с конкретной государственной выгодой, и – прощай, друг! Хотя, с другой стороны, как раз Миши Накецуна более других способен понять его, ведь он сам, действуя в интересах спасения чести своего господина, не раз шел на сделку с собственной совестью.

Миши сказал:

– Я принимаю ваш упрек, – и собрался уйти.

– Подожди. Я не хочу, чтобы твое имя хоть в какой-то мере связывали со смертью Кингсли. Не смей появляться вблизи его отсека. Что будет, то будет.

Глаза Миши широко раскрылись.

– Я, конечно, не отношусь к вашим парням-ниндзя из КВБ, но свое дело знаю хорошо. Я должен помочь человеку, которого толкнул на это, Теодор. Я не сотворю ничего такого, что может бросить пятно на ваше имя.

– Я не сомневаюсь в твоем искусстве владения мечом, дружище. Я другое имею в виду. Я не могу допустить, чтобы твое имя связали с судьбой Кингсли, иначе у тебя будет много хлопот в будущем, когда ты заменишь его на посту губернатора. Я не хочу, чтобы обыватели говорили, что к вершинам власти ты шел по трупам. Это не нужно ни тебе, ни Синдикату.

– О чем вы, господин?

– Я предлагаю тебе должность таи-шо Диерона.

– Не самый лучший выбор, – не задумываясь, откликнулся Миши. – Спорное решение.

– Ты должен справиться. Я крайне нуждаюсь в надежном человеке именно в Диеронском округе. Это стратегический пункт.

Миши вернулся, подошел к окну и взглянул на хребет, который подковой окружал город Тацуяма. Не поворачиваясь, ответил:

– Ради нашей дружбы, ради тех испытаний, которые мы перенесли, добираясь до верхушки якудзы, прошу, измени решение.

– Я долго думал. Нет и еще раз нет! Этот район – краеугольный камень в системе обороны Синдиката. Я перебрал всех, и не по одному разу. Мне здесь нужен не только верный исполнитель, но человек, который способен держать руку на пульсе событий, совершающихся за пограничной чертой. Здесь должен сесть человек разумный, с инициативой. Предложи кого-нибудь другого, и я поменяю решение.

– Верность должна быть на первом месте?

– А ты как считаешь? Плюс все другие перечисленные условия. Хочешь взглянуть на карту?

– Не надо. Я знаю, что вы мне покажете. Если вторжение начнется, то оно начнется через Диеронский военный округ.

– Да. Не я – Синдикат нуждается в тебе. Ты двадцать четыре года в армии, знаешь, что к чему. Приказ-то я отдам, но хочу, чтобы ты осознал…

Наступила тишина, долгая, нервная.

– Когда мы встретились в первый раз, – произнес Миши, – ты сказал, что Дракон стоит перед такой угрозой, которую он доселе не испытывал. Речь идет о существовании государства… Тогда я поверил, что ты сможешь остановить и разгромить врага. Я дал слово служить тебе честно, но я никак не думал, что дело дойдет до командования военным округом. Но, как говорил Черенков, из песни слово не выкинешь. Я согласен.

Миши повернулся и, приблизившись к Теодору, принял из его рук приказ о назначении, а также отличительные знаки таи-шо. Он тут же прицепил их на воротник кителя. Теодор с некоторым внутренним недоумением посматривал на нового губернатора. Отношение Миши к новому назначению удивило принца. Он рассчитывал, что Накецуна будет обрадован, выразит благодарность, а он что сказал? Готов служить отечеству? А как же повелитель? Ему он что, служить не намерен?

Резкий стук в дверь отвлек его. Не дожидаясь разрешения, в комнату вошла шо-са. Она отвесила глубокий поклон и сообщила, что прибыла делегация Комстара во главе с примасом ордена. Теодор кивнул и отослал ее. У порога окликнул:

– Подождите, шо-са. Вы будете сопровождать меня.

– Разрешите откланяться, принц? – спросил Миши.

– Нет, тоже пойдешь со мной. Пора учиться делать политику. В этом будет состоять большая часть свалившейся на тебя нагрузки.

– Слушаюсь.

LV

«Гнездо Дракона»

Гора Тацуяма

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

19 июля 3034 года

Примас Миндо Уотерли буквально ворвалась в зал, куда ее провели на встречу с принцем. Она была в золотистого цвета свободном платье, которое ярко посверкивало в солнечном утреннем свете. Как и в прошлый раз, ее сопровождала регент Диерона и член высшего круга Комстара, длинноногая Шарилар Мори. Как только эти высокопоставленные дамы переступили порог и вошли в комнату, шо-са загородила дорогу их спутникам. Раскинула руки и решительно выпроводила в коридор. Затем отвесила вежливый поклон и затворила двери.

Теодор поднялся со своего места и, широко улыбаясь, направился к гостям.

– Приветствую вас, примас. Надеюсь, вы не устали на пути в горы?

– Куда больше, чем горные ветры, нас утомило долгое ожидание, – сухо ответила Миндо.

Она в упор посмотрела на Миши, облаченного в потертый форменный комбинезон пилота боевого робота, потом перевела взгляд на Теодора, словно спрашивая, что здесь делает рядовой водитель, к тому же почему-то нацепивший генеральские знаки отличия на лацканы воротника.

– Разрешите представить, – обратился к примасу Теодор, – таи-шо Накецуна, новый губернатор военного округа Диерон. Он примет участие в беседе. В дальнейшем через него будет осуществляться связь с Комстаром.

Миндо не смогла скрыть удивления, о чем-то задумалась – наверное, решала сложную задачу, откуда взялся этот Накецуна.

– Как видно, «Гнездо Дракона» немного изменилось с тех пор, как мы встречались здесь с генералом Черенковым?

Теодор сделал вид, что не услышал ее слов, – поддерживать разговор на эту тему у него не было никакого желания, однако и оставить вопрос без ответа он не мог.

– Мы все, подданные Дома Куриты, большие традиционалисты. Крупные изменения не в нашем характере.

Он предложил гостям садиться. Когда те устроились, он сел спиной к окну, чтобы его лицо оставалось в тени. Миши присел позади него и чуть справа, как то было во время их поисков подходов к руководству якудзы.

– Сегодня очень холодно, поэтому я распорядился приготовить этот зал. Рад, что теперь нам не надо прятаться и мы можем вести переговоры как равноправные партнеры.

– Почему бы и нет, – согласилась Миндо. – Теперь вы хозяин Синдиката, вам и карты в руки.

– Не совсем так, – поспешил поправить ее Теодор. – Я не более чем слуга Координатора, его заместитель по военным делам. В данном случае моя должность не имеет значения, просто мне бы не хотелось, чтобы между нами возникло непонимание по этому вопросу.

Миндо попыталась было что-то возразить, даже руку подняла в протестующем жесте, потом неожиданно опустила ее и ничего не сказала.

– Я догадываюсь, – в той же мягкой манере продолжил Теодор, – что вы испытываете некоторое недовольство в отношении того, как выполняются наши обязательства.

Миндо, по-видимому, оценила прямоту принца и кивнула.

– Вы отхватили солидный кусок Свободной Республики Расалхаг!..

– Правильно. Это было необходимо, чтобы заткнуть рот некоторым экстремистски настроенным членам правительства и Военного совета.

– Экстремистски настроенные!.. Хорошо сказано!.. Можно подумать, что вы не смогли бы с ними справиться! Части Объединенного Воинства наводнили Расалхаг. Подобное развитие событий угрожает нашей с вами договоренности.

88
{"b":"6171","o":1}