ЛитМир - Электронная Библиотека

Слишком много жертв…

Непомерно много…

Сколько погибло молодых!.. Из этих хохотунчиков мало кто уцелел. Надеялись отсидеться в штабе. Ей стало до слез обидно за этих молодых, физически крепких парней. Сбей с них шелуху мамочкиного воспитания, папочкиных связей, щелкни их покрепче по носу, и из них могли вы бы выйти неплохие офицеры. Образования и умения им не занимать… Теперь что?

Тут ей пришло в голову, что с выходом из строя Нонди она является старшей по званию и в любом случае ей принимать командование на себя. Она так жаждала взять на себя этот груз, расплатиться с драками за бесцельную беготню за Теодором на Марфике, что всякая жалость, все иные посторонние мысли оставили ее.

Пришел час расплаты.

– Всех офицеров штаба, – громко заявила она, – кто в состоянии двигаться и соображать, прошу собраться в бункере. Всех раненых вынести, трупы тоже. Начальник охраны, спешно вызвать саперов, чтобы те тщательно обыскали здание. Драки могли оставить нам какой-нибудь подарочек… – Кэтлин Хини сделала паузу и грозно заявила: – За дело, господа! Теперь мы повоюем по-настояшему!..

LXIII

Графство Западный Серант

Ан-Тинг

Военный округ Галедон

Синдикат Дракона

9 августа 3039 года

Маршал Ардан Сортек с отвращением откусил от походного пайка, напоминавшего по вкусу концентрированный человеческий пот, струйки которого то и дело попадали ему в рот. Вторые сутки маршал не вылезал из кабины «Победителя». Пожевав, он заставил себя проглотить эту гадость. Теперь бы поспать, с тоской подумал он Вот и все радости походной жизни.

Сортек охотно согласился бы перетерпеть и большие неудобства – это пустяки по сравнению с бесконечными придворными интригами, процветавшими при дворе Дэвиона. Годы, проведенные в Новом Авалоне, научили его играть в подобные игры. В общем, в них не было ничего сложного. Стоит только внушить себе, что человек – самое грязное животное на свете и с ним можно поступать как заблагорассудится, и все остальное становится делом техники. Все равно маршал так и не смог полюбить подобные игрища. С каким облегчением он выслушал приказ, возвращавший его в войска.

Ему поручили командование ударной группировкой, которой предстояло наступать в авангарде первой волны. К тому же под его начало отдали Первый гвардейский полк. Это удача из удач! С такими ребятами он спокоен за успех операции. Что там ни говори, пусть война – грязная штука, все равно это занятие куда чище, чем участие во дворцовых интригах. Убьют так убьют – ничего не поделаешь… В любом случае на войне у человека всегда есть выбор, а в Новом Авалоне не испачкаться невозможно.

К сожалению, его ударная группировка, в отличие от других корпусов, сразу столкнулась с ожесточенным сопротивлением драконов. После первых же дней ему донесли о негласном упреке Ханса Дэвиона – мол, долго возится этот Сортек. Пусть берет пример с других соединений. Маршал воспринял недовольство начальства как должное и все силы отдал на то, чтобы проникнуть в замыслы драков. В том, что у них есть тщательно разработанный, глубоко продуманный план обороны Синдиката, Сортек не сомневался. Почему одни ударные группировки просто маршируют по вражеским планетам, а двум из них драконы навязывают тяжелейшие сражения за каждую пядь земли? За каждый бугорок, за каждое вшивое поселение?..

Прежде всего, ясно, что военная разведка сделала крупную промашку, утверждая, что враг не готов к нападению. Совсем наоборот – они прекрасно знали направления главных ударов и даже, по-видимому, состав группировок. Однако разведслужба, ссылаясь на темпы продвижения первой волны в целом, утверждает, что была права. Обманываться самим и обманывать руководство – последнее дело на войне.

Теперь насчет тактических соображений – драконы встретили его части на заранее подготовленных позициях. Это обстоятельство тоже не радовало. Прежде чем войти в боевое соприкосновение, его наступающим порядкам приходилось прорываться через убийственный артиллерийский огонь. Помимо самоходных батарей, удары также наносили особые подвижные команды, подбиравшиеся почти вплотную к боевым роботам и обстреливавшие их залпами РБД. Наконец, самое главное – в результате тяжелых боев части Федерации с каждым днем все более и более отставали от темпа продвижения, запланированного Хансом Дэвионом.

По внутренней связи от разведчиков, дислоцированных на западных холмах, пришло сообщение, что драки зашевелились. Сортек решил лично проверить, что там творится, – поднялся в рубку своего «Победителя» и направился на запад. Никакой беды не ожидал – все-таки до линии фронта тридцать километров, – поэтому эскортом не озаботился. Местность, лежавшая перед ним, представляла пересеченную грядами невысоких холмов равнину, прикрытую скудной растительностью. Кое-где проглядывали песчаные откосы…

Чувство безопасности испарилось, когда он обнаружил вражеский танк типа «Ведета», быстро преодолевший гребень холмов прямо по ходу движения «Победителя». Никаких сигналов этот танк не подавал – в эфире шла обычная ругань.

Вот когда маршал пожалел, что отправился в путь, не загрузившись под завязку боезапасом и не отремонтировав до конца систему охлаждения, дававшую в последнее время сбои. На войне мелочей не бывает. Долбануть по танку РДД? Но их в кассете всего с десяток штук. Приблизиться и открыть огонь из автоматической пушки? Менее всего в тот момент маршалу хотелось ввязываться в бой, поэтому он привел в рабочее состояние автоматическую пушку «Понтиак-100», встроенную в правую руку его робота, а также лазеры и продолжил движение.

Вполне вероятно, что этот танк принадлежит к одной из его частей. Почему он решил, что это дракон?

– Дерьмо! – выругался маршал.

Вот и ответ – дульный тормоз танкового орудия окрасился огнем, затем танк затянуло белым дымком. Сортек развернул корпус вправо и, наведя перекрестье на вражеский танк, ударил по нему из пары средних лазеров. Снаряд из танковой пушки угодил как раз между ног боевого робота. Сортек добавил скорости и сменил позицию. Надо разделаться с этим настырным, иначе он покоя ему не даст. Сортек открыл огонь по танку с более близкой позиции, тот, в свою очередь, тоже дал два залпа. Оба снаряда попали в «Победителя», однако никакого вреда боевому роботу не причинили.

С семидесяти метров Сортек пустил в ход «Понтиак-100», однако движение помешало прицеливанию. Только один снаряд угодил в танк и рикошетом, завывая, отскочил в сторону. Сортек остановился и, введя поправку, дал еще одну очередь. От броневой защиты танка полетели куски, словно он был изготовлен из дерева. В следующее мгновение танк взорвался, по-видимому, маршалу удалось попасть в моторное отделение.

Сортек не успел поздравить себя с удачей, как две новые «Ведеты» переползли через гребень.

Нет смысла вступать с ними в бои, подумал маршал.

Он настроился на командирскую частоту:

– На связи Сортек, вызываю базу Панголин. Враг в секторе Танго-Ромео семь-три-шесть. Необходима помощь.

Следом он открыл огонь по танкам. Не дожидаясь результатов стрельбы, дал газу и на большой скорости бросился в обратный путь. Взбежав на холм, он на мгновение опешил – в сторону базы ползла колонна танков. Или, скорее, в его сторону… Не менее роты. Он повторил вызов.

Наконец ему ответили.

– База на связи. Немедленно возвращайтесь! – равнодушным голосом сказал дежурный офицер.

– Поздно, Панголин. Они окружают меня. Их тут около десятка.

В эфире на короткое время наступило молчание.

– Понятно, маршал. К линии фронта движется копье роботов. Мы повернем их в вашу сторону. Вам надо продержаться не более десяти минут. Как слышите, маршал? Подтвердите прием.

– Сортек принял. Немедленно объявите боевую тревогу на базе. Обнаружил колонну танков численностью до роты. Если они разделаются со мной, через полчаса доберутся до вас.

99
{"b":"6171","o":1}