ЛитМир - Электронная Библиотека

– Очень удобная позиция, – ответил Теодор и обратился к Миндо: – Комстар прославил себя в веках как истинный борец за мир. Ваша организация всегда поддерживала нейтралитет и стремление к независимости, откуда бы оно ни исходило. Вы же сами родились в Синдикате. Вы будете сидеть и наблюдать со стороны, как захватчик терзает миры, на которых прошло ваше детство?

– Я родилась в Синдикате, но мои родители были приверженцами Блейка. Синдикат для меня ничем не отличается от других государств Внутренней Сферы. Мы существуем, чтобы служить всему человечеству, наша межзвездная сеть объединяет всех в единое целое. Мы не можем отказаться от великого служения. Мы просто обязаны помочь тем, кому угрожает нашествие обезумевшего от ощущения силы правителя.

– Хорошо сказано! – воскликнул Теодор. И обнадеживающе, про себя закончил он. К сожалению, даже обладая черными ящиками, засылая орды агентов в святая святых Межзвездной связи, никто пока не может отказаться от услуг Комстара. То, чем теперь занимается Ханс Дэвион, закрывая целые отделения ордена на подвластной ему территории, подтверждает сказанное.

– Я очень рад слышать такой откровенный ответ из уст руководителя ордена. В свою очередь, я хочу доказать, что никогда не имел в мыслях разорвать наше предварительное соглашение.

Хотя и на вашу добрую волю я никогда не рассчитывал. Сейчас опять начнется торговля.

– У меня есть для вас подарок. Мне кажется, он подтвердит искренность моих слов.

Он хлопнул в ладоши. Дверь открылась, и на пороге показалась шо-са. Она держала в руках пакет, завернутый в бумагу. Положила на стол возле примаса, осторожно развернула обертку.

– Что это? – Миндо непонимающе смотрела на военный мундир.

– Генеральская форма.

– Но у нас в Комстаре никто и никогда не носил форму.

Теодор разочарованно вздохнул.

– Мне это известно. Эта форма всего лишь визитная карточка, не более того…

Он еще раз хлопнул в ладоши. В зал вошел высокий крепкий мужчина в сером космическом комбинезоне. Седовлас и седобород… Шагал, словно юноша, без всякого напряжения. Остановился напротив примаса, глянул на нее одним глазом, другой закрывала черная кожаная заплата. Оттуда выбивался узенький шрам, который, взрыхлив щеку, спускался прямо к подбородку.

Миндо с откровенным изумлением смотрела на бородача.

Как вовремя, подумал Теодор, мы обезвредили ее агента.

Примас еще ничего не сказала, но принц уже догадался, что теперь у них разговор получится.

LVI

Дворец канрея

Дебер-Сити

Бенджамен

Военный округ Бенджамен

Синдикат Дракона

3 января 3035 года

Теодор подбросил младшего сына под самый потолок. Всякий раз, как отец пытался остановиться, Минору заливался от смеха и кричал: «Еще!» Наконец принц поставил сына на пол и заявил:

– Мы пилоты боевых роботов, а не летчики аэрокосмической авиации.

Младший сын важно кивнул, затем серьезно добавил:

– Я научусь и тому, и другому.

Теперь Теодор засмеялся, подхватил сына на руки.

– Вижу в тебе, малыш, знакомые ухватки. Если ты так честолюбив, значит, ты – настоящий Курита.

Мальчик повозился на отцовских руках, устроился поудобнее. Наконец успокоился, неожиданно повесил головку и задремал. Теодор глянул на вошедшую в комнату жену.

– Тебе бы почаще видеться с детьми, – сказала она. – Они ужасно скучают по тебе.

– Что поделать, Томое. Дела, дела… Я и так урываю всякую свободную минуту.

– Этого недостаточно.

Теодор почувствовал укоризну в ее голосе, но что он мог поделать.

– Я же не ради пустого словца сказал. В буквальном смысле. Голову оторвать от стола некогда. Времени все меньше и меньше.

– Дракон зовет, – понимающе кивнула Томое. Теодор посмотрел на ребенка, перевел взгляд на жену. Она что, иронизирует? Не похоже… Или он просто перестал понимать ее? В последнее время она стала какая-то скрытная, не поймешь, шутит или говорит серьезно.

– Зешин, – позвал принц.

Старый монах, неподвижно сидевший в углу, встрепенулся, поднял голову. Потом поднялся и необычайно резво, без всякого подобострастия приблизился к повелителю. Поклонился…

– Возьми ребенка. Ему пора в кровать.

Монах осторожно принял Минору на скрещенные руки. Малыш утонул в широких рукавах одежды, расписанной символами О5К. Он было попытался рвануться к отцу, но монах строго попросил мальчика знать меру и вести себя как подобает Курите. Тем более в присутствии тоно. Мальчик охотно зевнул, закрыл глаза, и наставник отнес его, полусонного, в спальню.

Теодор и Томое остались одни. Принц взял жену за руки. Она на мгновение напряглась, потом расслабилась, обняла мужа, прижалась к нему.

– Папа!

Они оба разом обернулись, Теодор увидел старшего сына Хохиро. Тот, босоногий, ворвался в комнату и еще раз крикнул:

– Посмотри, что я нашел.

Теодор и Томое отпрянули друг от друга. Теодор взял сложенный листок бумаги, который принес сын, развернул его. На бумаге был изображен кот, задравший хвост. Мгновенная слабость прошибла принца с ног до головы, однако он не подал вида, спокойно спросил:

– Где ты нашел этот листок? С Оми все в порядке?

Хохиро, словно почувствовав, что с отцом творится что-то непонятное, испугался. Брови у него поползли вверх.

– Все нормально. Она играет в саду.

Теодор переглянулся с женой. Она тут же бросилась к двери, осмотрела сад, затем повернулась и с явным облегчением кивнула мужу – все хорошо.

Теодор вновь обратился к сыну:

– Покажи, где ты нашел эту бумагу?

– В зале, где хранятся твои мечи.

– Там больше ничего не было? Ты внимательно смотрел?..

– Нет. – Мальчик пожал плечами.

Теперь и Хохиро выглядел обеспокоенным. Теодор улыбнулся ему, погладил по голове. Необходимо, чтобы мальчик успокоился.

– Ты правильно сделал, что принес эту бумагу прямо ко мне. Это шифрованное послание, – с видом заговорщика объяснил он Хохиро. – Если найдешь еще что-либо подобное, немедленно отдай маме или мне.

Хохиро кивнул.

– Вот и хорошо, – сказал отец и погладил его по голове. – Теперь ступай в сад, возьми сестру и отведи ее к Тацухаре-сенсею. Скажешь, что пришел срок заняться вашим кендо. Пусть сестренка понаблюдает, как вы занимаетесь медитацией.

– Но урок только в три! – запротестовал Хохиро. Ему так хотелось проникнуть в тайну этого странного листка бумаги.

– Урок начнется сейчас. Ступай!

Хохиро обиженно засопел, однако в присутствии отца выразить свое неудовольствие не посмел. Теодор вместе с Томое вышли на порог и проследили, чтобы Хохиро взял сестренку и повел ее в тень, где располагался старый Тацухара.

– Видела? – негромко спросил Теодор.

– Определенно некогами.

Теодор поднял бумагу, посмотрел на свет – может, там есть какое-либо послание. Ничего, кроме единственного китайского иероглифа. Кот был очень похож на того, что несколько лет назад появился у него в спальне. Вот и жена подтвердила схожесть изображения.

– Что бы это могло означать? У нас в доме нет секретов, за которыми стоило бы охотиться. Система безопасности разработана лучшими специалистами. Кажется, ничего не упущено.

– Скорее всего, это послание. Или напоминание… – ответила Томое. – На мой взгляд, этих котов рисовал один и тот же человек. Но мы можем сравнить…

– Что может означать этот иероглиф?

– Не знаю. Похоже на «верность».

– Они предлагают мне свои услуги?.. Невероятно. С другой стороны, некогами верные подданные Дракона, к тому же на этом теперь можно неплохо заработать.

– Если твоя догадка верна, значит, они поверили в тебя.

– Мне остается только гордиться собой, – усмехнулся Теодор. – Тут есть над чем подумать.

Теодор вернулся в комнату, добрался до пульта связи и набрал секретный код вызова КВБ. Подошла Томое, обняла его сзади за плечи, прижалась. Он повернул к ней голову, посмотрел в глаза. Она ответила коротким кивком. Принц нажал кнопку отмены команды.

90
{"b":"6171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Добрее одиночества
Шестнадцать деревьев Соммы
Слова на стене
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Представьте 6 девочек
Авантюра леди Олстон
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Трамп и эпоха постправды